Свидание с другой Никарагуа

12:13 17.09.2012 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


…Шагаю по Манагуа, а мне все еще не верится, что после последней встречи с ней прошло 20 лет. И вокруг уже не та Никарагуа, с которой когда-то у меня было много журналистских свиданий, а уже совсем другая страна, Народ вроде тот же – искренний и предприимчивый, мечтательный и доброжелательный. Но и он, если присмотреться, тоже немного другой.

Страна не разделена, как раньше, на два враждующих лагеря – сандинистов и «контрас», Республика как бы мультиполитизировалась. Нет резкого разделения на «наших» и «не наших». Гражданская война и «контрас» отошли в прошлое, да и вернувшиеся к власти сандинисты уже другие. Они тоже мультиполитизировались. Разделились между собой в духе идеологического плюрализма. И каждая группировка имеет свое представление о пути к народному счастью. Взять хотя бы Движение сандинистского обновления во главе с бывшим активистом Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) Эдмундо Харкином, который ныне критикует правительство Даниэля Ортеги и выступает против него в альянсе с неолибералами. В местную политику даже вброшен новый термин – «даниэлистас» или «ортегистас» - так теперь определяют сторонников нынешнего президента страны, «официальных сандинистов» - государственников и практиков.

А у Даниэля Ортеги и его правительства теперь и главный лозунг другой, более всеохватывающий – «Христианство, социализм и солидарность». Сандинистское правительство стремится больше внимания уделять социальным проблемам, больше старается помогать малоимущим слоям населения, выкраивает в бюджете и вне его средства на социальные программы. Недавно, например, правительство, получив в качестве помощи некоторые безвозмездные суммы от международных организаций, в частности от Евросоюза, приняло решение внести поправки в госбюджет 2012 года с тем, чтобы увеличить расходы на образование, здравоохранение и создание в стране новых рабочих мест.

Власти практикуют регулярные выплаты наиболее нуждающимся семьям. Деньги небольшие – несколько десятков долларов в месяц, но, как говорят местные оптимисты, «это лучше, чем ничего». Власти считают, что при нынешней нехватке рабочих мест такие вынужденные меры просто необходимы. По официальным данным только в Манагуа свыше 70% граждан заняты временной, полулегальной работой в «неформальном секторе» или так называемой «подработкой». Но официально-то они безработные. Эта проблема тоже ждет своих решений.

Власти уделяют внимание и сельскому развитию. Ведь аграрный сектор представляет собой основу никарагуанской экономики. Начиная с 2007 года, когда сандинисты во главе с Даниэлем Ортегой после 16-летнего правления неолиберальных правительств, выиграв выборы, вновь пришли к власти, неимущим семьям было вручено 162 тысячи 807 удостоверений на владение (в частную собственность) участками земли общей площадью 30 тысяч квадратных километров. В ближайшее время власти обещают передать крестьянским семьям, не имеющим своих наделов, еще 4 тысячи квадратных километров пустующих земель.

«Многие обозреватели называют сандинистскую политику «популизмом», - возмущенно говорил мне в Манагуа местный инженер-агроном Хуан Родригес. - Но ведь если такой популизм идет на пользу людям, спасает их от полуголодного существования, чем же он плох! Вот наши «либералы» и «консерваторы» не были популистами. Они «честно» богатели, эксплуатируя работников, которым платили так, чтобы они жили на 2 доллара в день. Их наша большая пресса не очень-то критиковала. Однако выборы они нам, сандинистам, проиграли. И теперь обвиняют правительство, Даниэля Ортегу в популизме»...

Наверное, прав мой новый никарагуанский знакомый Хуан Родригес. Да и по мнению ряда международных экспертов, решение многих сложных социальных проектов в интересах большинства народа и страны по плечу именно правительству такого харизматичного лидера, как Даниэль Ортега. Оппозиция обвиняет его не только в популизме, но и в «каудилизме» и даже в «сомосистском стиле» правления. Но все это – слова, слова, слова… А кто же дело будет делать? Только те, кто давно привык работать, засучив рукава.

В такой стране, как Никарагуа, в которой гражданское общество еще не вполне сформировалось, раздроблено на мелкие партии и идеологические группировки, без лидера, способного консолидировать вокруг себя большую часть народа, вряд ли возможно реализовать крупные проекты, наподобие межокеанского канала, и вообще изменить жизнь людей к лучшему, вырвать их из бедности. И конечно, лучше бы это делать в условиях демократии и социального мира. Впрочем, по опросам экспертов, «социалистический, христианский и солидарный проект» партии СФНО и ее союзников привлекает в Никарагуа большую часть людей. Потому что именно в нем они видят возможность достичь экономического подъема развития общества социальной справедливости.

