Война в Мали: цели заявленные и тайные

15:57 17.01.2013 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото amnesty.fr

 

 

Ситуация в Мали многослойная. Интересов разных тут завязано немало. На первый взгляд – в 2012 году начата война гражданская, к которой сегодня подключаются иностранные силы: Франция, прежде всего, соседние африканские страны, и на втором плане – США, Великобритания и Германия.

Попробуем разобраться, что кому надо?

Ведь, например, скрытый для глаз конфликт вокруг Мали состоит в том, что лоб в лоб здесь столкнулись интересы Франции и США.

И это – только одна из сторон начавшейся трагедии, в ходе которой и люди будут гибнуть, и терроризм начнет стремительно распространяться по региону, и война в песках Сахары вылетит Парижу «в копеечку». Последнее гражданам Франции может особо не понравиться, и тогда вслед за «победителем Джамахирии» Саркози в политическое небытие уйдет и «борец с исламистами в Мали» Олланд.

Так что давайте разбираться в этом, на первый взгляд, локальном, но имеющим далеко идущие последствия конфликте.

Предысторию малийских событий, их корни и причины мы подробно разбирали в статье «Кавардак в Сахеле». Поэтому хотели бы обратить внимание уважаемых читателей, которые интересуются истоками событий, на этот материал.

В связи с этим сейчас не станем углубляться в подробности того, что происходило год и более назад (ниже просто напомним об этом пунктиром), а сосредоточимся на событиях сегодняшних. Тем более, что буквально за несколько дней накопилось столько информации (да ещё кое-что есть из архива), что рассказ будет не коротким.

 

Интервенция назначена

 

13 октября 2012 года Совет Безопасности ООН предоставил африканским странам 45 дней на подготовку военной операции в северных районах Мали, захваченных исламистами и сепаратистами-туарегами. Проект резолюции о военном вмешательстве в Мали в сентябре 2012 года представили Франция.

Находившийся с визитом в Сенегале президент Франции Франсуа Олланд тогда заявил: «То, что происходит в последние месяцы в Мали, где окопались террористы – уже не просто угроза для Западной Африки, всё ещё серьёзнее. Это не просто агрессия против суверенной страны – это вопрос безопасности всего африканского континента и Европы».[i]

Что за террористы окопались в Мали, было уже известно всему миру – север страны захватили боевики экстремистского альянса, в который входят – исламистские группировки «Ансар ад-дин» («Защитники религии») и «Аль-Каида в странах исламского Магриба», а также «Движение за единство и джихад в Западной Африке». Милая такая компания.

В довершении к этим ребятам, на севере Мали появились отряды местных жителей – туарегов, которые обитают на бескрайних просторах Сахары веками, но своего государственного образования не имеют. И вот сразу же после окончания войны в Ливии, затеянной президентом Франции Саркози, бывшие на службе у полковника Каддафи малийские туареги вернулись домой и подняли восстание. Цель – создать свое государство под названием Азават, которое бы заняло две трети малийской территории. С туарегами заключили союз исламисты, но потом они разругались до такой степени, что начали друг друга убивать.

Вот этот альянс и стал в начале 2012 года головной болью, с которой Франция пришла в Совет Безопасности. У правительства самой Мали болели другие места тела, поскольку в те же самые дни в столице Бамако произошел военный переворот, и президента с его командой просто выгнали местные солдаты под командованием некоего младшего офицера, получившего, к слову, военное образование в США.

Так что у Парижа появилась даже головная боль «в квадрате»: его бывшая колония, а ныне зона влияния – Мали, вышла из-под контроля и в столице, и на периферии. Да ещё и разделилась надвое…

С давних колониальных пор ответ на подобные вызовы у метрополии всегда один – железный кулак!

Это во времена Советского Союза Африка пошла по пути самостоятельного развития при активной помощи Москвы, а теперь лихие нравы неоколониализма возвращаются на Черный континент со скоростью лесного пожара, захватывающего все новые территории, – Ливия, Сирия, Кот д’Ивуар, Судан…

После Года Африки (1960 год) прошло всего полвека, и вот опять: «Барин! - страстно замычал Тихон.- Из Парижа!» (И.Ильф и Е.Петров. «12 стульев»).[ii]

…Итак, в октябре 2012 года «для освобождения севера Мали от исламских экстремистов» Совет Безопасности ООН санкционировал развертывание в стране африканского миротворческого контингента под эгидой стран ЭКОВАС (Экономического сообщества стран Западной Африки). В принятой резолюции подчеркивалось, что миротворческий контингент будет действовать, «соблюдая суверенитет, территориальную целостность и единство Мали».

