«Россия и Латинская Америка - взаимодополняемые партнеры»

11:16 18.06.2012 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Беседа с Директором Латиноамериканского департамента МИД России

Александром Щетининым

 

- Александр Валентинович, вы сравнительно недавно были назначены на должность директора Латиноамериканского департамента МИД России. Наших читателей интересует, какой карьерный путь пройден вами до этого назначения?

- В этом нет никакого секрета. Вся моя профессиональная жизнь и карьера связана с Латинской Америкой. Я родился в мае 1962 года в Москве. В 1984 г. окончил факультет «международные отношения» Московского государственного института международных отношений (ныне Университет МГИМО). Еще в институте моя специализация, совпавшая с моим личным интересом, была связана с испаноязычным миром.

Вообще, те далекие уже 1970-е и 1980-е годы оказались насыщены латиноамериканской тематикой. Мы следили за событиями в Чили, где впервые пришло к власти левое правительство «народного единства» Сальвадора Альенде, которое в 1973 г. было свергнуто военной хунтой. Мы знали имена Луиса Корвалана, Пабло Неруды, Виктора Хары. Это дало сильный эмоциональный всплеск, на котором во многом воспитывалось наше поколение, по крайней мере, та его часть, которая интересовалась международными делами и мировой культурой.

После окончания МГИМО я поехал на работу в Мексику. Это страна удивительной, самобытной тысячелетней культуры, связанной и с культурой ацтеков, и с культурой испанских завоевателей, и с современной живописью Д.А.Сикейроса и Д.Риверы. Все это пленяло, захватывало. Я уж не говорю о том, что, погрузившись в этот мексиканский мир, ты узнаешь о совершенно удивительных сочетаниях и взаимопроникновении наших культур. Замечаешь, например, насколько мексиканский марш «Adelita» вдохновил поэта-песенника Василия Лебедева-Кумача и композитора Исаака Дунаевского на марш к знаменитому кинофильму «Веселые ребята». Или как вальс мексиканского композитора XIX века Хувентино Росаса «Над волнами» (Sobre las Olas) органично перекликается с нашим известным вальсом «Амурские волны».

Следующим важным жизненным этапом, тесно связанным с Латинской Америкой, стала командировка к северу от Мексики – в Вашингтон. Там я занимался российско-латиноамериканскими отношениями, связями США с Латинской Америкой и деятельностью Организации американских государств (ОАГ), при которой работал в качестве советника Представительства постоянного наблюдателя России. Эта должность позволила взглянуть на регион в целом, на его проблемы, посмотреть, как они решаются. И главное – помогла увидеть яркую самобытность всего региона с точки зрения его международной деятельности, ощутить стремление большинства его стран выступать как единое целое.

Эта тенденция получает свое развитие, особенно в последнее время. Например, в ходе последнего межамериканского саммита, который состоялся в апреле с.г. в колумбийском городе Картахена, все латиноамериканские страны выступили общим фронтом по двум главным темам, заблокированным Вашингтоном и Оттавой. Первая касалась снятия политической блокады на участие Гаваны в органах межамериканского сотрудничества, куда США не пускают Кубу уже полвека. Вторая - была связана с требованиями Аргентины к Великобритании о решении путем двусторонних переговоров вопроса о суверенитете над Мальвинскими (Фолклендскими островами). США и Канада отказались внести эти два вопроса в итоговый документ саммита. В ответ все латиноамериканские страны отказались принять его в целом.

Принцип латиноамериканского единства очень важен для региона и для всего мирового сообщества - обстоятельство, которое важно учитывать. Это уникальный феномен в современной международной политике.

Моим новым «латиноамериканским шагом» стала командировка в Аргентину, в Буэнос-Айрес. Это тоже государство удивительно самобытное, очень не похожее на все другие страны региона. Там есть свои неповторимые черты. В частности, это то, что касается так называемого русского зарубежья, той истории, которая переплелась в судьбах многих поколений выходцев из России. Причем в широком, геополитическом плане: из Российской Империи, Советского Союза, а также из современной России. В этой, казалось бы, географически очень далекой от нас стране и поныне сохранились удивительные следы нашей истории, образцы духовной жизни. Кстати, отчасти это относится и к соседнему с Аргентиной Парагваю, с которым тоже связаны многие страницы нашей отечественной истории.

А в промежутках между длительными дипломатическими командировками - так уж получилось - в составе наших делегаций довелось посетить практически все страны Латинской Америки. И увидеть ее не только в единстве, но и в разнообразии. Увидеть и понять, насколько, например, Бразилия отличается от Панамы или Ямайка, скажем, от Чили.

