Мировая энергетика в 21 веке

20:40 13.09.2012 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Баланс публикаций на энергетическую тематику явно превалирует в общем объёме новостей мировых СМИ. Случайно ли это? Стоит ли человечество на пороге новой энергетической революции, и какой период своего развития переживает углеводородная цивилизация? Ожидает ли мир «газовая пауза», и станет ли Арктика полем агрессивной конкуренции? – Эти и другие «энергетические» вопросы обсуждали в формате круглого стола участники дискуссии «Мировая энергетика  - новые уравнения геополитики» в Москве на площадке Союза Нефтегазопромышленников России. Её организаторами выступили редакция журнала «Международная жизнь» при поддержке МИД РФ и Института энергетической стратегии.

Ведущий круглого стола – главный редактор журнала «Международная жизнь» Армен Оганесян обозначил тему дискуссии - «Мировая энергетика 21-го века – какой ей быть?». Он предложил рассмотреть многие аспекты энергетической проблематики, поскольку в сфере мировой энергетики, мирового энергоснабжения, как показывает практика и прогнозы, наступают времена, чреватые большими драматичными изменениями. Здесь налицо различные факторы – и политические: доминирование отдельных стран в регионах; и чисто цеховые факторы, и индустриальные – появление новых игроков, особенно связанных с бумом сланцевого газа. Да и вообще, что будет влиять на ценообразование, как будет выглядеть энергетическая корзина в будущем? И даже эти вопросы не ограничивали круг обозначенной темы. Одновременно Армен Оганесян презентовал участникам «круглого стола» новый выпуск журнала, посвящённый саммиту АТЭС во Владивостоке. В номере два эксклюзива, один из которых  - Обращение Президента России Владимира Путина к участникам саммита АТЭС, а также – выступление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова.

Разговор о масштабных и качественных изменениях на мировом энергетическом рынке получился острый, конструктивный и полифоничный. Александр Горбань – директор Департамента экономического сотрудничества МИД РФ, характеризуя сегодняшнее информационное «энергетическое» пространство, сказал: «Вести с полей» сменились «сводками с фронта». Тем самым участник дискуссии подчеркнул остроту проблем данного сектора мировой экономики. В качестве наиболее яркого примера он обратился к крупнейшему игроку энергетического мирового рынка – «Газпрому». В частности, к тем атакам, которым подверглись заграничные офисы энергогиганта со стороны Евросоюза. Известно, что «Газпром» не даёт «спокойно жить» матушке Европе не только сегодня. Достаточно вспомнить, как ещё пару лет назад в ЕС придумали учредить закон, согласно которому этот крупнейший монополист, наряду с себе подобными зарубежными собратьями, должен был, утратив монолитность, разделиться на составные части. Этому не суждено было сбыться – победил здравый смысл. После некоторой паузы пошла «новая волна» на «Газпром», с целью изменить свою ценовую политику, которая не устраивает европейских энергетиков…, а может быть, политиков? Александр Горбань отметил, что в современной ситуации образовано новое конкурентное поле с появлением мощных игроков, коими являются Катар, Австралия и… те же Соединённые штаты. В этой новой конъюнктурной среде, отметил А.Горбань, не последнюю роль играет способность адаптироваться. Теперь уже борьба не столько за прибыль, сколько за рынки, становится наиболее ожесточённой, а потому является главным движущим стимулом развития рынка энергетики 21 века.

А.Горбань подчеркнул, что создание специальной Комиссии по энергетической политике при Президенте РФ – это шаг, которого Министерство иностранных дел добивалось в течение последних 15 лет, и это, по его словам, очень хороший знак. Решения комиссии будут носить не только оперативный характер, - они сумеют установить ориентиры, в соответствие с которыми в новых условиях России придётся работать. Это и усиление конкуренции, и более гибкая ценовая политика, и борьба за рынки.

Что же касается энергетической революции, то она, по мнению А.Горбаня, уже идёт: выгоды альтернативной энергетики для отдельных регионов Земного шара очевидны. А потому тенденция развития альтернативной энергетики будет превалировать с каждым годом. Но в связи с тем, что проблема продовольственной безопасности встала как никогда остро для некоторых африканских стран, ставка должна быть сделана и делается на традиционное топливо – углеводороды. И на данном этапе углеводороды заменить пока нечем. Их запасы ещё ждут своего освоения в Арктике, которая по прогнозам экспертов, будет кормить народы планеты в 21 веке. Однако войны за Арктику, по мнению А.Горбаня, не будет. История с Штокманским месторождением показывает, что энергоэффектвиность и эффективное использование тех полей, которые существуют до захода на арктический шельф, будут превалировать. И конкуренция будет обостряться, с этим собственно никто и не спорил.  

