Общественное телевидение в России. Мировой опыт

23:21 09.12.2012 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


«Сверкой часов» перед запуском широкомасштабного проекта под названием «Общественное телевидение России» (ОТР) стал «круглый стол», собравшийся по этому поводу в начале декабря  в Москве. Общенациональный российский телеканал должен начать вещание уже в 2013 году, согласно Указу Президента РФ Владимира Путина. В таком начинании не обойтись без мирового опыта, - посчитали инициаторы и организаторы «круглого стола» - редакция журнала «Международная жизнь» и Международный клуб журналистов, а также Союз журналистов России. О возможном применении мирового опыта при создании ОТР и дискутировали известные представители отечественного медиа сообщества, политики и деятели культуры, чей многолетний багаж в сфере телевещания уже стал частью мирового. Не секрет, что реклама на телевидении стала не просто навязчивым сервисом, - этот «продукт» отторгается телезрителем как идущий вразрез всем представлениям об этике и элементарных правилах приличия. Практически не осталось телеканала, который можно было бы смотреть всей семьёй. Это, конечно, не означает, что ОТР станет панацеей от «телевизионных бед», но это будет, во всяком случае, попытка создания особого рода телевидения, отличительной чертой которого, может быть, станет момент сотворчества с отечественным телезрителем. «Однако, ни при каких обстоятельствах Общественное телевидение России не должно быть «нишевым», - подчеркнул на конференции генеральный директор будущего телеканала Анатолий Лысенко.

Концепция общественного телевидения России, как выяснилось, уже практически готова, и есть возможность внести в неё необходимые штрихи из мирового опыта. Надо понимать, чем принципиально и концептуально общественное телевидение отличается от государственного ТВ. По какому принципу будет осуществляться руководство им, и формироваться программная политика? В какой степени целесообразно воспользоваться мировым опытом общественного телевидения, дабы не копировать программы, подобные таким, как «Как выиграть миллион», «Готовьте вкусную еду с нами» и другие развлекательные шоу.        

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»,  проработавший несколько лет в Административном совете телерадиовещания в Женеве, в так называемой «зонтиковой» организации для крупнейших европейских каналов общественного вещания, открывая дискуссию,  отметил, что критерии, предъявляемые общественному телевидению, достаточно глобальны. Например, в Уставе членов Европейского вещательного союза записано, что по своему формату, по своей адресности, Общественное телевидение не может быть «нишевым». Оно обязательно должно обращаться к общей аудитории. Есть и другие параметры, касающиеся экономики, но в данном случае, применительно к российскому общественному телевидению – эта тема очень и очень сложная, отметил Армен Оганесян. Нам же важно понять, к какой все-таки аудитории мы будем обращаться на Общественном канале телевещания. В этом смысле, отметил Армен Оганесян, важно, чтобы личность потенциального зрителя Общественного телевидения России была осознана.

Анатолий Лысенко, глава Общественного телевидения России, президент Международной академии телевидения и радио обозначил суть своего статуса, который на данный момент равен аналогичному небезызвестному литературному образу поручика Киже.  То есть он занимается Общественным телевидением, которого нет, по сути - символом. Выразив глубочайший пессимизм по этому поводу, Анатолий Лысенко предрек ему срок жизни в полгода, исходя из той экономической базы, которая уготована ОТР бюджетным лимитом. Тем не менее, размышляя об Общественном телевидении на отечественной почве, Анатолий Лысенко склонен настаивать, что функции ОТ в России существенно отличаются от функций ОТ за рубежом. «Команда, которая занимается созданием ОТ в России рассматривает таковое как ликбез по созданию гражданского общества». Итак, сложнейшая задача ОТР – это адрес, т.е. к кому обращено ОТР. Всеобщее телевидение? – это слишком наивно, поскольку аудитория ОТР будет не многочисленна по прогнозу мониторингов. Следовательно, можно предположить, что это будет наиболее «продвинутая», образованная аудитория. Не верит Анатолий Лысенко и в то, что это телевидение станет народным. Оно формируется под двумя посылами:   - не политизированное телевидение и познавательное, разъясняющее и воспитательное телевидение. А значит, это 2% всей аудитории России. В этот процент входят и оленеводы Чукотки, и жители Новосибирского Академгородка. В связи с этим Анатолий Лысенко намерен пустить на Общественное телевидение огромный творческий потенциал провинции России.