Члены ЭКОВАС (15 западноафриканских государств) были готовы направить в Мали около 3 тысяч солдат. В задачи контингента должно входить «содействие армии Мали в возвращении контроля над северными районами страны», «защита населения» и «обеспечение безопасности гуманитарных грузов».[iii]

Ни о каких военных действиях сил ЭКОВАС упомянуто. Да и о бомбежках французской авиации слова не сказано…

Зато в конце ноября генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун предупредил о нецелесообразности финансирования операции из бюджета ООН (кто ж ему это насоветовал?), что вызвало резкое недовольство ряда африканских стран. Начался торг…

В декабре Совет Безопасности ещё раз вернулся к этому вопросу и 20-го, в канун Рождества, принял новое решение – резолюцию 2085.[iv] Он единогласно одобрил ввод африканских войск на север Мали. Резолюция, опять подготовленная Францией, санкционировала «любые меры, которые помогут правительству африканской страны освободить ее северную часть от повстанцев». О миротворческой операции речь уже не шла…

Совбез ООН подчеркнул, что в первую очередь «необходимо добиться прогресса в деле политического урегулирования», «обеспечить свободу волеизъявления граждан» и «подготовить войска Африканского союза».[v]

Военная операция на севере Мали была запланирована на срок не ранее сентября 2013 года. Обратим внимание на эту дату!

Но вот в январе ситуация неожиданно резко обострилась – исламисты начали масштабное наступление на юг страны. Пока ЭКОВАС с Пан Ги Муном считали деньги, Франция бросилась в бой.

Сам факт внезапного наступления исламистов вызывает вопросы – почему обострение наступило через несколько дней после решения Совбеза ООН, открывшего практически дорогу к иностранной интервенции в Мали? Кто торопится – исламисты или… Париж? И зачем началась эта гонка?

Ведь с первых же дней военной операции французского Иностранного легиона вылезло «шило», которое «в мешке не утаишь» - операция не подготовлена, разведданные недостаточны, французы столкнулись с ожесточенным сопротивлением хорошо вооруженных и обученных отрядов. Вместо первых 400 солдат, Франция уже готова увеличить свой контингент до 2000 человек!

Что-то не складывается…

 

Интервенция начата

 

12 января Франция проинформировала Совет Безопасности ООН о начале военной операции в Мали.

Обратите внимание, войну начали ещё до формального разрешения Совбеза, которое было принято «задним числом». Сначала Франция только «проинформировала». Хорошо его, международное право, некоторые пользуют…

В письме, которое постоянный представитель Франции при ОООН Жерар Аро направил в Совбез 11 января, содержится призыв ускорить выполнение резолюции, санкционирующей размещение в Мали международного военного контингента.[vi] «Эта операция, которая проводится в соответствии с международным правом (?!), продлится столько, сколько потребуется».

Да, «международного» контингента, но не «национального французского». Или это – одно и то же?

Ей Богу, как в КВН:

«Мы начинаем КВН – для чего, для чего?

Чтоб не осталось в стороне – никого, никого…»

Видимо, Париж решил начать войну ДО решения СБ ООН, да ещё так, чтоб «никого не осталось в стороне».

«Развитие ситуации (в Мали) требует ускоренного выполнения резолюции 2085 (от 20 декабря)», - подчеркивается во французском письме. В общем, поставили всех перед фактом. И, когда 14 января Совет Безопасности ООН провел экстренное заседание именно по вопросу о Мали и разрешил Франции военные действия, бои там шли уже третий день…

Кстати, в резолюции 2085 есть прямая ссылка на Статью 7 Устава ООН, которую западники так хотели пропихнуть в любую резолюцию по Сирии, поскольку Статья 7 разрешает иностранное военное вмешательство, открывает путь к интервенции.

Вот чего не случилось в отношении Сирии, зато произошло в отношении Мали…

Да-да, именно в пятницу, 11 января президент Франции Франсуа Олланд объявил о начале участия своей страны в военной операции в Мали.

«Заметим, что он настолько торопился, что не затруднил себя соблюдением внутренних законов Франции. По Конституции Франции, начало военных действий за пределами Франции возможно только с одобрения парламента страны. Парламент должен был рассмотреть этот вопрос в понедельник, 14 января, а в пятницу, 11-го французская армия уже вела боевые действия!», - отмечает Александр Роджерс.[vii]

Французские ВВС нанесли удар по боевикам-исламистам в Мали, заявил в тот день министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус. «Отвечаю на ваш вопрос, была ли проведена операция с воздуха; мой ответ — да», — заявил Фабиус на пресс-конференции 11 января.[viii]

И где после это Конституция Франции вместе с Уставом ООН?

Временный президент Мали Дионкунда Траоре выступил в ту же пятницу с обращением к нации, ввел режим чрезвычайного положения и объявил всеобщую мобилизацию.

К слову, Дионкунда Траоре был приведён к присяге 12 апреля 2012 года после военного переворота, как «временный президент Мали», без каких-либо выборов! Очень себе «демократично». Так «демократично», что 21 мая тысячи невооружённых граждан Мали захватили президентский дворец, требуя его отставки. И вот такой «демократический» президент, которого никто не выбирал, и которого не хотят сами малийцы, вдруг (или не вдруг?) зовет на помощь Иностранный легион.

ЭКОВАС запаздывает – Пан Ги Мун денег не дает – но выступает с заявлениями. Экономическое сообщество стран Западной Африки начинает незамедлительное развертывание воинского контингента из 3300 солдат в Мали для борьбы с захватившими север исламистами, заявил президент Кот-д'Ивуара Алассан Уаттара, являющийся председателем ЭКОВАС.[ix] Военнослужащие из Нигерии и Сенегала уже оказывают поддержку правительственным войскам Мали.

