Осенний марафон Евросоюза

23:07 29.10.2012 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Начавшееся 29 октября масштабное африкано-балканское турне госсекретаря США Хиллари Клинтон нельзя не счесть знаменательным. Прежде всего, речь идет о последней крупной акции главы государственного департамента США перед президентскими выборами в этой стране. Клинтон уже дала понять, что вряд ли останется на своем посту вне зависимости от исхода голосования. И теперь она торопится зафиксировать все достижения внешней политики США в Северной Африке и особенно на Балканах.

  Не менее важно то, что в поездке по Юго-Восточной Европе ее сопровождает верховный комиссар Евросоюза по международным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. А если учесть, что несколькими днями ранее Балканы уже посетил министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг, можно говорить о том, три западные державы направляют балканским странам некое совместное послание.

Если отвлечься от внутренних проблем положения в Алжире, Боснии и Герцеговине или Хорватии, намеченных для визита Клинтон, следует признать, что данное послание адресовано, в первую очередь, Сербии. В трактовке Хейга смысл послания был выражен так: «балканская карта является завершенной». Читай: Косово отобрали у Сербии навсегда, раздел края на сербскую и албанскую части тоже рассмотрению не подлежит.

Хиллари Клинтон и Кэтрин Эштон ставят во главу угла состоявшуюся на днях в Брюсселе встречу премьер-министра Сербии Ивицы Дачича и главы косовского правительства Хашима Тачи. Как сообщает госдепартамент США, обе гостьи потребуют от Белграда и Приштины «уважать достигнутые ранее соглашения» и предпринять новые шаги к сближению. По данным косовских албаноязычных СМИ, данное сближение будет облечено в проект соглашения, уже подготовленного администрацией США. На этом документе должны будут появиться подписи высших руководителей Сербии и Косова. Предполагается, что в нем будут гарантированы определенные права косовских сербов, но никакой особый административный статус за северными (сербскими) районами Косова закреплен не будет. Кроме того, документ должен зафиксировать отказ властей Сербии от какой-либо поддержки косовских сербов и их органов самоуправления, действующих в рамках сербской Конституции.  Под этим актом капитуляции сербов должна будет, как ожидают Вашингтон и Брюссель, появиться подпись президента Сербии Томислава Николича, что позволит Западу считать «косовское досье» закрытым на условиях США и их союзников по НАТО.

Появление данного плана стало неожиданностью даже для части косовско-албанской политической элиты. Во всяком случае, в неведении  оказался традиционный участник политических комбинаций председатель Ассамблеи Косово Якуп Красничи. По свидетельству газеты «Зери», Хашим Тачи намеренно «проигнорировал» парламентского спикера и не информировал его о встрече с Ивицей Дачичем, опасаясь спровоцировать скандал из-за своих действий в обход парламента. По мнению известного приштинского политолога Авни Зогьяни, для скорейшего заключения с Белградом соглашения Хашиму Тачи лучше всего подходит не Красничи, а косовский президент Атифете Яхъяга, поскольку она, в отличие от спикера, «не имеет политической позиции» и потому не способна создать указанному проекту каких-либо проблем. По информации «Зери», руководство Евросоюза по собственным каналам довело до сведения Тачи, чтобы он воздержался от публичного обсуждения переговоров с Белградом, поскольку «Брюссель и США уже установили повестку дискуссий». Косовский премьер, правда, намекнул британскому министру иностранных дел, что не ожидает от Белграда признания независимости Косова «в ближайшие месяцы». Кроме того, на дальнейшее развитие ситуации может повлиять расклад сил в самом ЕС.

Причины крепнущей солидарности в треугольнике Вашингтон – Брюссель – Лондон, судя по всему, связаны с углубляющимся расколом внутри Евросоюза на англосаксонский и франко-германский лагеря. Катализатором раскола выступает, главным образом, спор о путях выхода из финансово-экономического кризиса. Если говорить в геополитических категориях, речь идет о борьбе концепций «сильной» и «слабой» Европы… Первой концепции придерживаются, прежде всего, Германия, Нидерланды, скандинавские страны и в меньшей степени Франция. Они настаивают на соблюдении в рамках Евросоюза ранее установленных правил игры, позволяющих сделать эту организацию ещё более централизованной.

 Противостоящий им лагерь традиционно возглавляет Великобритания, стремящаяся не допустить усиления континентальных европейских держав. С ней в этом вполне солидарны США. Как неоднократно давал понять американский министр финансов Тимоти Гайтнер, Вашингтону финансовый кризис в ЕС невыгоден, но урегулировать его США хотят не на путях укрепления Европы, а посредством решения долговых вопросов за счет более преуспевающих государств во главе с той же Германией. Лондон придерживается той же позиции. Говоря словами бывшего федерального канцлера Германии Герхарда Шредера, «Великобритания гораздо охотнее, чем другие страны, готова предвосхищать намерения США и ставить их во главу своей европейской политики».

Появление в этом лагере брюссельской бюрократии обусловлено фактическим провалом октябрьского саммита Евросоюза, оказавшегося неспособным принять ни одного из готовившихся решений финансово-экономического блока. А этот провал, в свою очередь, был вызван нежеланием Ангелы Меркель идти на уступки  руководству ЕС за счет немецких налогоплательщиков. Особенно - учитывая предстоящие через год выборы в ФРГ. Тем не менее, проблемы никуда не делись, и принятие решений лишь отсрочено на несколько недель. При этом эксперты за пределами Европы не очень надеются на улучшение ситуации, рассчитывая лишь на сохранение статус-кво. Как заметил по поводу сложившегося положения дел один из руководителей компании IG Investment в Гонконге Тим Люнг, для хорошего самочувствия азиатских рынков достаточно хотя бы «отсутствия плохих новостей из Европы».

Ситуация позволяет прогнозировать, по меньшей мере, три важные для всей Европы тенденции.

Во-первых – продолжение попыток Вашингтона и Лондона укрепить свой альянс, навязывая другим странам-членам ЕС англосаксонский взгляд на мир. Рост настроений евроскептицизма может привести расширению данного блока за счет стран Центральной и Восточной Европы, многие из которых ориентируются скорее на Вашингтон, нежели на Брюссель.

Во-вторых, всё большее значение будет приобретать политический торг внутри конгломерата ЕС/НАТО, предусматривающей «обмен уступками». Эту нехитрую идею в свое время откровенно сформулировал Герхард Шредер, подчеркнувший, что «участие в косовской операции (бомбардировки натовцами Югославии в 1999 году – П.И.), как и позднее, в ноябре 2001-го согласие на операцию в Афганистане, обеспечили нам возможность свободно сказать «нет» войне в Ираке».

Наконец, в-третьих, возрастёт угроза сепаратных действий отдельных атлантических держав в тех или иных кризисных ситуациях. Так, в 2011 году франко-германское соперничество подтолкнуло тогдашнего президента Франции Николя Саркози на интервенцию в Ливии в союзе с Великобританией и США. Похожие военно-политические комбинации, составленные из отдельных европейских членов НАТО под патронажем Вашингтона, могут сложиться и в связи с планами Запада в отношении Сирии и/или Ирана.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Ключевые слова: Хиллари Клинтон Евросоюз Балканы

Версия для печати