Выступление Генерального директора ОТР Армен Оганесян ассоциировал со словами Гете «кто хочет невозможного, мне мил».  Он передал слово Михаилу Федотову, председателю Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. А он в свою очередь напомнил, что в начале 90-х годов именно А.Лысенко возглавил создание Российского телевидения и радио, и никто не верил, что из этого что-либо стоящее получится. Но получилось. Поэтому есть надежда и в создание достойного ОТР. Тем не менее, Михаил Федотов полагает, что создание гражданского общества в России должно опираться на Общественное телевидение, равно, как и ОТР должно апеллировать к гражданскому обществу. М.Федотов полагает, что создание и деятельность в России Общественной наблюдательной комиссии - своего рода чудо, происшедшее в стране, где людей любой социальной группы, а не только тех, кто имеет власть и деньги, могут выслушать. Даже заключенные колонии в Копейске могли добиться права голоса и быть услышанными властью. Поэтому Михаил Федотов считает, что ОТР должно стать  таким же чудом в России, и этот романтизм имеет под собой вполне реальную почву. Даже понимая, что когда ОТР выйдет в эфир, критика будет ужасающая, но это будут «крики чаек за бортом». Не надо этого пугаться. ОТР и государство. Мы создаем не уникальную модель ОТР по его отношению с государством. Такая модель существует в Азербайджане. Там есть и общественное и государственное телевидение. Общественное телевидение выполняет функции государственного телевидения в отсутствии государственной пропаганды. Это не оппозиционное телевидение. А публично-правовое телевидение. То есть оно выполняет функции государства, не отделяющего себя от общества. И ещё Михаил Федотов уточнил, что Общественное телевидение не существует отдельно от Общественного радио. И видимо, вскоре придется принимать специальный закон для Общественного телевидения и Общественного радио.

Генрих Юшкявичюс, советник генерального директора ЮНЕСКО, вице-президент Евразийской академии телевидения и радио (ЕАТР), много лет проработал заместителем Председателя Гостелерадио СССР и имеет колоссальный опыт в этой отрасли. Поэтому он сразу заявил: «Вы мне не назовете ни одну страну, где бы Общественное телевидение было оппозиционным». Да. Одно время к ВВС в Великобритании было доверия больше, чем к  правительству, когда оно приняло решение об участии в войне в Ираке. Г.Юшкявичюс привел классическое определение Общественного телевидения – оно должно быть доступно  большинству населения страны. Оно должно учитывать интересы меньшинств – религиозных, национальных. Оно должно служить сохранению национальной идентичности и чувству общности. Этому не могут служить ни криминальные темы канала НТВ, ни эротические программы РенТВ. Далее: нет ни одного государства, где бы президент страны не влиял на назначение руководителя Общественного телевидения. При этом государственные органы не вмешиваются в редакционную политику Общественного телевидения. Но непременно должна быть смешанная модель финансирования с государственным участием. Что касается 2-х% аудитории Общественного телевидения, предсказанных А.Лысенко, то Г. Юшкявичюс, знающий законы телевидения, обнадежил: «Давно известно, что предложение телевизионных программ воспитывает спрос потребителей, а следовательно и повышает процент телезрителей, предпочитающих Общественное телевидение». Общественное телевидение является сильнейшей поддержкой повышения образовательного и культурного уровня нации, считает Г.Юшкявичюс. Пример из практики: французско-германский телеканал АRD транслировал элитную программу, аудитория которой составляла 1%. Теперь же аудитория этой программы значительно выросла, потому что интересна более широкому кругу потребителей.

«Когда я работал на Интервидении, там каждую среду можно было получать большое количество программ из всех стран Восточной Европы. Немцы предлагали великолепные концерты органной музыки из Дрездена. Румыны предлагали прекрасную оперетту. Но практически мало что брали из этого многообразия наши телевизионщики». Конечно, в каждой стране по-разному это организовано. Например, во Франции история общественного телевидения признает очень большую роль государства, и она так и осталась весомой. И большая половина капиталовложений в материальную базу Общественного телевидения Франции – это государственные вложения. Или телевизионная компания Японии NHK – сегодня невозможно себе представить японскую цивилизацию и культуру без телевизионной компании Общественного телевидения и радио NHK. Есть ещё один момент. Сегодня более 300 миллионов людей в мире говорят по-русски, интерес к России большущий, но как представлена телеканалами Россия за рубежом? НТВ и РенТВ.  Имидж криминализированной и недоразвитой духовно страны. Противоположный опыт СССР – однажды один из американских университетов перестал принимать программу на русском языке, и чтобы возобновить вещание, они прислали телеграмму заместителю председателя Гостелерадио радио Г.З.Юшкявичюсу и копию Л.И.Брежневу.  Это и показывало интерес и необходимость советского телерадиовещания на зарубежные страны, чем не может похвастаться нынешнее телевидение России.