Вот первые оценки численности коалиции, которая собирает силы против исламистов:

- примерно 7300 солдат правительственной армии Мали,

- около 2000 жандармов,

- 3300 солдат ЭКОВАС,

- 3000 солдат Африканского союза (возможно),

- 3000 солдат ООН (пока в потенциале),

- до 2500 французских солдат + авиация.

Хватит ли? В Афганистане собрали почти 100 тысяч, и где результат?

И 11 января началось…

Вот что сообщала французская пресса.[x]

ВВС Франции использовали боевые самолеты Mirage 2000D и Rafale для нанесения ударов по позициям антиправительственных сил в Мали в рамках операции «Сервал» (по имени «африканской дикой кустарниковой кошки»), «проводимой для защиты гражданского населения страны».

Естественно! А для чего ещё нужны бомбардировки? Для свержения Милошевича, Саддама и Каддафи? Да ни в коем разе… Только «для защиты мирного населения», только ради «установления демократии».

Опять, как выразился однажды Владимир Путин, «ракетно-бомбовая демократия»?[xi]

В этой связи занятно слушать помощника госсекретаря США по делам государств Африки Джонни Карсона, который сказал, что «первоочередным вызовом» США считают «восстановление демократического управления» в Мали.[xii]

Под эти разговоры о «благородном деле» 11 января «по просьбе правительства Мали» (но ещё до получения санкции ООН!) дислоцированные в столице страны Бамако французские вертолеты Gazelles из состава 4-го специального вертолетного полка поразили четыре транспортных машины боевиков недалеко от города Кона. Во время боя один из пилотов-французов получил смертельные раны.

Затем четыре французских истребителя Mirage 2000D с базы в соседнем Чаде (это уже интервенция из-за рубежа) в ночь с 11-го на 12-е января нанесли удары по боевикам на севере Мали.

А потом Франция перебрасывает в Мали 200 военнослужащих на транспортных самолетах. Летели над Алжиром, который разрешил ВВС Франции использовать свое воздушное пространство, но быстренько закрыл границу с Мали.[xiii] Соседняя Мавритания развернула свои войска вдоль границы с Мали…

Выступая 12 января на пресс-конференции министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил: «Мы будем вести военные действия столько времени, сколько понадобится. Наша приверженность к борьбе с терроризмом известна (известна-известна – этой «приверженностью» сегодня на Западе оправдывают любую военную операцию в любой точке мира), и Франция сделает все возможное, чтобы помочь малийцам в их борьбе с джихадистскими группировками, которые начали наступление в последние дни».

Ещё раз. Уже почти год исламисты контролируют север Мали и ведут оттуда атаки на южную часть. ГОД. Но… Почему-то лишь сейчас Франция озаботилась помощью малийцам «в их борьбе с джихадистскими группировками».

«Где ты раньше-то был?» (с)

 

Первые бои, первые потери. В том числе, и информационные

 

Самое время взглянуть на карту. Дальше будет немало географических названий, так что не помешает.

Карта infoturism.ro

 

Итак, ситуация обострилась в начале января после того, как у города Мопти начались интенсивные перестрелки между силами правительственной армии и боевиками. По мнению военных, именно на взятии этого города, где находится аэропорт, сосредоточили свои усилия боевики исламисткого альянса, в который, напомним, входят группировки «Ансар ад-дин» («Защитники религии»), «Аль-Каида в странах исламского Магриба», а также «Движение за единство и джихад в Западной Африке». Для решения этой задачи радикалы стянули силы из контролируемых ими городов Гао, Кидаль и Тимбукту.

Затем интервенция. Удары с воздуха, и вот боевики из «Движения за единобожие и джихад в Западной Африке» оставляют город Гао, где у них находились тыловые базы, тренировочные лагеря и склады.

«Над их базами стоит дым. В городе не осталось ни одного исламиста. Все сбежали», - заявил местный учитель. «Французы сделали хорошее дело. Теперь правительственной армии следует войти в город, чтобы боевики больше не вернулись», - считает чиновник из Гао.[xiv]

На других фронтах все начиналось не так просто…

Военные из Франции и Германии заняли позиции в центральном регионе Мали, в то время как местные боевики-исламисты развивают наступление на севере страны, сообщала 11 января газета «Figaro».[xv]

После первых дней бомбежки Париж признал, что противник лучше вооружен, чем предполагалось в начале — боевикам даже удалось сбить вертолет.

Востоковед-арабист Александр Игнатенко заметил: «Проблема – это то, что чуть ли не 16 тысяч ПЗРК – «Стрела», «Стрела-2» и т.д. – пропали со складов покойного полковника Каддафи. Скорее всего, они сейчас в Мали. Так что французам не удастся безнаказанно бомбить. Нет, их могут запросто посбивать (что уже и началось – С.Ф.)… Не исключен упреждающий удар исламистов по французам и всем иностранцам, которые сунулись в Мали. Они превратят Мали во второй Афганистан».

А во что они превратят Париж?