…Прибыв в Манагуа, быстро начинаешь входить в политическую жизнь, покупая на дорожных перекрестках две главных бумажных газеты страны, - «Пренса» и «Нуэво Диарио». (Или открыв их сайты в Интернете). Издания в самом демократическом смысле наполнены критическими и «ругательными» статьями в отношении нынешней сандинистской власти. Все, за что только можно упрекнуть и обвинить во всех грехах президента Даниэля Ортегу, его супругу и ближайшую соратницу, координатора по информации и связям с гражданским обществом, а фактически влиятельнейшего в стране пресс-секретаря президента и правительства Росарио Мурильо, моментально выплескивается на страницы газет, в радио- и телеэфир Никарагуа. Можно сказать, что в этой стране существует свобода печати, свобода выражения? Безусловно, да! Об этом нередко говорит и вся разношерстная оппозиция. Хотя нередко и нехотя, даже с сарказмом. Но свобода печати в Никарагуа существует, это – факт. Другое дело, как власти отвечают на конструктивную, обоснованную критику. Ведь оппозиция без стеснения старается бить по самым больным и чувствительным местам – по состоянию дорог и транспорта, по медленному подведению электричества и коммуникаций к новым домам и по обилию мусора в городах и поселках, по нерасторопности в решении социальных конфликтов на предприятиях, по мизерному финансированию науки и культуры. Таких чувствительных мест у небогатого государства немало. На решение многих проблем у властей банально не хватает средств. Но оппозиция не дремлет. Она клюет, клюет, клюет…       

Когда-то в своей знаменитой книге «Никарагуанец» известный поэт и прозаик Пабло Антонио Куадра нарисовал довольно откровенный социально-исторический и психологический портрет своего среднестатистического соотечественника. Так, в одном из пассажей он пишет: «Никарагуанец – мечтательная натура, фантастическая личность, которая иногда достигает экстравагантности в стиле барокко. Но… когда никарагуанец сталкивается с реальной жизнью, то порой проявляет удручающую ограниченность. Ника – или никарагуанец, если в единственном числе, - по сути дела, большой хвастун. А если во множественном числе, то никарагуанцы самокритичны, и их самокритичность выражается в своего рода саркастичности».

Конечно, время и обстоятельства отчасти изменили никарагуанца. Но во многом ментальность его, национальный характер, несомненно, сохраняет главные характеристики, данные ему незабвенным Пабло Антонио Куадрой.

И действительно, юмор и сарказм весьма распространены в Никарагуа.

Надутый и напыщенный человек может быть запросто высмеян, отчего, считают специалисты, его деловое достоинство «сморщится, как проткнутый воздушный шарик». Считается, что это – национальный метод психологической самозащиты. Часто сталкиваясь с войнами, конфликтами, стихийными бедствиями, нищетой, жестокими правителями, никарагуанцы давно избрали для себя в ответ такое главное оружие, как сарказм и язвительная шутка. Народ, особенно оппозиция, политические противники нынешних властей, активно пользуются своим генетическим оружием. И это наглядно отражено в современных СМИ Никарагуа.

 

…Давно не видел столько радости на лицах простых никарагуанцев! Объяснить это несложно. Во-первых, потому что я давно не был в этой стране.  А, во-вторых, мое пребывание в Никарагуа совпало с праздниками, которые волна за волной захлестнули эту бедно-богатую страну. Почему «бедно-богатую»? Потому что при всей нищете, в которой живет значительная часть никарагуанцев, меньшая крутится, как может,  не очень-то бедствует, а некоторые даже вполне преуспевают и считаются вполне состоятельной и даже богатой элитой. Хотя, конечно, проблемы донимают всех и каждого.

А начались большие и долгие праздники в Никарагуа еще в июле-августе. Поясню: в июле 1979 года никарагуанцы, уставшие от диктаторских бесчинств и произвола клана Сомосы, восстали и свергли его жестокий политический режим. Кровавый президент дон Анастасио с родственниками 17 июля бежал из страны. Впоследствии он нашел убежище в Парагвае, но однажды был взорван там в своем лимузине группой народных мстителей. А день его бегства, 17 июля, впоследствии был провозглашен в Никарагуа Днем радости.

Тогда же, 19 июля 1979, столица Манагуа была полностью освобождена от сомосовцев, и эта дата с тех пор – День Победы Сандинистской революции – всенародно отмечается как национальный праздник всей республики. В нынешнем году никарагуанцы праздновали 33-ю годовщину победы над тиранией. Постсомосовская Никарагуа достигла «возраста Христа». То есть возраста, в котором сын Божий был распят на кресте и воскрес, обретя святое бессмертие. Можем ли мы сказать, что минувшие годы строительства новой, другой Никарагуа, обрели хоть какую-то святость для своего народа? Что это время отмечено созиданием и достижениями на благо всех никарагуанцев? Отчасти, да, отчасти – нет.

