Выступление С.В.Лаврова по итогам встречи со специальным представителем ООН/ЛАГ по Сирии Л.Брахими, Москва, 29 декабря 2012 года

16:01 30.12.2012

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели полезные переговоры со специальным представителем ООН/ЛАГ по Сирии Л.Брахими. Едины во мнении, что ситуация в Сирии весьма сложная - обостряется конфронтация, растет число жертв среди гражданского населения. Едины также в том, что шанс на достижение политического урегулирования сохраняется. Наша общая обязанность - максимально использовать этот шанс. Согласны с тем, что в основу общих усилий должны быть положены договоренности, зафиксированные в одобренном всеми участниками «Группы действий» Женевском коммюнике от 30 июня с.г. На его основе г-н Л.Брахими активно осуществляет «челночную дипломатию» - проводит важные контакты с правительством САР и всеми группами сирийской оппозиции.

Россия осуществляет контакты со всеми без исключения сирийскими сторонами и открыта к их продолжению. Рассчитываем, что наша позиция станет более понятной в результате этих усилий. К сожалению, имеют место попытки неверно толковать российские подходы. Для нас приоритет номер один - прекращение насилия и начало политического процесса, который должен быть нацелен на формирование «переходного управляющего органа» через межсирийский диалог, как это было обозначено в Женеве. Данный орган будет заниматься вопросами будущего государственного устройства. Еще раз подчеркну, что в соответствии с Женевским коммюнике именно сами сирийцы должны определять свое будущее, в том числе судьбы конкретных политических персоналий.

Что касается внешних «игроков», то на нынешнем этапе многое зависит от их действий. Но эти действия должны не подменять диалог, который мы хотим видеть между самими сирийцами, а содействовать созданию условий для его начала.

Сегодня мы говорили и о том, что крайне важно прекратить действия, способствующие быстрой и опасной милитаризации конфликта. Нас серьезно беспокоит, что в Сирии активизировались террористические элементы, в том числе организации, связанные с «Аль-Каидой», использующие дестабилизацию в стране в собственных целях. Нас также беспокоит - и здесь мы (с Л.Брахими) едины - что конфликт все более отчетливо приобретает межконфессиональный характер. Считаем, что международное сообщество может помочь запуску диалога, когда он будет завязан, в том числе путем возвращения в Сирию наблюдателей ООН и существенного увеличения их количества с тем, чтобы они могли осуществлять мониторинг договоренностей о прекращении огня. Такие модальности необходимо еще согласовать, но для России они являются приоритетными. По-прежнему убеждены в востребованности созданного в Женеве 30 июня с.г. механизма «Группы действий». Считаем, как и до Женевы, что к числу участников необходимо подключить такие важные страны, как Саудовскую Аравию и Иран.

Будем продолжать контакты со специальным представителем ООН/ЛАГ по Сирии Л.Брахими. Поддерживаем его миссию. Считаем, что опыт, мудрость и практические знания региона г-на Л.Брахими могут оказаться если не решающими, то очень важными для того, чтобы максимально эффективно использовать сохраняющийся шанс на политическое урегулирование. Рассчитываем, что такую же поддержку г-ну Л.Брахими будут оказывать и все другие стороны, включая правительство САР, сирийскую оппозицию и всех без исключения внешних «игроков».

В заключение хочу подчеркнуть, что в подходах к сирийской проблеме необходимо отказаться от узконациональных «проектов», геополитических расчетов и руководствоваться исключительно задачей обеспечения региональной стабильности. Если ничего не предпринимать и пустить все на самотек, то кризис может завершиться дестабилизацией ближневосточного региона. Еще раз подтверждаю нашу поддержку миссии специального представителя и рассчитываю, что у г-на Л.Брахими хватит энергии использовать в полной мере имеющийся шанс.

Вопрос: Сергей Викторович, как Вы можете прокомментировать отказ председателя «Национальной коалиции сил сирийской революции и оппозиции» А.М. аль-Хатыба приехать в Москву для бесед?