Одна из действующих в Мали групп — «Движение за единство и джихад в Западной Африке» — грозит терактами во Франции в ответ на военную операцию французских войск в стране, сообщает агентство Франс Пресс.[xvi] «Франция напала на ислам. Мы ударим в сердце Франции», — заявил Франс Пресс по телефону представитель группы Абу Дардар.

В ответ глава комитета Национального собрания Франции по иностранным делам Элизабет Гигу заявила, что Франция воспринимает эти угрозы всерьез. В интервью телеканалу BFM TV она отметила, что власти двумя днями раньше решили повысить «уровень опасности» в рамках постоянно действующего во Франции плана по противодействию терроризму.

А Олланд пошел ещё дальше: «Вы спрашиваете, что мы намерены делать с террористами, если мы их найдем? Мы их уничтожим. Мы будем заключать их в тюрьмы, чтобы они не могли навредить нашему будущему», цитирует президента Франции телеканал «Евроньюс».[xvii]

Это заявление вызвало вопросы у наших блогеров. Один из них заметил: «Итак, если есть террористы, они подлежат уничтожению. Таков вердикт господина Олланда. Хорошо, что такого же мнения Олланда о том, как надо поступать с террористами, придерживается президент Сирии Асад. И делает это! Но тогда непонятно, почему Олланд считает, что террористов в Сирии надо вооружать и вдохновлять на новые убийства, а в Мали ставить к стенке? Или Олланд считает, что есть хорошие террористы – «свои», и плохие террористы – «чужие»? Так как же отличить террористов «чужих» от «своих»?»[xviii]

Ещё жестче высказываются сегодня в Сирии.

«Западные государства продолжают вести лицемерную политику двойных стандартов. Особенно это заметно по их отношению к терроризму. Государства Запада разделяют его на две группы – приемлемый, который соответствует их политике и выражает их интересы, и неприемлемый, который угрожает их гражданам и их интересам», говорится в заявлении сирийского информационного агентства САНА.

«Экстремисты, которым Франция объявила войну на территории Мали, аналогичны наемникам-террористам, которые совершают беспрецедентные преступления в Сирии. Терроризм, который действует в Сирии, действовал и продолжает действовать в других странах. Мали – лишь одна из них.

Терроризм, которому, якобы, противостоит Франция в Мали, ничем не отличается от того терроризма, который Франция вместе со своими союзниками поддерживает в Сирии».[xix]

Впрочем, мы отвлеклись от хроники событий первых часов и суток операции «Сервал».

 

Кто – «за»? Кто – «против»? Воздержавшихся – «нет»! Пострадавших – уже тысячи

 

Франция заранее проинформировала Россию о начале военной операции в Мали, целью которой является нейтрализация исламистской угрозы. Об этом заявил постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин перед началом заседания в Совете Безопасности ООН. «Французы нас информировали о своих действиях, так что в этом плане у нас претензий к ним нет», - сказал он.[xx]

В.Чуркин подчеркнул, что среди членов Совета Безопасности есть «единство оценок угроз», которые проистекают из сложившейся в Мали обстановки. Он напомнил, что в Мали планировался «постепенный ввод африканских сил одновременно с дипломатическими усилиями... Была надежда на то, что наращивание вооруженного потенциала Мали и африканцев создаст определенный элемент давления. К сожалению, этого не произошло», - отметил В.Чуркин.

Глава МИД Франции Лоран Фабиус сообщил, что «операция продлится несколько недель». Сомнительно. Предположим, что год, как минимум, а то и дольше. Американцы входили в Афганистан с мандатом Совбеза ООН на 6 месяцев. Сидят там уже больше 10 лет…

Франсуа Олланд во время посещения французской военно-морской базы «Лагерь мира» в Абу-Даби заявил, что «в дальнейшем мы как можно скорее можем передать эстафету африканским войскам». При этом Франция сохранит свое присутствие в зоне конфликта «как в виде наземных подразделений, так и в воздухе».

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун поддержал стремление стран-членов ООН оказать помощь Мали в борьбе с экстремистами. Он выразил надежду, что помощь международных партнеров поможет ликвидировать исламистскую угрозу.

Председатель Африканского Союза, президент Бенина Томас Бони Яйи поприветствовал решение властей Франции об отправке в Мали военного контингента для оказания поддержки правительственным войскам в борьбе с боевиками-исламистами. «Я хотел бы от имени Африки выразить признательность Франции и ее президенту, ее правительству, французскому народу, которые смогли оценить серьезность ситуации в Мали и Западной Африке», — заявил Бони Яйи во время своего визита в Канаду.[xxi]

Великобритания окажет логистическую поддержку французским контингентам, участвующим в операции против боевиков-исламистов в Мали. Однако в боевых действиях британские военнослужащие задействованы не будут, отмечено в заявлении канцелярии премьер-министра страны Дэвида Кэмерона.[xxii]

Операция французских войск против боевиков на севере Мали привела к росту числа внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) и беженцев, а также к ухудшению гуманитарной ситуации в африканском государстве в целом. Об этом сообщили на брифинге представители различных агентств ООН в Женеве.[xxiii]

«Число ВПЛ в Мали, по оценкам на 14 января, составило 228,9 тысяч человек. Для сравнения, до военного вмешательства эта цифра равнялась 198,5 тысяч человек», - рассказал журналистам пресс-секретарь Управления ООН по координации гуманитарных вопросов Йенс Лаерке со ссылкой на статистику Международной организации по миграции. По данным Детского фонда ООН, половина из ВПЛ - дети. По данным ООН, в 2013 году в гуманитарной помощи будут нуждаться 4,2 миллиона граждан Мали.

