Ближневосточный ракурс сессии Генеральной Ассамблеи ООН

12:15 03.10.2012 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


После завершения визита российской делегации во главе с Министром иностранных дел России Сергеем Лавровым на сессию Генеральной Ассамблеи ООН заместитель Министра Михаил Богданов ответил на вопросы обозревателя журнала «Международная жизнь» Сергея Филатова.

  

Вопрос: У меня сложилось такое впечатление, что на этой сессии Генеральной Ассамблеи ООН Ближний Восток прозвучал мощно и сильно. Вы согласны?

Ответ: Так оно и есть, конечно. В рамках сессии прошло специальное заседание Совета Безопасности и целый ряд других многосторонних мероприятий, посвященных Ближнему Востоку, – и палестинскому вопросу, и, естественно, Сирии, и вообще трансформационным процессам в Арабском мире в свете так называемой «арабской весны». Так что, я бы сказал, что эта тема была сквозной в ходе министерской недели на сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

 

- Какие основные проблемы поднимались в рамках обсуждений по ближневосточной тематике, и как эти дискуссии могут повлиять на общее развитие событий?

- Есть основные темы – горячие, актуальные: сирийская и палестинская проблемы, а также иранская тема, иранская ядерная программа, которая проявилась в ярком, я бы сказал, выступлении на сессии премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

- Она, наверно, также запомнится в ООН, как и когда-то хрущевский ботинок...

- Да, была избрана оригинальная форма демонстрации озабоченности Израиля иранской ядерной программой…

Что касается палестинской проблемы, мы с сожалением констатируем, что не удалось провести министерскую встречу «квартета» ближневосточных посредников на министерском уровне. Эксперты и спецпредставители встречались, общались, но, к сожалению, наши американские партнеры не выразили заинтересованности в проведении на уровне министров подобной встречи, которая была традиционной. Это, конечно, не очень логично, когда в одном месте и в одно время собираются министры и не проводят свою встречу в рамках «квартета». Тем более что нашу позицию относительно того, что такая встреча была бы очень своевременна, разделяли наши партнеры – и европейские, и ооновские, те, кто всегда принимают активное участие в таких мероприятия. Они на этот раз были тоже разочарованы американской позицией. Связано это, может быть, с какими-то предвыборными раскладами в США, но, тем не менее это, конечно, не умаляет важности обсуждения и продвижения наших усилий по возобновлению палестино-израильских переговоров на международно-правовой основе.

В ходе министерской недели на сессии Генеральной Ассамблеи ООН у министра С.В. Лаврова были встречи с Абу Мазеном (Махмудом Аббасом – С.Ф.), председателем Палестинской национальной администрации, и министром иностранных дел Израиля Авигдором Либерманом. Естественно, эти темы затрагивались в двустороннем формате.

Глава ПНА Махмуд Аббас выступил, как известно, с речью на Генеральной Ассамблее и сказал, что палестинская сторона имеет в виду внести проект резолюции по поводу предоставления Палестине в ООН статуса наблюдателя. Видимо, это произойдет в конце ноября.

Наша позиция известна. Мы поддерживаем палестинцев, хотя понимаем, что это предложение – не решение вопроса. Но, по нашей логике, это укрепит переговорные позиции палестинцев, потому что основа этих переговоров постепенно размывается и становится все менее понятно, на какой базе и на каких условиях, и с какой целью эти переговоры должны вестись? При том понимании, что палестинцы говорят, что все меньше и меньше места остается для независимого палестинского государства, потому что продолжается поселенческая активность Израиля, и, таким образом, просто «съедаются» те оккупированные палестинские территории, которые должны быть, естественно, предоставлены для создания полноценного, жизнеспособного и территориально непрерывного независимого Палестинского государства. Это, что касается палестинской проблемы.

Самая горячая тема – сирийская, потому что все озабочены продолжающимся насилием и гибелью людей.

Наша позиция заключается в том – и ее очень четко озвучил С.В. Лавров в своем выступлении, а также в своих двусторонних контактах и на многосторонних встречах, прежде всего, с делегацией стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, - что во главу угла должно быть поставлено прекращение насилия, потому что только это может спасти жизни сирийцев, которые каждый день становятся жертвами различных политических амбиций и устремлений.

