Польско-германское партнёрство как попытка стабилизации Европы

16:16 09.07.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Бушующий в Европе финансовый кризис внёс свои коррективы не только в экономику региона, но и изменил его политический ландшафт. Европа разделена на два лагеря: на тех, кто в состоянии выстоять под ударами «стихии», и на тех, кому это сделать в одиночку не под силу, и разделительная линия между ними не совпадает с прежней идеологической границей Запад-Восток. Среди «однозначно западных» стран мы видим Испанию, усиленно старающуюся преодолеть последствия финансовых неурядиц, и не только Испанию.  Что уж говорить о странах-легковесах типа Словении, Словакии, Латвии, Эстонии и т.п. В то же время бывшие члены Организации Варшавского договора Чехия и Польша чувствуют себя на общем фоне более-менее спокойно.

Особое значение для экономически зашатавшейся Европы имеют польско-германские отношения. Ни для кого не секрет, что первую скрипку в этой паре играют немцы, что естественно, учитывая политико-экономический потенциал Германии. Само наличие оси Берлин – Варшава вселяет оптимизм в американских экспертов по Европе. По их мнению, Польша – положительный пример восточно-европейской демократии и постсоциалистической экономики, а польско-германская ось эволюционировала в один из самых важных политико-стратегических механизмов, стабилизирующих европейское пространство как в экономике, так и во внешней политике (1).

Конечно, в интересах Вашингтона, чтобы эта ось не получила своего продолжения от Варшавы до Москвы, или, что ещё хуже для американцев, от Берлина до Москвы через голову Варшавы. Европа, где российско-немецкий дуэт будет определять повестку дня, Вашингтону не нужна. Поэтому укреплялись американо-французские связи с приходом Саркози (эта тенденция сохранится и с приходом Олланда), и, параллельно, из уст американских политиков звучали заверения в преданности принципам польско-американского сотрудничества. С Германией, окружённой друзьями США (Францией и Польшей), договориться легче. И сегодня, когда Берлин остаётся чуть ли не единственной движущей силой объединённой Европы, менее масштабные европейские экономики стремятся к сохранению и углублению сотрудничества с Германией. Польше же в этом отношении намного легче других. Этому способствует и географический фактор, и давние традиции немецкого капитала в этой стране.

На Германию многие смотрят как на спасительницу евро. Польша, в отличие от многих представителей Старой Европы, тоже не задаётся вопросом «Присоединяться ли к еврозоне?». Польшу больше волнует вопрос: «Когда, наконец, можно будет присоединиться к еврозоне?». Планируется, что это событие произойдёт не ранее 2015 г. Такая твёрдая позиция польского руководства благожелательно воспринимается Берлином. Пока положение «стран-легковесов» сродни положению южно-европейских государств, с огромным трудом борющихся с финансовым бедствием, да и то при поддержке союзников по Евросоюзу, Польша может себе позволить оставаться привлекательной страной во многих отношениях. Слабая экономика равнозначна усилению внешнего влияния в государстве, а польскую экономику назвать однозначно слабой нельзя. В 2011 г. экономический рост Польши составил 4,4 % в год.

Тезисы об экономической слабости больше относятся к таким странам, как Словакия или прибалтийские республики. Но, судя по комментариям американских экспертов об экономической ситуации в Восточной Европе, их беспокоит не столько финансовое выздоровление своих протеже, сколько боязнь усиления российского экономического и политического фактора в регионе в силу экономической уязвимости союзников Вашингтона (2). Восточно-европейская экономика нужна Вашингтону только как средство удержания Восточной Европы «при себе», не способствуя экономической интеграции региона с Россией. Цепочка успешных рыночных отношений должна обрываться у западных границ бывшего СССР или как минимум охватить постсоветские республики непосредственно за восточной границей Польши. Удел России в таких планах – экономическое гетто, периодические секторальные торговые соглашения с западными партнёрами, не предусматривающие полновесного и взаимовыгодного вживления российской экономики в мировые товарные отношения.

Ни какое другое восточно-европейское государство, кроме Польши, не в состоянии играть роль геополитического магнита, чья притягательная сила могла бы нивелировать привлекательность пророссийского проекта, если бы таковой появился. Болгарии и Румынии предстоит долгий период упорной борьбы за своё экономическое будущее. К тому же, румынская экономика во многом ориентировалась на греческий рынок, стабильность которого уже стала воспоминанием. Босния и Герцеговина, Косово, Черногория лишаются значительного объёма помощи от ЕС, когда Брюсселю самому необходимы средства для преодоления кризисных явлений в экономике. Венгрия же «отбилась от рук», обострив отношения с Брюсселем. Поэтому сохранение динамики польско-германских связей даст на выходе прочную экономико-геополитическую диаду Германия – Польша. Ряд немецких комментаторов отмечают, что отношения между Польшей и Германией ещё никогда не были лучше, чем сегодня (3). Вряд ли её голос станет определяющим в Европе. Ведь Берлин заинтересован в экономическом партнёрстве с Москвой, а геополитический вес Варшавы слишком мал, чтобы повернуть этот процесс вспять. Но и делать однозначную ставку на Москву, в ущерб отношениям с США, Берлин не будет, как не будет и отталкивать от себя Польшу. Политическое пространство Европы можно сравнить с «плавающими» тектоническими плитами. Баланс отношений в границах пентограммы США –  Франция - Германия – Польша – Россия определяет стиль и вкус политических декораций в европейском театре. Из перечисленных стран только одна – Германия – считается традиционным геополитическим партнёром России. Практика показывает, что труднее всего России и Германии даются не экономические (с этим особых затруднений нет), а политические решения. И глубина политического взаимопонимания между Берлином и Москвой будет определяться глубиной польско-немецкого диалога и незримым присутствием Вашингтона при этом разговоре.

 

 

1. Edward Lucas “The Euro-zone Crisis: Changing the Political Map of Europe” (Central Europe Digest, July 2, 2012)

2. Там же

3. “Poland Emerges as a Central European Powerhouse” (Der Spiegel, 05/25/2012)

Ключевые слова: Россия Германия Польша

Версия для печати