Вашингтон официально начал поддержку военной операции Франции. Администрация Обамы предлагает Парижу беспилотные летательные аппараты, предназначенные для проведения разведывательно-наблюдательных миссий. Кроме того, не исключается возможность выделения американцами «воздушных танкеров» для заправки французской военной авиации, а также предоставление Парижу информации разведведомств США по ситуации в Мали (во-во – свои не справляются), оказание ему определенных видов тылового содействия, пояснили должностные лица США.[xxiv]

Канада направила группу спецназовцев в Нигер для обучения военнослужащих этой африканской страны методам противодействия исламским экстремистам. Видимо, именно в Канаде этот вид борьбы особо известен…

Нигер и Того заявили об отправке в Мали по полтысячи военнослужащих. В ближайшее время подкрепления готовы прислать Бенин, Буркина-Фасо, Нигер, Сенегал. Семь западных держав готовы принять участие в операции, включая, например, Данию.[xxv]

Что у них там – мёдом помазано? Зачем лезть в пекло, куда уже бросились французы?

 

Кому это выгодно? Где чей интерес?

 

А вот с этого момента начинается самое интересное – изучим подоплеку малийского конфликта и причины острой заинтересованности в Мали среди крупных стран Запада.

Сначала ряд замечаний от человека, который во французской политике разбирается очень хорошо.

В статье, опубликованной в «Journal Du Dimanche» и озаглавленной «Non, la guerre ce n’est pas la France» («Нет, война – это не Франция»), Доминик де Вильпен пишет, что для Франции в Мали «ни одно из условий успеха не обеспечено». Вы не запамятовали, что Доминик де Вильпен – бывший премьер-министр при президенте Жаке Шираке?

«Единодушие по отношению к этой войне, решение (начать войну), принятое, очевидно, в спешке, избитые аргументы войны «против терроризма» беспокоят меня… Мы будем бороться вслепую, потому что в этой войне нет единой цели. Остановить продвижение джихадистских сил на юг страны, завоевать север, искоренить базы АКИМ («Аль-Каида в странах исламского Магриба») - все это разные цели войны».

«Мы будем сражаться в одиночку, потому что у нас нет твердого малийского партнера – устранение президента в марте 2012 года и премьер-министра в декабре, распад раздробленной малийской армии, общая недееспособность государства в Мали… Так на кого мы будем опираться?»[xxvi]

И все-таки, вопреки этим здравым оценкам, Олланд начал свою войну. Почему?

Неужели его «зовут на бой» сомнительные лавры Саркози, ставшего «ливийским победителем», но проигравшего пост президента Франции? Нет. Ответ будем искать в другом месте…

И начнем его с небольшого экскурса по событиям последних месяцев с выводами, ставшими за это время очень ясными.

Упоминавшийся уже выше Александр Роджерс, описывая свержение законной власти в Мали в начале 2012 года, замечает:

«6 апреля, пользуясь неразберихой в столице, восстали туареги, провозгласив независимое туарегское государство Азавад.

Затем активизировались исламистские организации «Ансар ад-Дин», «Движение за единство и джихад в Западной Африке», магрибская «Аль-Каида» и другие. 5 мая «Ансар ад-Дин» захватывает Тимбукту.

«Исламисты» совершили акты вандализма и уничтожили ряд объектов, входящих в список всемирного наследия ЮНЕСКО. В том числе гробницу ИСЛАМСКОГО (sic!) святого Махмуд Бен Амара. Это больше похоже на провокацию каких-то спецслужб, призванную выставить повстанцев полными варварами-вандалами».[xxvii]

«Такое впечатление, вторит ему один из блогеров, что мавзолеи Тимбукту исламисты разрушали не по идейным соображениям исламской веры, а по какой-то очень вредной сторонней подсказке. Очень своевременной подсказке».[xxviii]

В результате страна оказалась фактически разделена на три части, контролируемые туарегами, исламистами и правительством «временного президента».

 

 

Белым на карте Мали отмечены районы, подконтрольные исламистам, розовым (внутри границ страны) туарегам, зеленым – столичным властям.

Карта watercharity.org

 

Так что же в Мали было на самом деле? «Злые» террористы свергли «законного» и «демократического» президента? Нет. Его свергли собственные войска.

Или «добрые» повстанцы пытаются свергнуть «тирана», севшего в Бамако на место изгнанного президента? Нет, его никто не собирается свергать – исламистам хватает и севера Мали.

А, может быть, при этом раскладе западная «демократическая общественность» встаёт сейчас не на сторону несуществующей в Мали «демократии», что она дежурно заявляет, а на сторону собственных бизнес-интересов, как она всегда делала?