И, наверное, такой симбиоз различного опыта подвел к одной простой истине: Латиноамериканский регион действительно уникален. И хотя в общественном сознании он известен, к сожалению, не так хорошо, как хотелось бы, этот регион нам очень нужен. И с точки зрения продвижения наших политических позиций, интересов в мире. И в интересах развития торгово-экономического сотрудничества, гуманитарных, спортивных, туристических связей, да и вообще для более широкого понимания того современного мира, в котором мы живем.

 

…Не будем более испытывать скромность собеседника. Завершая эту достаточно деликатную тему, добавлю только, что в биографической справке Александра Валентиновича, размещенной на сайте МИДа, указано, что на сегодняшний день он имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника. Является Почетным работником МИД России, награжден Почетной грамотой Министерства. Владеет испанским и английским языками. И до назначения 16 марта с.г. на пост директора ЛАД с 2009 г. работал его заместителем.

Вот такой путь довелось проделать моему собеседнику до того, как он возглавил Латиноамериканский департамент. А теперь – следующий вопрос.

- Александр Валентинович, какие задачи Вы ставите сегодня перед Латиноамериканским департаментом в ближайшей перспективе? И какие приоритеты в работе с регионом Вы предполагаете?

- Думаю, было бы неправильно, если бы каждый новый директор департамента ставил какие-то свои, отдельные задачи. Они определены утвержденной Президентом России Концепцией внешней политики нашей страны, детализированы в соответствующих решениях российского руководства, руководства Министерства.

Мы живем в очень динамичном мире, диктующем необходимость нашей динамичной внешней политике. Это в полной мере относится и к Латинской Америке. Я не открою Америки, если скажу, что страны этого региона в своем подавляющем большинстве являются искренними и убежденными приверженцами многосторонности в современных международных делах, укрепления центральной, координирующей роли ООН, верховенства международного права, в т.ч. таких его принципов, как уважение суверенитета и невмешательство во внутренние дела. В этом мы с латиноамериканцами выступаем не только как друзья, но и как естественные союзники. Это отвечает нашим национальным интересам.

Причем здесь есть весьма существенный момент. Сейчас в современной международной жизни действие этих основополагающих принципов, основополагающих столпов международной деятельности приобретает особое значение. Не буду говорить о ситуации в других регионах. Она известна. Известно, какая серьезная борьба идет вокруг центральной, координирующей роли ООН в современных международных делах.

Безусловно, Латинская Америка очень разнообразна. В том числе по характеру правительств, их политической и экономической ориентации. Так, в регионе есть крыло, которое традиционно относится к левому и левоцентристскому направлению - это страны Боливарианского альянса Америк АЛБА, в первую очередь Куба, Венесуэла, Боливия, Никарагуа, Эквадор. Одновременно есть в регионе страны, которые причисляют себя к центристскому направлению. И есть те, что традиционно ближе к правому крылу. Но что важно: приверженность многосторонней дипломатии, основополагающим принципам международного права разделяются практически каждым из этих государств, независимо от внутриполитической ориентации своего правительства. 

- На упомянутом Вами межамериканском форуме было предложено обсудить вопрос суверенитета над Мальвинскими (Фолклендскими) островов, который вносила в повестку дня Аргентина. В свое время, помнится, Советский Союз морально и политически в этом вопросе поддерживал Аргентину. Не будем углубляться в историю. Но хотелось бы задать Вам такой вопрос: как Россия сейчас относится с застаревшему аргентино-британскому спору, который 30 лет назад даже вылился в кровавый вооруженный конфликт?

- Проблема эта, действительно, очень старая. Конфликту из-за островов, которые Аргентина считает своими, а не британскими, уже свыше 170 лет. Позиция России здесь очень простая и конкретная. Мы считаем, что данный спор о суверенитете должен решаться в соответствии с той процедурой, которая определена в соответствующих документах ООН. Кстати, они принимались еще в середине 1960-х годов. Эта процедура предусматривает проведение прямых переговоров между Великобританией и Аргентиной для решения вопроса о суверенитете дипломатическим путем. Эта точка зрения поддерживается широким большинством международного сообщества. Объективно наша позиция близка той, которую высказывают в этом плане все латиноамериканские страны.