Армен Оганесян решил прояснить у энергетиков и академиков историю со сланцевым газом: действительно ли его роль в скором времени станет столь значительна, как о ней пишут и говорят сегодня? По некоторым прогнозам, если бы не сланцевый газ, то мировой газовый рынок оказался бы полностью в руках России и Ирана. Теперь же, когда с фактором сланцевого газа приходится считаться, Ирану, например, будет сложнее пустить в оборот свои гигантские газовые месторождения. Так ли это? В дискуссию вступил  академик РАН Юрий Малышев – директор Геологического  музея имени В.И.Вернадского. Он сослался на авторитетное мнение академика Николая Лавёрова, который знает многое про сланцевый газ. И мнения по поводу сланцевого газа среди специалистов разделились. Многие называют проблему сланцевого газа «мыльным пузырём». Алексей Малышев – специалист в области угольной промышленности. Он рассказал, в частности, что американцы приняли решения 33 мгВт мощностей вывести из угольных электростанций, заменяя их сланцевым газом.

В США принято решение о строительстве больших угольных терминалов для того, чтобы отправлять уголь в Европу и в Азию. «Конкурировать с американцами по углю мы вообще не можем, - сказал Ю.Малышев. - У нас основной угледобывающий бассейн для поставок на экспорт - Кузбасс. Для того, чтобы привезти уголь из Кузбасса в порт – надо преодолеть расстояние в 4 500 км железными дорогами, цена перевозки одной тонны 45$, портовая перевалка одной тонны угля стоит 17$, при этом мощность наших портов – это погрузка всего 6 тысяч тонн в сутки против 180 тысяч тонн в американском порту. А себестоимость добычи угля сегодня равна 87-90$ за тонну. При этом 60% добываемого угля, за счёт которого живёт Кузбасс, мы отдаём на экспорт.  Значит, на сегодня мы по углю не конкурентоспособны». Ю.Малышев делает вывод: «Экспорт погибает. Помимо планов американцев надо учитывать и австралийцев, приведших свои корабли в Азию». Зададим себе вопрос: «Что делать в этой ситуации»? По мнению А.Малышева, сегодня речь идёт о спасении угольной отрасли.

Дабы не добавлять «черной краски» Армен Оганесян задал вопрос выступавшему: «Какие Ваши предложения? Как из этой ситуации выходить»?

Ю.Н.Малышев считает, что надо принять ряд превентивных мер: перезаморозить или снизить тарифы. Призвать к порядку портовые сборы: если в Австралии погрузка стоит 4-5 $, а у нас 17$, т.е. в четыре раза! Надо строить государственные порты. «Я считаю, государство должно построить свой порт на Востоке страны, чтобы, как и американцы принимать 180-тысячные корабли». «Но там угля нет!» - возразил ему Алексей Мастепанов – заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН. Есть выход в том, чтобы перерабатывать уголь на месте, создавать из него другие продукты, создавать из него энергетику и отправлять её электростанциями, но проблема упирается в следующий вопрос – куда девать шахтёров? Высвободить столько людей из профессии – это большая ответственность государства перед ними. И она требует серьёзного решения.

Армен Оганесян огласил исследования компании Бритиш Петролеум (British Petroleum - ВР), согласно их прогнозам даже в 2030 году примерно 30% энергетической генерации будет приходиться на долю угля. На это Ю. Малышев не выразил удивления и привёл в пример Китай, энергетика которого на 96% строится на угле, и только 4% - на газе. В ФРГ – на угле работает около 67% энергетической отрасли; у американцев – более 50%, а у России – 25%. Возражения были на тот счёт, что в названных странах уголь добывают там, где его и потребляют. В России же уголь добывают за 4 тысячи км до его отгрузки на экспорт. А в Китай уголь ввозят, потому что на юге этой страны не было других энергоресурсов. Основная часть населения проживает на юге, а ресурсы – на севере. В России та же самая геополитическая внутренняя проблема: 90% экономического потенциала населения – это европейская часть, включая Урал. А 90% энергоресурсов добываются в Сибири и на Востоке. И отсюда необходимость переброски энергии на тысячи километров практически всего потребляемого органического топлива. Выход участники дискуссии видят только в развитии новых технологий.

Так наступит ли, наконец, «золотой век» сланцевого газа, поменяв баланс в мировой энергетической корзине? – задал дополнительный вопрос участникам дискуссии Армен Оганесян?  Инициативу взял Виталий Бушуев – генеральный директор Института энергетической стратегии. Он отказался сводить обсуждение такой глобальной проблемы как энергетика и геополитика к отраслевой теме, каковой является сланцевый газ. На сегодняшнем этапе определяющим при принятии стратегических решений мировой экономики и политики является всё-таки политический аспект, полагает В.Бушуев. Он выделил три принципиальных направления. Первое: потребители а не производители сегодня задают тон на мировом рынке, и потребители решают вопрос, заниматься им региональной или глобальной энергетической безопасностью. США, например, как наиболее яркие представители потребительского сектора, приняли для себя мудрое решение: в условиях неустойчивости районов, откуда они завозят энергетические ресурсы, делать ставку на собственную энергетическую самодостаточность. «Подвернулся им сланцевый газ, они его и использовали, - сказал Виталий Бушуев. Он призвал не зацикливаться на нефти и газе, поскольку в мире существует множество энергоресурсов, но сегодня доминируют те из них, которые ближе всего к потребителю.