С.В.Лавров: Когда была сформирована «Национальная коалиция сил сирийской революции и оппозиции» мы обратили внимание на то, что в платформе, одобренной ею на встрече в Дохе, было заявлено, что ее позиция является бескомпромиссной, что цель — свержение режима в Сирии и демонтаж его институтов, а это прямо противоречит договоренностям в Женеве. В этой же платформе было сказано, что коалиция отказывается от какого-либо диалога с представителями сирийского режима.

Убеждены, что это тупиковая позиция. Она приведет лишь к тому, что нынешняя ситуация и дальше будет деградировать. И внешняя оппозиция, в том числе «национальная коалиция», так и не сможет иметь какого-либо влияния на развитие вооруженной борьбы внутри Сирии. Хотели бы этого всячески избежать. Поэтому через американских, европейских партнеров, коллег в регионе, имеющих влияние на «Национальную коалицию сил сирийской революции и оппозиции», посылали сигнал о необходимости отказаться от такой неконструктивной линии, поддержать принципы, заложенные в Женевском коммюнике, предполагающие формирование «переходного управляющего органа» на основе договоренностей между оппозицией и властями.

Более того, понимая, что вопрос слишком серьезен, хотели и хотим эту позицию подробно донести до руководителей «национальной коалиции». У нас состоялись контакты по линии Посольства России в Египте с представителями коалиции, включая А.М. аль-Хатыба. Мы выразили готовность встретиться с ним в Москве. На том этапе он предпочел организовать контакт где-нибудь в другой стране. Мы и к этому готовы.

После состоявшихся контактов для меня было удивительно прочитать его заявление о том, что он готов с нами встретиться, только если Россия изменит свою позицию и принесет извинения за эту позицию публично. Понимаю, что г-н А.М. аль-Хатыб, наверное, не очень искушен в политике и только выиграет от того, что узнает нашу позицию не из сообщений СМИ, которые порой делают весьма далекие от действительности утверждения, а непосредственно от российских представителей. Думаю, если он претендует на роль серьезного политика, он все-таки поймет, что в его собственных интересах услышать анализ непосредственно от нас. Можно придти к очень неправильным выводам, если руководствоваться какими-то сомнительными сообщениями. Например, сродни тому, что я прочел, по-моему, в «Независимой газете», о том, что я где-то якобы говорил, что латиноамериканские страны готовы принять Б.Асада и что мы, дескать, обсуждаем с американцами судьбу президента Сирии.

Еще раз скажу, что мы готовы к контактам со всеми сирийскими оппозиционными силами. Исходим из того, что они думают не о собственных амбициях, а о судьбе своего народа. Если они убеждены, что в этой драме Россия может сыграть какую-то роль, то они должны встречаться и общаться с нашими представителями без всяких условий.

Вопрос (Л.Брахими): По итогам Ваших переговоров в Дамаске появилась информация, что официальный Дамаск и оппозиция готовы к тому, чтобы миротворческая миссия ООН функционировала в Сирии. Подтверждаете ли эту информацию? Подтверждаете ли Вы сведения о том, что Вы приезжали в Москву, чтобы добиться у российской стороны согласия по этому поводу?

С.В.Лавров (в дополнение к ответу Л.Брахими): Могу лишь полностью подписаться под словами г-на Л.Брахими. Чтобы говорить о поддержании мира, надо иметь этот мир. Только потом, после перемирия, может быть развернута миссия наблюдателей, если речь пойдет о миротворческих силах. Как сказал Л.Брахими, это должно быть сделано с согласия всех сторон конфликта. В этой связи скажу, о чем я уже упоминал неоднократно, - мы убеждены, что было огромной ошибкой отзывать из Сирии сначала Миссию наблюдателей ЛАГ в январе с.г., а затем, летом с.г., - Миссию наблюдателей ООН. И та, и другая миссии при всех негативных аспектах кризиса все-таки работали в направлении хоть какой-то стабилизации обстановки, позволяли иметь хоть какой-то объективный взгляд на происходящее. К сожалению, и та, и другая миссии были прерваны, по нашему глубокому убеждению, по субъективным причинам, которые мотивировались чьими-то односторонними геополитическими интересами, а не интересами сирийского народа. Когда и если (надеюсь, что «когда») мы сможем выйти на этап, на котором станет возможным договариваться о прекращении огня, то точно будем поддерживать международное присутствие, скорее всего, в виде большой группы наблюдателей. Будем готовы и на любые другие варианты, приемлемые для сторон конфликта.