И это, похоже, - правильный ответ! Даже притом, что бизнес-интересы французской «демократической общественности» и американской «демократической общественности» в Мали прямо противоположны…

Даже беглое знакомство с данными о богатствах этой земли говорит, что в Мали полно полезных ископаемых. В стране сосредоточены месторождения железной руды, бокситов, свинца, марганца, олова, цинка, меди, лития, серебра, алмазов.

Запасы золота Мали оцениваются, как третьи по величине в Африке.

Да ещё, на горе местным жителям, здесь большие запасы урановой руды.

Кстати, как только вопрос – «Не за уран ли началась война в Мали?» - попытался поднять телеканал CNN, ему тут же дали команду: «Цыц!», и тема с экрана была снята, хотя в лидах её заявляли…

Александр Роджерс правильно подмечает, что в декабре 2012 года Совбез ООН утвердил план послать в Мали не раньше сентября 2013 года 3000 африканских пехотинцев для осуществления «миротворческих» функций (заметьте, не для подавления исламистов).

Но господа с Запада не могут ждать до сентября! Потому что каждый день простоя добычи лишает их примерно 150 килограмм золота – а именно это могло бы произойти при обозначенном, как по заказу, наступлении исламистов в январе на юг Мали, где и находятся главные месторождения драгметаллов. Ну, при таких потерях, тут уже не до приличий или каких-то формальностей типа резолюций Совбеза ООН.

Вон, в соседней Центральноафриканской Республике (ЦАР) какие-то повстанцы уже два месяца наступают на столицу, и никто в ООН не шевелится. Золота там, в ЦАР, нет…

 

Панетта оговорился по-Фрейду. И кое-что высветил

 

Золото, уран, говорите? Они не только Франции необходимы.

Как у нас пословица звучит? – «Куда конь с копытом, туда и рак с клешней».

Мы тут выше Афган вспоминали – не к ночи будет помянут. Так вот, про Афганистан сейчас и поговорим подробнее. Вернее, про невидимые, но крепкие глубинные связи между событиями в Афганистане и в Мали. Весьма показательное зрелище получается, когда вытянуть всё это на свет Божий…

Начнем опять с цитаты высокого государственного лица.

Беседуя с журналистами на борту своего самолета по пути в Европу, глава Пентагона Леон Панетта 13 января с.г. отметил, что в настоящее время группировка «Аль-Каида в странах исламского Магриба» не представляет непосредственной угрозы для США.[xxix] Потом спохватился и оговорился, что «в конечном итоге это являются ее целью», но первое слово уже было сказано. Что называется, «оговорка по-Фрейду»! – ««Аль-Каида в странах исламского Магриба» не представляет непосредственной угрозы для США».

В далеком Афганистане, понимаешь, «Аль-Каида» угрозу «представляет», а в Мали, в зоне ответственности АФРИКОМ (Командования вооруженными силами США в Африке) – «не представляет»!

А почему? А потому, что, как пишет газета New York Times, «военные повстанцы в Мали, действия которых предшествовали захвату севера страны вооруженными исламистами, были обучены военными инструкторами из США». И часть повстанцев ушла к исламистам. «Помощь американцев оказалась бесполезной, они сделали неправильный выбор», – сказал в интервью газете малийский офицер.[xxx]

Так что Панетта знает, о чем говорит!

Секрет корней этой оговорки по-Фрейду искал один из блогеров под ником Etoruskiy. То, что он нашел, описано в аналитической статье «Ворота в Африку для США или «Талибан» юго-запада Сахары».[xxxi] Говорилось там ещё осенью 2012 года (оценки точные, что демонстрирует высокий уровень аналитики автора) буквально следующее:

«Большая геополитическая игра», начавшаяся с выводом советских войск из Афганистана в 1989 году, практически повторяется сегодня в Азаваде.

Афганское движение «Талибан», которое возглавил мулла Мохаммед Омар, провозглашало своей целью создание «истинно исламского» государства и было направлено против правительства Бурхануддина Раббани и всех военно-политических группировок афганских моджахедов, непрерывно боровшихся за власть после ухода в 1989 г. из Афганистана советских войск.

Достоверно известно, что оружием армию талибов снабжало правительство Пакистана, а деньгами - Саудовская Аравия. Также западноевропейские журналисты в конце 90-х годов утверждали, что за спиной Пакистана и саудовцев в годы становления «Талибана» стояли Соединенные Штаты…

А теперь вернемся к Мали и проведем аналогии с афганскими событиями конца 20-го начала 21 века.

Азавад – историческая область, включающая соседние районы Мали, Нигера, Чада и Алжира, где веками проживают кочевые племена туарегов. 22 марта 2012 года повстанцы из «Народного движения за освобождение Азавада» (НДОА), воспользовавшиеся хаосом в Мали после падения президента Амаду Тумани Туре, и провозгласили независимость своего государства туарегов.

Функционеры НДОА взяли под контроль две трети территории Мали – всю его пустынную часть с такими крупными городами, как Гао, Кидал, и одну из колыбелей средневековой африканской цивилизации – город Тимбукту.

Однако расчетам туарегских сепаратистов не суждено было сбыться, поскольку они выбрали себе в союзники исламистов – группировки «Ансар ад-Дин» и «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

Добившись изгнания с севера страны подразделений регулярной малийской армии, НДОА быстро утратила контроль над освобожденной территорией, где исламисты провозгласили собственный эмират, живущий в соответствии с нормами шариата. Объединившиеся в «Движение за единство и джихад в Западной Африке» исламисты повели войну против своих недавних союзников-туарегов.