Отдельная проблема для Общественного телевидения России – мигранты. Природа не терпит пустоты. И если не обратить внимания на их информационное обеспечение, им займутся другие. Эту проблему надо решать незамедлительно, считает Г.Юшкявичюс.

Всеволод Богданов, председатель Российского союза журналистов: рейтинг Общественного телевидения должен определяться словами «Я верю». То есть, когда человек посмотрит Общественное телевидение, он должен руководствоваться тем, что он верит, потому что об этом сказано на Общественном телеканале. Этого доверия сегодня нет на нашем телевидении и радио. У нас сегодня 50 диаспор в Москве, они пытаются на что-то влиять, но у них настроение, что они никому не нужны. Корейцы, азербайджанцы пытаются привлечь к себе, к своим проблемам внимание. Новое информационное поле формируется. В Москве создается Общественное информационное агентство на основе Дома журналистов. Мне кажется тема «Я верю», будет работать.  Мне думается, что А.Лысенко стоит у истоков святого дела. Вспоминаю поездку в NHK, у этой телевещательной компании есть золотое правило: я не могу задеть никакую часть общества, ни коим образом обидеть её. Они даже интересы бомжей отражают на Общественном телевидении. В их практике – когда NHK ставит точку на решенной проблеме.

Виталий Третьяков – декан высшей школы телевидения МГУ им. М.В.Ломоносова: С ОТР ситуация ясна по той фразе, что умереть нельзя, а выйти в эфир невозможно. Столик зарезервирован, бокалы расставлены, но повару на кухне не дали команду обслуживать клиентов. Творческий проект Общественного телевидения имеет пару – тройку секретных позиций.

Мне думается, все возможно, если это нужно. По мнению В.Третьякова, лучшая модель Общественного телевидения – это синтез телеканала Культура и информационные выпуски новостей, в том числе и итоговые недельные программы новостей. Главный посыл выступления В.Третьякова заключался в том. Что без политики канал Общественного телевидения пользоваться популярностью не будет.

Елена Вартанова, декан факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова отметила важную тенденцию в журналистской среде – студентов журналистики волнует появление Общественного телевидения в России. Сам факт появления такого телевидения говорит о том, что есть потребность в консолидации идей в обществе и потребность в журналистике как особой форме творческой деятельности. «Эту потребность сегодня не удовлетворяют ни газеты, ни радио», - отметила Е.Вартанова.  И появление Общественного телевидения в какой-то мере сможет удовлетворить эту потребность в конструктивной функции журналистики. Общественное телевидение Елена Вартанова рассматривает как возрождение общественной журналистики, «которая совершенно ушла из эфира»  и как противопоставление коммерческой модели развлечений, «которая заполнила весь эфир». У Общественного телевидения мобилизационная функция очень важна, - считает Е.Вартанова. «Сегодня Интернет выполняет потребность в социальной мобилизации, - сказала она. - Телевидение всегда отражение духа общества. У нас не сформулирована медиа политика государства. Телевидение должно апеллировать к коллективной идентичности. Главный подход к телевидению должен трактоваться как к общественному благу. Оно формализуется в таких институтах как система образования, охрана общественного порядка. Телевидение часть индустрии развлечений и рекламы, но и общественного блага».

Елена Вартанова отметила, что телевидение, и даже коммерческое, служит обществу. «Сегодня мы формулируем потребность для всего телевидения России. В массовой коммуникации выступает общественное мнение. О какой монополии для Общественного телевидения мы можем говорить сегодня? Нет этой монополии. Сейчас тот период, когда Общественное телевидение -  некий идеал, но это та идеальная норма, которая уже должна воплощаться. Иначе в условиях перевода общества в абсолютно децентрализованную дискуссию мы можем потерять объединение общества посредством телевидения. Поэтому объединение общества посредством Общественного телевидения – это важнейшая концепция, доступная всем», - подчеркнула Елена Вартанова.

Участники конференции «Общественное телевидение в России. Мировой опыт» пришли к единому выводу: ОТР необходимо, и потребность в нем актуальна в России. Каким оно будет, покажет теперь уже 2013 год.

 

Фотогалерея

Видео

Ключевые слова: конференция Общественное телевидение России Москва

Версия для печати