Вопрос: Многие аналитики и наблюдатели расценивают заявление А.М. аль-Хатыба, как не его слова, а то, как якобы кто-то ему их подсказывал. Называются определенные столицы. Это неважно...

С.В.Лавров: Как неважно? Вы знаете эти столицы? От кого у Вас секреты?

Реплика журналиста: Могу, например, назвать Доху. Секретов нет, хочу быть дипломатичным в своем вопросе. Известно, что в таких столицах как Доха и т.д…Что все-таки на сегодняшний день является главным препятствием на пути выполнения женевских договоренностей?

С.В.Лавров: Вопрос очень важный. Суть проблемы — понять, что является препятствием — уже означает сделать полдела. Сегодня мы этим занимались и констатировали, что препятствием является совокупность факторов и, прежде всего, непримиримость противостоящих друг другу сторон. В этой связи, как я уже не раз говорил, все внешние «игроки» должны эту непримиримость преодолеть и убедить стороны в том, что женевские принципы открывают, может быть, не стопроцентную возможность, но дают хороший шанс выйти из нынешней бойни. Для того, чтобы это произошло — и мы с Л.Брахими абсолютно согласны — нужно, чтобы все внешние «игроки», влияющие на ту или иную участницу сирийской трагедии, говорили одним голосом, в унисон и синхронизировано посылали одни и те же сигналы о необходимости прекратить насилие и сесть за стол переговоров.

Конечно, можно выдвигать предварительные условия. Например, Россию обвиняют, что она делает ошибку, потому что наша позиция якобы неверна. Позицию России обычно критикуют по двум аспектам: первый — мы якобы держимся за Б.Асада, второе — мы не даем принять в Совете Безопасности ООН резолюцию по Главе VII Устава ООН, которая предусматривает санкции и возможность вооруженного вмешательства. На эти две претензии мы уже неоднократно отвечали. Скажу еще раз: не так давно в ходе встреч с Л.Брахими в Дамаске Б.Асад неоднократно публично и непублично заявлял, что не собирается никуда уходить, будет оставаться до конца на своему посту, будет, как он выражался, защищать сирийский народ и суверенитет страны. Нет возможности эту позицию изменить. Что касается претензии к России и Китаю, что мы не поддерживаем идею принятия в Совете Безопасности ООН резолюцию по Главе VII, - действительно, мы выступаем против этого, считаем это абсолютно неправильным. Такая резолюция - об этом уже говорят в конфиденциальных контактах — открыла бы путь к внешней вооруженной интервенции. Поскольку все внешние «игроки» (европейцы, американцы, арабские страны, Турция) категорически против вмешательства извне в сирийский конфликт, какие к нам претензии? Мы не пойдем на это, потому что ощущаем свою ответственность и будем ее выдерживать в полной мере.

С.В.Лавров (еще дополняет к ответу Л.Брахими): Г-н Л.Брахими упомянул важный момент, а именно - попытку одобрить Женевское коммюнике в резолюции СБ ООН. Это предложение было внесено Россией. К сожалению, наши партнеры не были к этому готовы и сказали, что такое возможно только, если к документу будут добавлены две вещи, причем ровно те, за которые нас критикуют. Речь идет об уходе Б.Асада и санкциях по Главе VII Устава ООН. Эти две идеи обсуждались в Женеве и были исключены из текста Женевского коммюнике на основе консенсуса. Когда мы предложили одобрить коммюнике в СБ ООН, а наши партнеры согласились, но при условии возвращения вышеупомянутых пунктов, - это, по дипломатическим канонам, явно нечистоплотная игра.

