Выступление и ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Иордании Н.Джодой, Амман, 6 ноября 2012 года

00:33 08.11.2012

 

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы поблагодарить наших иорданских друзей за радушие, гостеприимство и прекрасную организацию работы. Мы встречаемся регулярно. Сразу скажу, что в России высоко ценят усилия, которые Его Величество Король Абдалла II предпринимает по обеспечению устойчивого социально-экономического, демократического развития Иордании в непростых условиях сегодняшнего Ближнего Востока. Наши страны связаны давними и прочными узами дружбы, в основе которой взаимное уважение, тесные отношения между руководителями двух государств и на всех других уровнях.

Мы рассмотрели сегодня то, как идет продвижение по направлениям, согласованным между Президентом Российской Федерации и Его Величеством Королем Иордании по развитию двустороннего взаимодействия. Было констатировано завершение работы над рядом важных документов, которые вскоре будут подписаны. Это касается Меморандума о торгово-экономическом и научно-техническом сотрудничестве до 2016 года, Межправительственного соглашения о формировании межправкомиссии по торгово-экономическому взаимодействию, а также Межправительственного соглашения по сотрудничеству в таможенных делах.

Мы также обсудили ряд практических проектов, которые находятся в стадии согласования между соответствующими представителями двух наших стран. Это относится к таким областям, как атомная энергетика, строительство инфраструктуры, сельское хозяйство, транспорт. Уверен, что все эти направления получат конкретное развитие и практическое воплощение. Безусловно, заинтересованы в расширении гуманитарных, культурных контактов, увеличении потока туристов.

Мы, конечно, обменялись мнениями о том, что происходит на Ближнем Востоке. Нас с Иорданией объединяет убежденность в том, что любые перемены должны опираться на право народов самим определять свою судьбу, осуществлять назревшие социально-экономические и иные преобразования в конституционном поле без вмешательства извне, на основе широкого политического диалога в интересах всех общественных сил и этно-конфессиональных групп.

Под этим углом зрения мы рассмотрели ситуацию в Сирии. Как сказал мой коллега и друг Н.Джода, убеждены, что в качестве первоочередного шага необходимо добиться прекращения любого насилия и уже в этих условиях начать побуждать стороны к политическому диалогу, чтобы и оппозиция, и представители правительства вырабатывали согласованные договоренности о будущем своей страны. Но, подчеркну, сегодня самая приоритетная задача - остановить насилие. Убеждены, что заложенный в Женевском коммюнике от 30 июня с.г. потенциал не только не исчерпан, но становится все более востребованным. Мы приветствуем усилия специального представителя ООН/ЛАГ по Сирии Л.Брахими, который стремится нащупать пути практической реализации этого весьма важного документа.

Разъясняем нашу позицию всем представителям сирийских групп. Мы работаем не только с правительством, но и со всеми оппозиционерами, убеждая их в безальтернативности продвижения вперед на основе Женевского коммюнике. Эти наши подходы я подробно изложил в ходе прошедшей сегодня в Аммане встречи с бывшим премьер-министром Сирии Р.Хиджабом. Мы продолжим эту работу.

Что касается других региональных дел, то мы с иорданскими друзьями едины в том, что недопустимо предавать забвению палестинскую проблему. Здесь наша позиция едина – мы выступаем за достижение на Ближнем Востоке всеобъемлющего урегулирования, справедливого и прочного мира на существующей международно-правовой основе. Высоко ценим роль, которую играет Иордания в усилиях по созданию условий для скорейшего возобновления содержательных палестино-израильских переговоров. Мы поддерживаем эти усилия, и сами работаем в этом направлении. Сегодня мы подробно поговорим об этом с находящимся в Аммане Председателем ПНА М.Аббасом. Конечно, обо всех наших договоренностях мы будем иметь честь доложить Его Величеству Королю Абдалле II.

Вопрос: Сегодня Вы провели встречу с бывшим премьер-министром Сирии Р.Хиджабом и изложили позицию России по урегулированию кризиса в САР. Нашла ли она отклик у этой части сирийской оппозиции, считающейся нейтральной?

С.В.Лавров: В ходе сегодняшней встречи не стояла цель получить какие-то окончательные оценки или достичь финальных договоренностей. Задача виделась в том, чтобы самым подробным образом разъяснить логику российской позиции, как мы это делаем на встречах со всеми представителями оппозиции.

А наша логика проста – если для всех главным является спасение как можно большого количества жизней, то и правительству, и оппозиции надо прекращать кровопролитие и вооруженные действия. Однако, это нужно делать таким образом, чтобы никто не пытался воспользоваться такой ситуацией и получить какие-то военные преимущества. Важный аспект нашей позиции – возвращение в Сирию наблюдателей ООН, увеличение их количества, чтобы они смогли своими глазами увидеть, кто и как выполняет требование о прекращении огня.

Следующий шаг – переговоры. Но это в том случае, если, повторю, для всех главная цель – прекращение насилия. Если же для кого-то приоритетом остается свержение режима Б.Асада, то они должны понимать, что такой позицией они, по сути, готовы молчаливо (или не очень) соглашаться с продолжением кровопролития. Вот и все. Мне кажется, это достаточно ясный подход.

По моей оценке, г-н Р.Хиджаб готов прислушиваться к данной позиции. По крайней мере, мы готовы продолжать вести и с ним, и с другими оппозиционерами содержательный и насыщенный диалог.

Вопрос: Некоторые иорданцы были против позиции Москвы по Сирии и даже устроили акцию протеста, заявляя, что Россия участвует в убийстве сирийского народа. Планирует ли российская сторона изменить свою позицию и прислушаться к оппозиции, находящейся в Иордании?