И 16 июля, когда «Ансар-Дин» выбил туарегов из последнего оплота на севере Мали – небольшого города Ансого, руководство повстанцев-туарегов НДОА заявило о прекращении борьбы за независимость Азавада.

Самое примечательное, что в отличие от тем Ближнего Востока, Ирана, Афганистана и мирового финансового кризиса такое событие, как захват фундаменталистами стратегически важной территории Азавада, практически не освещаются мировыми СМИ. При этом наиболее логичным представляется молчание о проблемах Мали американских СМИ.

Думаю, что оно будет длиться до той поры, пока «Движение за единство и джихад в Западной Африке» создает проблемы и потенциальные угрозы на Западе Сахары геополитическим конкурентам США, до недавнего времени имевшим неоспоримое влияние в регионе – Франции и Китаю.

Ведь сегодня для обеих этих стран под угрозой исламских экстремистов оказался стратегически важный для атомной энергетики уран, а из углеводов – нигерийская нефть для Китая и алжирский газ для Франции…

Пять лет спецслужбы США «растили и накачивали» Талибан, чтобы в 2001 получить поддержанный всей мировой общественностью повод войти в Центральную Азию. Нынешний салафитский Азавад – аналогичные ворота для США в Западную Африку.

Основная разница лишь в том, что со временем события ускоряются и очередная «Буря в Сахаре» созреет намного раньше, чем через пять лет», - пишет блогер Etoruskiy.

Как в воду смотрел! И полугода не прошло, а названная им операция «Буря в Сахаре» началась под именем… «Сервал».

Похоже, что французы сделали аналогичные выводы, и рванули первыми.

Теперь ждем ответа американцев – не зря же они плели столько времени сеть этой комбинации…

Эти выводы столь интересны и глубоки, что позволю процитировать ещё некоторые оценки процитированного автора. Например, по итогам резолюции Совета Безопасности ООН 2085 от 20 декабря 2012 года.

Пожалуй, в нескольких абзацах он четко разъясняет причины столь поспешного ввода французских войск в Мали и нарушение Францией решений Совбеза о начале военной операции не ранее сентября 2013 года.

Если этой же логикой руководствовался Олланд, то всё просто встает на свои места…

«Теперь подробнее, почему сроком выбран сентябрь, хотя Франция, уверен, готова начать активные действия по освобождению севера Мали от исламистов гораздо раньше осени 2013 года. (Что и происходит на наших глазах – С.Ф.).

Зато США имеют желание и необходимость самостоятельно участвовать в переформатировании Запада Африки на собственных условиях, но будут к этому готовы ориентировочно лишь к осени 2013 года. (Возможно, отсюда и неожиданный отказ Па Ги Муна финансировать операцию, о чем речь шла в начале – С.Ф.).

Вряд ли США разрешат ликвидацию малийских исламистов международными силами раньше времени. Это случится лишь тогда, когда Штаты будут готовы участвовать в очередной «демократизации» самостоятельно и на условиях Вашингтона, а не Парижа.

США всерьез озабочены собственным укреплением на Африканском континенте, а максимально удобной отправной точкой для этого является наиболее географически близкая к Америке Западная Африка».[xxxii]

 

Сирийский угол малийских событий

 

А теперь немного геополитики.

Когда предположения об активном участия США в событиях на африканском континенте начинают переходить в разряд реалий, в районе Сахары становится «горячее» не от солнечных лучей, а от политических катаклизмов. Подробности африканской политики США и создание для этих целей АФРИКОМ мы разбирали в статье «Poor, poor Africa». Сейчас продолжим, имея на руках новые аргументы.

«События последнего года создали двое наиболее удобных ворот для США в Африку. На карте они обозначены как планы «А» и «Б», а в их названии сформулирован тот или иной повод, который могут использовать США для поочередной или практически одновременной реализации этих планов.[xxxiii] Полагаете, у США не хватит сил для активных действий на обоих направлениях? Не факт. В плане «Б» однозначно примет участие Франция (Состоялось! – С.Ф.)», - говорится ещё одной аналитической статье упомянутого автора, который, похоже, знает эти проблемы, как «Отче Наш».

При входе в Мали США (что не состоялось, но Игра там только начата – С.Ф.) американцы берут под контроль крайне важные для энергетики Китая уран Нигера и нефть Нигерии.

При этом попадает в окружение Алжир - последний оплот остатков неподконтрольного США светского ислама в северной Африке, пока не затронутый хаосом «арабской весны». Если США в результате ливийской операции НАТО отобрали у Европы монополию на ливийскую нефть, то почему бы не лишить ЕС монополии и на алжирский газ?

И это всё на своей «подведомственной» территории Африки (Мали, Алжир) разве могла допустить Франция?!

 

 

Карта http:ic.pics.livejournal.com/etoruskiy

 

Кроме того, продолжает автор-аналитик, обретает логику пассивное отношение Вашингтона к конфликту в Сирии, когда США на словах категорически против Асада, а на деле практически заморозили материальную помощь оппозиционерам.