Да, потому что страна развивается постепенно, но последовательно уменьшая число нищих и неграмотных. Никарагуанская экономика демонстрирует не рекордный, но все-таки рост. Так, за последние 6 лет объем экспорта национальных продуктов достиг 2 миллиардов долларов. Страна сумела привлечь на свое развитие почти 1 миллиард долларов прямых иностранных инвестиций. По мнению зарубежных экспертов, Никарагуа сегодня является второй страной в Латинской Америке по уровню сокращения социального неравенства и масштабов общей и крайней бедности.

В настоящее время, по данным Центрального банка Никарагуа, ежемесячный индекс экономической активности в республике в среднем растет на 5,3%. Хозяйство страны развивается позитивно. Горнодобывающие отрасли прибавили за последние месяцы на 9,2%, строительная отрасль выросла на 8,2%. Небольшой рост демонстрируют такие важные сферы производства, как выращивание креветок и добыча морепродуктов, а также животноводство. В стране с 6,2 миллиона человек населения имеется свыше 4 миллионов голов крупного рогатого скота. «Вкус» никарагуанского мяса знают потребители в США, в странах Евросоюза, в России. С ароматным кофе Никарагуа тоже знакомы во многих странах мира, в том числе и в России, хотя у нас пока в малой степени.

Иначе говоря, несмотря на трудности, проблемы, ошибки и противоречия Никарагуа развивается и делает попытки вырваться из исторической бедности в интересах большинства своих граждан.   

 

Почти весь август Никарагуа веселилась, отмечая свои патрональные фиесты. Каждый город имеет своего патрона – католического святого покровителя. Манагуа десять дней чествовал Санто Доминго де Гусмана. История столичного патронального праздника такова. Было это, как рассказывают местные церковники, в конце XIX века. Некий крестьянин случайно нашел в большом дупле черного дерева статуэтку-образ Санто Доминго, удивился странной находке и побежал к усадьбе своего сеньора-барина, чтобы сообщить о ней. Ни господин, ни селяне в округе не знали, откуда могла взяться эта статуэтка и кого она изображает. И тогда они направились к местному священнику. Святой отец внимательно осмотрел находку и объяснил крестьянам, что речь идет о Санто Доминго де Гусмане, который был миссионером и защитником рабов. Жил он с 1170 по 1221 год в Испании. Статуэтку решили оставить у священника, а сами вернулись в местечко Лас-Сьерритас, неподалеку от которого крестьянин обнаружил образ.

А некоторое время спустя в том же дупле вновь был найден Санто Доминго. И опять статуэтку отнесли в дом священника, который на сей раз попросил сделать специальный прозрачный футляр и поставить в него статуэтку. А футляр поместили на украшенные цветами специальные носилки, которые несколько человек торжественно каждый год выносят из храма в Лас-Сьерритас и пешком несут до столичной церкви Манагуа. Манагуанцы и паломники из других мест молятся, выходят на улицы и веселятся – пьют, едят, поют, танцуют. А через 10 дней празднеств такой же процессией возвращают реликвию назад в Лас-Сьерритас. Так, со временем укоренилась религиозная традиция поклонения Санто Доминго Гусману, который с тех пор считается святым покровителем Манагуа.

Кем же был Санто-Доминго? Этот легендарный святой никогда не был в Никарагуа. Он родился в Испании, в селении Калеруга в 1170 году в религиозной католической семье. До 28 лет Доминго изучал теологию и искусства. Его любимой книгой было Евангелие от Матвея и Письма Святого Павла. В 1194 году он был посвящен в сан священника. Санто Доминго быстро приобрел популярность своими проповедями, в которых учил помогать ближним, уважать евангельские ценности, презирать богатство и прочие материальные излишества. Своим ученикам он советовал не проводить ни дня без чтения хотя бы одной страницы Евангелия.

Санто Доминго скончался 6 августа 1221 года после какой-то быстротечной болезни. А в 1234 его друг и поклонник Папа Римский Григорий IX канонизировал де Гусмана, сравнив его святость со святостью библейских апостолов Петра и Павла.   

 

…Процессия с образом Санто Доминго движется не быстро, пританцовывая на ходу. За ней следуют толпы верующих. На лицах преобладают улыбки. Все останавливаются и танцуют под ритмы национальной музыки, которая звучит со всех сторон. На всем пути процессии встречаются массы счастливых манагуанцев, поющих, пьющих пиво или жующих кукурузные лепешки и прочую незамысловатую снедь, танцующих, веселящихся и, казалось бы, напрочь забывших о своих проблемах, бедности и неурядицах.   