В этой связи наша линия – честная, открытая, то, что мы думаем, то и говорим, имея в виду, что есть консенсусная основа, согласованная в Женеве 30 июня в рамках работы «Группы действий».

Мы считаем, что эта основа должна быть сохранена, и на её базе может работать спецпосланник ООН и Лиги арабских государств по Сирии Лахдар Брахими, с которым у Сергея Викторовича Лаврова была отдельная встреча, очень важная. Мы сейчас ждем результатов его контактов, а также его каких-то концептуальных соображений по поводу того, как он собирается работать, при том понимании, что мы изначально заявили о своей полной поддержке его деятельности.

Мы знаем Лахдара Брахими как опытного дипломата и опытного политика, мудрого человека. Сейчас мы исходим из того, что он уедет на Ближний Восток, посетит там ряд столиц и проведет необходимые контакты. Более того, как мы понимаем, его штаб переместится в Каир, то есть он будет ближе к событиям, чем это было во времена Кофи Аннана, который, в основном, работал из Женевы. Хотя тоже, конечно, выезжал в разные страны, например, дважды был в Москве.

Сирийская проблема находится в очень острой фазе. Мы договорились поддерживать плотные контакты со всеми нашими партнерами – и западными, и арабскими. Была встреча также с министром иностранных дел Турции, важной страны, которая соседствует с Сирией. Страна, которая приняла на своей территории много беженцев из Сирии, с одной стороны, но в то же время, вы знаете, там находятся основные подразделения Сирийской свободной армии и других весьма воинственно настроенных группировок сирийской оппозиции.

 

- Сейчас на ооновской площадке в отношении Сирии высказались практически все. Разноголосица, разброс мнений были большие. Но… Всё проявилось. Все обозначили свои позиции. Все были предельно откровенны. Как в этих условиях, при этой разноголосице, при диаметрально противоположных подходах может формироваться какое-то солидарное мнение мирового сообщества?

- Мы исходим их того, что Женевское коммюнике – это консенсусная позиция внешних игроков, которые представляют мировое сообщество, при том понимании, что в Женеве и в «Группе действий» участвовал и участвует Генеральный секретарь ООН, также Генеральный секретарь Лиги арабских государств, а теперь новый специальный представитель ООН/ЛАГ Лахдар Брахими. Там собраны все основные игроки – и постоянные члены Совета Безопасности ООН, и «пятёрка», и арабские государства, и Турция. Поэтому считаем, что на такой консенсусной основе необходимо и дальше выстраивать нашу консолидированную работу.

Более того, с одной стороны, вы знаете, что и наша инициатива, и усилия вместе с Кофи Аннаном провести заседание в Женеве (30 июня с.г. – С.Ф.) не были связаны с каким-то решением Совбеза ООН. Я бы сказал, даже напротив – на министерском заседании в Женеве мы предложили закрепить результаты, договоренности, достигнутые в Женеве и зафиксированные в заключительном Коммюнике, в виде резолюции Совета Безопасности, которая была бы обязательна для всех сторон. Однако наши предложения пока не встретили поддержки со стороны в основном американских партнеров и некоторых других.

Но мы надеемся, что сам ход событий подскажет нашим партнерам, и я бы сказал в какой-то мере нашим оппонентам, что наша линия является обоснованной. Потому что само развитие обстановки свидетельствует, что наши предложения направлены на немедленное прекращение кровопролития и запуск политического процесса. Собственно, вот – две основных цели.

И, как С.В. Лавров говорит, если наша задача – сохранить жизнь сирийцам, то надо прекращать огонь. Надо максимально эффективно надавить на все сирийские стороны – и на правительственную, и на различные группировки – с тем чтобы они прекратили огонь и назначили своих переговорщиков, которые могли бы сесть за стол переговоров и начать обсуждение параметров переходного процесса и формирование, о чём собственно говорилось в Женеве, переходного руководящего органа, который занялся бы наведением порядка в стране, осуществлял бы необходимые исполнительные функции и готовил бы страну к свободным, демократическим, транспарентным выборам – и парламентским, и президентским. 

- Сессия подняла гигантский пласт ближневосточных проблем, и теперь – работа для дипломатов. Как говорится, «à vous de jouer».

- Работа для дипломатов была и всегда будет. 

Ключевые слова: Ближний Восток МИД РФ

Версия для печати