Вследствие этого сирийский конфликт уверенно переходит в перманентную войну сирийцев с наемниками-исламистами, поток которых в Сирию не ослабевает. Потери боевиков в последние месяцы слишком серьезны, и их необходимо постоянно восполнять из соседних стран. А, значит, эти джихадисты не появятся в Мали воевать за Тумбукту, а останутся в Сирии, что вполне на руку американцам. Отсюда и оговорка по-Фрейду у Леона Панетты…

И ещё одна «карта», что называется, «в масть» - Олланд (в отличие от своего министра иностранных дел) заявил, что операция в Мали «будет продолжаться ровно столько, сколько потребуется». Это может сыграть с ним злую шутку. Олланд увязнет в Мали, а без Олланда начать кампанию против Сирии НАТО не станет… Да и сирийская оппозиция окажется никому ни в Париже, ни в Вашингтоне не нужной.

 

Эскалация и её последствия

 

А углубление кризиса в Мали – на носу.

«Очень вероятно, что иностранное вмешательство приведет к чудовищной эскалации конфликта и к его расползанию по соседним странам – Алжиру, Ливии, Судану, Нигеру, – уверен политолог Александр Игнатенко. – Предстоящая война обещает быть достаточно длительной, сложной. «Эффект домино» затронет все государства, которые соседствуют с Мали. Очень вероятно, что иностранное вмешательство приведет к чудовищной эскалации конфликта и к его расползанию по соседним странам – Алжиру, Ливии, Судану, Нигеру, по всей территории Большого Судана». [xxxiv]

Это не может не беспокоить Россию.

11 января состоялся телефонный разговор Министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова со спецпосланником Генерального секретаря ООН по региону Сахеля Романо Проди по его просьбе, сообщает официальный сайт МИД РФ.

«В ходе беседы был проведен обмен мнениями по комплексу вопросов, связанных с ситуацией в Сахаро-Сахельском регионе.

Упор был сделан на обстановке в Республике Мали, где в результате затяжного политического кризиса наиболее остро проявился весь спектр региональных вызовов – от террористических до гуманитарных.

Была отмечена необходимость продолжения консолидированных усилий международного сообщества, региональных и субрегиональных африканских организаций с целью урегулирования малийского кризиса на основе соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН.

Особая обеспокоенность была высказана в связи с вызванным вакуумом власти на севере Мали ростом активности террористических организаций в регионе.

Министром было вновь обращено внимание на факты бесконтрольного распространения оружия по следам конфликта в Ливии, что создает почву для эскалации напряженности на всем пространстве Сахеля».[xxxv]

Да, точно – «по следам конфликта в Ливии»!

Вот что пишет по этому поводу блогер Евгений Ларин:

«Налицо абсолютное непонимание у антиафриканской и антиарабской западной элиты того, что война в Мали – следствие ливийской войны НАТО.

Именно альянс НАТО разгромил ливийскую армию, уничтожил десятки тысяч ливийских граждан и разрушил всю инфраструктуру страны, созданную руками ливийцев, благодаря разумно используемым природным богатствам, за 42 года существования Джамахирии.

Именно альянс НАТО дал возможность исламистам-террористам захватить огромные склады ливийского оружия и более того, поставлял им в 2011-2012 годах новейшее европейское оружие.

Оружие, которое исламисты используют сейчас против своих бывших союзников и «патронов» по войне против Ливии».[xxxvi]

 

В последний час:

Большинство французов поддерживает принятое президентом Франсуа Олландом решение о военном вмешательстве в Мали. Согласно результатам опроса, 75 процентов опрошенных одобряют проведение операции.

Для сравнения, операция Франции в Ливии в 2011году была поддержана 66 процентами граждан, а введение французского контингента в Афганистан в 2001 году – только половиной населения страны.

Одновременно 64 процентов французов опасаются, что вовлечение Франции в конфликт в Мали приведет к росту террористической угрозы непосредственно внутри страны.[xxxvii]

 

Может, Депардье прав, что уже уехал?..

 


[ii] http://bookz.ru/authors/il_a-il_f-evgenii-petrov/author12/page-3-author12.html

[iv] http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N12/660/69/PDF/N1266069.pdf?OpenElement

[viii] http://ria.ru/world/20130111/917798855.html#13582460606742&message=resize&relto=register&action=addClass&value=registration

[ix] http://vz.ru/news/2013/1/12/615521.html

[x] http://www.flightglobal.com/news/articles/france-details-combat-intervention-in-mali-380993/

[xi] http://interaffairs.ru/read.php?item=8598

[xvii] http://ru.euronews.com/2013/01/15/hollande-vows-to-destroy-the-terrorists-in-mali-intervention/

[xviii] http://nikolaysolo.livejournal.com/673599.html

[xx] http://www.itar-tass.com/c491/621003.html

[xxiii] http://www.itar-tass.com/c491/621590.html

[xxiv] http://www.itar-tass.com/c491/620980.html

[xxxvii] http://www.itar-tass.com/c491/622623.html

Ключевые слова: США Мали Франция Совет Безопасности ООН

Версия для печати