С.В.Лавров: Я слышал о демонстрации, в которой приняли участие порядка 25 человек - что поделать, у людей есть свои убеждения. У России своя позиция, и мы ее не скрываем. В данном случае мы абсолютно убеждены в том, что эта позиция не имеет альтернативы. Она отражена в Женевском коммюнике, и ее нужно продвигать в жизнь. Мы этим активно занимаемся, убеждаем и правительство, и оппозицию взять упомянутый документ за основу - прекратить стрелять, назначить переговорщиков, которые будут договариваться о составе и содержательной части работы т.н. переходного управляющего органа.

Оппозиция отвергла Женевское коммюнике, которое, как сказал мой друг Н.Джода, является предметом консенсуса всех пяти постоянных членов СБ ООН, представителей ЛАГ, Турции, ЕС и Генерального секретаря ООН. Поэтому не будем даже рассматривать какие-то попытки исказить и извратить содержание этого документа. Некоторые коллеги говорят нам, что можно выполнить Женевское коммюнике, но сначала Президент Сирии должен уйти. Это значит, что для них важнее не жизни сирийских граждан, а голова Б.Асада. Эту позицию мы никогда не поддержим - ведь, по сути, нас призывают занять позицию о необходимости для нынешнего главы сирийского государства покинуть свой пост, а пока он этого не сделал, все средства хороши для продолжения вооруженной борьбы. Думаю, понятно, что ни один ответственный политик на это не может пойти.

Вопрос: Существует опасение, что режим в Дамаске потеряет контроль над химическим оружием. Советовала ли Москва Б.Асаду, каким образом переместить это оружие в более безопасное место и не допустить его использования против сирийцев или их соседей в регионе?

С.В.Лавров: Я исключаю возможность применения нынешним режимом химического оружия. На этот счет мы получили достаточно серьезные заверения, а также оказали содействие в том, чтобы соответствующие заверения получили наши американские и европейские коллеги. Пока мы такой угрозы не видим, а она может произрастать только в одном случае – если химическое оружие попадет в руки террористов, которые сейчас неплохо себя чувствуют в Сирии.

Что касается состава управляющего переходного органа, о создании которого договорились в Женеве, то определять его не нам, не американцам и даже не арабам, а самим сирийцам. В Женевском коммюнике записано, что состав этого совета должен формироваться по обоюдному согласию правительства и оппозиции, из этого мы и исходим.

Вопрос: Россия верит в невоенное решение сирийского конфликта и, тем не менее, поставляет сирийскому режиму военное оборудование и ОМУ. Как бы Вы прокомментировали такую двойственность российской позиции?

С.В.Лавров: Я с удивлением слышу, что мы поставляем ОМУ в Сирию. Для меня совершенно поразительно это слышать из уст корреспондента уважаемой мною корпорации. Мы завершаем поставки по старым контрактам, которые не имеют никакого отношения к борьбе с демонстрантами, а направлены на обеспечение обороноспособности Сирии, прежде всего, в плане средств ПВО. Надеюсь не надо объяснять, почему у сирийцев достаточно давно возникла такая необходимость.

Еще раз поясню: любые насильственные действия и нарушение международного гуманитарного права, которые совершаются как правительством, так и оппозицией, недопустимы и неприемлемы. Те, кто вооружают оппозицию, поставляют ей необоронительные системы. Есть подтвержденная информация, что в руках оппозиционных групп на территории Сирии имеется около 50 комплексов «Стингер». Вам известно, для чего предназначаются «Стингеры». Руководители Сирийской свободной армии неоднократно говорили, что и гражданские самолеты станут легитимной целью, если будут использовать сирийские аэропорты.

Меня удивляет отношение наших западных друзей к террористическим актам на территории Сирии - они пытаются доказать, что поскольку режим так себя ведет, то и теракты против него оправданы. Это очень скользкая позиция, которая может далеко нас завести. Повторю, мы не оправдываем режим, осуждаем многие его деяния. Но террористические акты – не метод борьбы. Если спираль насилия не остановить, то жертв среди сирийцев будет еще больше. Мы можем заставить правительство и оппозицию заключить перемирие и сесть за стол переговоров при одном условии – если все, кто был в Женеве, будут это делать, заставляя те группы, на которые они имеют влияние, подчиниться призыву международного сообщества. Пока же, к сожалению, большинство участников женевской встречи работает на то, чтобы удержать оппозицию от готовности к диалогу, убедить ее продолжать борьбу до победного конца. Мы все должны отдавать себе отчет, что цена за такую позицию будет выражаться во многих новых жертвах в Сирии.

Вопрос: Р.Хиджаб заявил, что сирийская оппозиция выступает против проведения переговоров в Москве, пока Б.Асад находится у власти. Если данная позиция не изменится, каковы могут быть действия России?

С.В.Лавров: Москва упоминалась в качестве места, где можно было бы собраться, если всех это устроит. Мы готовы поддержать любую другую площадку.

На Ваш вопрос я уже ответил. Понимаю позицию, которая провозглашает лозунг, что ничего не произойдет, пока Б.Асад не уйдет, и что надо продолжать бороться с режимом всеми законными и противозаконными средствами. Но те, кто исповедуют такую позицию, должны понимать, что ценой станут все новые жизни сирийцев. Никто не в состоянии заставить капитулировать режим в одностороннем порядке. Значит, будем наблюдать за войной до победного конца, если так желают те, кто влияют на вооруженную оппозицию.

mid.ru

Версия для печати