Праздники не помешали многим международным и национальным событиям в Манагуа. Здесь состоялись встречи на высшем уровне в связи с 25-летием подписания соглашений «Эскипулас-II» о мирном процессе в Центральной Америке, саммит стран-членов Центральноамериканской экономической системы, внеочередной съезд правящей партии «Сандинистский фронт национального освобождения», на котором был утвержден альянс союзников на предстоящих 4 ноября муниципальных выборах.

А совсем недавно был опубликован список достойных кандидатов в алькальды и советники на выборах от сандинистов.  

Часть либеральной оппозиции призывает игнорировать муниципальные выборы 4 ноября, не ходить голосовать. Но даже среди оппозиционеров нет единого мнения. Есть и такие, которые не видят пользы в отказе от участия в выборах за исключением демонстрации несогласия с сандинистской властью. Сотрясание воздуха словами в наше время явно не эффективно. Для достижения результатов нужен диалог, причем не просто разовые встречи для обмена мнениями, а постоянный диалоговый процесс. Без «одаривания» друг друга компроматами и упреками. Об этом говорили мне как правящие сандинисты, так и либералы и экс и «неосандинисты», с которыми довелось встречаться.

 В международной политике Никарагуа тоже стала другой. Если в первые годы после победы революции 1979 года сандинисты были настроены на конфронтацию с «наемниками США», а во время правления неолибералов почти полностью переориентировались на Соединенные Штаты, то теперь Манагуа проводит осторожный, сбалансированный, прагматичный внешнеполитический курс, в большой степени ориентированный на привлечение потенциальных стран-доноров для борьбы с бедностью. С этой целью Никарагуа старается всячески диверсифицировать свои внешнеэкономические связи.

В стране, которая за свою историю пережила несколько иностранных интервенций и опустошительных гражданских войн, хорошо знают цену миру. Поэтому ее усилия направлены на его поддержание и упрочение, на решение всех конкретных конфликтных ситуаций за столом переговоров. Да и в целом Манагуа выступает против применения силы в международных делах, за формирование многополярного мира региональных проблем на основе международного права. Сандинистское правительство стремится способствовать укреплению роли ООН и поддержанию стабильности в своем регионе и во всем мире.

Вместе с тем республика может и постоять за себя в случае агрессии. На страже суверенитета и независимости страны стоит боеспособная 10-тысячная армия. Сегодня ее подразделения участвуют также в противодействии международной наркомафии, а во время стихийных бедствий приходит на помощь гражданскому населению.

 …Никарагуанцы очень рассчитывают на реализацию своих амбициозных проектов, таких как сооружение крупнейшей в Центральной Америке гидроэлектростанции Тумарин, строительство современных портов и большого межокеанского канала, а также НПЗ, способного переработать 150 тысяч баррелей нефти в день. Существуют планы создания новых предприятий и жилых массивов с удобными и доступными для работников домами. Есть проекты по прокладке новых автомобильных дорог и железнодорожных путей.

Но если даже часть задуманного успешно реализуется, это будет уже совсем другая Никарагуа. Какая? Свободная, процветающая страна, утвердившая свою важную роль в нашем быстро меняющемся мире.

 

Автору этих строк и фотографий не раз довелось бывать в Никарагуа и в разные времена. Впервые журналистская судьба забросила меня в эту центральноамериканскую страну в 1983 году, на четвертый год после победы Сандинистской революции 1979 года. В республике, по сути, шла гражданская война с поддерживаемыми США «контрас». Советский Союз и его партнеры оказывали помощь сандинистам. Тогда мне выпала тревожная, но интересная доля освещать боевые действия и попытки революционной власти строить новую жизнь. Приходилось чуть ли не ежемесячно летать из Гаваны в Никарагуа. Затем, в 2000, когда сандинисты проиграли выборы и к власти пришло неолиберальное правительство президента Виолеты Чаморро, довелось освещать совсем иную политику властей, нацеленную на вынужденное примирение сторон, примирение сандинистов с бывшими «контрас», и смену социально-политического вектора с Москвы и Гаваны на Вашингтон. Бывал в Никарагуа и при других правительствах. Сегодня страна Сандино, как ее называют, вновь приобрела «сандинистское лицо», у власти находятся соратники президента Даниэля Ортеги со своим историческим лидером во главе. Но это уже другие сандинисты, приобретшие политический опыт и человеческую мудрость руководители. И страна уже тоже другая, более современная и устремленная в будущее. Такой я ее недавно вновь увидел, такою хотел показать читателям и зрителям.

 

Фотогалерея

Ключевые слова: Никарагуа Манагуа

Версия для печати