Вторая геополитическая основа, названная В. Бушуевым: на первый план выступают социальные вопросы - необходимо создавать новые рабочие места в метрополиях, чего бы это ни стоило. Третий вопрос: финансовое изменение структуры мира. «Именно эта тема во многом определяет ситуацию на мировых энергетических рынках. Изменение цен и поддержание их на достаточном уровне – это политика», - подчеркнул он.

В.Бушуев отметил, что в его Институте закончена работа «Новая энергетическая цивилизация». «Всё танцуется от печки: цивилизация – это владение энергии. Сначала владели огнём, затем перешли к механической энергии, затем к топливной энергии, а завтра наступит энергоинформационный мир», сказал В.Бушуев. Углеводородная цивилизация занимает один из этапов развития. Доминирующий век того или иного ресурса 150-200 лет. На смену энергетической цивилизации идёт энергоинформационная – это значит, что всё, что будет способствовать развитию конечного потребительского продукта электроэнергии, всё найдёт своё применение. Нефть не используется и не будет использована для получения электрической энергии, - полагает В.Бушуев.

Затронув вопрос о роли России в мире, как сверхдержавы, Виталий Бушуев напомнил, что, прежде всего, надо понимать геополитическую, социально-политическую и сакральную роль России. Сверхдержавность определяется не количеством добытых ресурсов, а определяется идеями и мыслями, опережающими другие страны и стимулирующими их идти вслед за нами. В этой связи Виталий Бушуев подчеркнул, что Россия – это не «мост» между Востоком и Западом, - это мост между Землёй и Космосом. Он развил свою мысль и далее, после чего отпали сомнения в том, что так оно и есть. В ответе на этот вопрос Виталий Бушуев оппонировал другому участнику дискуссии Александру Горбаню.

Подвести черту под термином сверхдержавности решил Алексей Мастепанов – заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН: «Если говорить о сверхдержаве как о крупнейшем в мире обладателе энергетических ресурсов, - да, Россия сверхдержава. Если говорить о России как о крупнейшем в мире производителе энергетических ресурсов, - да она ею является. А если говорить о потреблении, то Россия далека от таких показателей. А если говорить о качестве этого потребления, когда от 35 до 45% потребляемой энергии идёт впустую, то откроется ещё один срез. Добыча, преобразование энергоресурсов и транспорт - это базируется либо на устаревших технологиях, либо на импортных. И в этом основная проблема. Как считает Алексей Мастепанов, она сознательно скрывалась. Более того, он привёл такой пример. Практически до 2004 года лейтмотивом Международного Энергетического Агентства (International Energy Agency (IEA)  выступал тезис: «США – крупнейший в мире импортёр сжиженного газа в 21 веке». Под этот тезис и Катар создал свои мощности, и Россия начала соответствующие разработки. Но вдруг выясняется, что Соединённым штатам сжиженный природный газ не нужен. И Катар «обвалил» европейский рынок газа, поскольку ему надо было освобождаться от своего газа, и Катар по споту выбросил газ на рынок, продавая его по 89$ за кубометр. Это было в убыток самой стране, но завод-то нельзя было остановить.

«Что же происходит сейчас»? – задаёт вопрос А. Мастепанов. IEA выбросил новый тезис: «США полностью будут экспортировать сланцевый газ, полностью закроют потребности Китая и т.д». Возникает вопрос: не очередная ли это информационная «сланцевая» атака, чтобы загнать Китай в тупик, открыв перед ним сияющую вершину сланцевого газа. Ресурсы сланцевого газа – это настолько «вещь в себе», что говорить о них серьёзно  за пределами США вообще нельзя, полагает А.Мастепанов. Единственная страна, изученная на предмет сланцевого газа – это США и часть Канады.

Почему в Европе при всем её желании избавиться от российской зависимости по газу, только к 2025 году может быть начнут добывать сланцевый газ. «Да потому что там ещё запасов никто не считал», - заявил А.Мастепанов. Там есть ресурсы, а это не одно и то же, что и запасы.

Завершая дискуссию, её участники, а среди них были Александр Орлов – директор Института международных исследований МИГИМО МИД России,  Лариса Рубан – главный научный сотрудник Института энергетических исследований РАН, Игорь Томберг – руководитель Центра энергетических и транспортных исследований Института Востоковедения РАН, - пришли к выводу, что энергетическая цивилизация сегодня стоит на пороге больших перемен. И будущее многих государств заключается в том, как они смогут адаптироваться к вызовам.

А что касается России, то она, несомненно, является сверхдержавой, поскольку эта категория определяется не наличием ресурсов, а в большей степени - в силе примера, в так называемой «мягкой силе», которая включает в себя и культуру, и язык, и интеллектуальный уровень, высокий уровень нравственности и моральный авторитет, который в современном мире играет значительную роль.

Фотогалерея

Ключевые слова: Энергетика экономика

Версия для печати