Сегодня мы говорили с г-ном Л.Брахими также о том, что оппозиция требует отставки Б.Асада в качестве предварительного условия всего остального. Мы, включая Президента В.В.Путина, подчеркивали, что не держимся за Б.Асада или кого-либо из сирийского руководства. Наша главная забота – многоконфессиональный, многоэтнический сирийский народ, который всегда был дружественным в отношении Российской Федерации и символизировал сосуществование цивилизаций, культур, религий на Ближнем Востоке. Именно это беспокоит нас прежде всего.

Никакие персоналии не играют решающей роли. Мы считаем неправильным, когда оппозиция говорит, что только уход Б.Асада позволит начать диалог о судьбе страны. Это контрпродуктивно, потому что ценой такой позиции, такого предварительного условия начала диалога становятся все больше жизней сирийских граждан. Я бы сегодня в микрофон призвал сирийскую оппозицию оставить в стороне объединяющий ее фактор – требование ухода Б.Асада - и сформулировал бы конструктивную повестку дня. Положил бы на бумагу видение будущей Сирии, в которой все этнические, религиозные меньшинства будут комфортно, в безопасности сосуществовать друг с другом, ощущая себя полноправными членами политической системы сирийского государства. Если бы оппозиция сделала такой шаг, мы посмотрели бы, на каких основах она готова объединяться и вести диалог о будущем Сирии. Рассчитываю, что сегодняшний призыв будет услышан, и мы получим какую-то реакцию.

Вопрос: Позицию России по Сирии критикуют. Некоторые утверждают, что Россия - соучастник конфликта, и для нее нет будущего в регионе в случае ухода Б.Асада. Что Вы думаете по поводу такой жесткой критики? Как Вы относитесь к отказу А.М. аль-Хатыба приехать в Россию?

С.В.Лавров: Я уже комментировал высказывание г-на А.М. аль-Хатыба. Надеюсь, он услышит и поймет мою реакцию.

Что касается утверждений, что Россия является участником конфликта в Сирии, то они настолько далеки от действительности, что даже комментировать нечего. Мы не поставляем сирийскому режиму наступательных вооружений, оружия, которое может использоваться в гражданской войне. То, что у режима есть со времен СССР, не подвержено нашему влиянию. Мы не поставляем ничего, что используется в гражданской войне. Россия выполняет обязательства по завершению контрактов на поставку в Сирию оборонительных вооружений, прежде всего систем ПВО, говорили об этом не раз, и не вижу здесь предмета, чтобы вписывать эту тему в контекст нашей вовлеченности в сирийский конфликт.

Мы не поставляем наступательных вооружений оппозиции, как это делают некоторые другие страны. Причем такие вооружения становятся все более продвинутыми и смертоносными. У России нет сотен представителей спецназа «на земле», в регионе, соседних с Сирией странах и на территориях некоторых районов самой Сирии. Говорить о прямой вовлеченности в конфликт можно, но только, если это не относится к Российской Федерации.

С.В.Лавров (в дополнение к реплике Л.Брахими): Полностью разделяю предновогоднее желание Л.Брахими о том, чтобы конфликт в Сирии завершился в следующем году мирно, политическим процессом в интересах сирийского народа, региона и международного права. Согласен, что было бы здорово, если это произошло пораньше в 2013 г. Будем прилагать для этого все усилия.

К огромному сожалению, едва ли это удастся сделать к 1 января 2013 г. Хотя это стало бы лучшим подарком г-ну Л.Брахими ко дню его рождения. Поздравляю г-на Л.Брахими с наступающими праздниками - Днем рождения и Новым Годом!


mid.ru

Версия для печати