Знаем, что у Великобритании существуют свои нюансы в подходах. Лондон считает, что вопрос о суверенитете закрыт, а если и подлежит обсуждению, то с участием третьей стороны – местного населения спорных островов.

Повторяю, позиция Российской Федерации заявлялась неоднократно, публично, в том числе на самом высоком уровне, и состоит она в том, что существует соответствующее решение ООН, есть мандат ООН, и он должен быть реализован. 

- Существует ли отдельная программа, особая концепция развития отношений России с Латиноамериканским регионом, с ЛАКБ и как эта программа претворяется в жизнь?

- В свое время мы разрабатывали своего рода программу ближайших шагов по развитию связей со странами региона. Но затем мы объективно переросли рамки такого рода документов. Сейчас в основе нашей политической линии в регионе - Концепция внешней политики России, в которой есть соответствующие положения, касающиеся Латинской Америки. Концепция находится в постоянном динамичном развитии, потому что и жизнь наша быстро меняется. Мы уже вышли из того периода, когда рассматривали Латинскую Америку как единый регион с точки зрения решения задач нашего сотрудничества. Динамика наших отношений выдвигает специфические задачи применительно к связям с каждым из 33 государств, или, по крайней мере, с теми, с которыми у нас сложился наиболее динамичный диалог и развивается наиболее активное сотрудничество.

Не открою секрета, что по итогам встреч, которые проходят на уровне глав наших государств, в ходе заседаний Комиссий высокого уровня или в рамках Межправительственных комиссий по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству руководством страны даются конкретные поручения, позволяющие обеспечить продвижение сотрудничества с той или иной страной.

Более того, с рядом из них мы уже вышли на более высокую форму взаимодействия. С теми государствами, с которыми наши связи находятся на более продвинутой стадии, которую мы именуем стратегическим партнерством, нами согласованы двусторонние, очень конкретные и предметные планы взаимодействия. Они у нас существуют, например, с Бразилией и Аргентиной. Фактически это согласованные «дорожные карты» двустороннего сотрудничества, охватывающего политический диалог и различные направления взаимодействия – торгово-экономическое, научно-техническое, гуманитарное, связи с субъектами Федерации, развитие договорно-правовой базы. Эти планы способствуют, в частности, лучшей межведомственной координации как у нас в стране, так и у наших латиноамериканских партнеров. Эта тема тоже очень важна.

И еще об одном направлении нашего взаимодействия с Латинской Америки хотел бы сказать. Оно связано с сотрудничеством в рамках международных организаций. Безусловно, всегда существует формат ООН. Мы активно взаимодействуем с латиноамериканцами и в Генеральной Ассамблее, и в Совете Безопасности, и в специализированных органах. Помимо ООН хочу отметить МЕРКОСУР - Южноамериканский общий рынок, Центральноамериканскую интеграционную систему, Андское сообщество, Боливарианский альянс Америк. Сейчас происходит очень важный процесс трансформации механизма политического диалога, который был создан в середине 1980-х годов и известен как «Группа Рио», в общелатиноамериканскую организацию – Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна – СЕЛАК. Прошел ее учредительный форум. России было предложено установить с ней диалог. И мы в этом направлении движемся: диалог с СЕЛАК обязательно будет установлен.

Третье направление нашего многостороннего сотрудничества, о котором нельзя забывать, - участие латиноамериканцев в известных и влиятельных межгосударственных объединениях. Я имею в виду БРИКС, где состоит Бразилия, «Большую двадцатку» (или G-20), где присутствуют три латиноамериканских страны - Аргентина, Бразилия и Мексика, АТЭС (Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество), в котором пока участвуют Мексика, Перу и Чили. Кстати, этот тихоокеанский форум - очень важный канал, определяющий достаточно интенсивные формы политического диалога и конкретного, практического сотрудничества.

- Как развиваются торгово-экономические связи между Россией и Латиноамериканским регионом? Что стимулирует и что тормозит их развитие?

- Торгово-экономические отношения между нашими государствами развиваются неплохо. Наш суммарный торговый оборот составляет ныне порядка 16 миллиардов долларов в год. Он восстановился после кризиса 2008 года и продолжает расширяться. Основной торговый партнер России в регионе, безусловно, - Бразилия. За ней следуют Аргентина и другие латиноамериканские страны. Большим плюсом в наших отношениях, конечно, является то, что наши экономики взаимодополняемы. Мы находим на рынках друг друга те товары, которых нет на наших собственных. И наоборот. Например, одна из основных статей нашей двусторонней торговли – сельскохозяйственная продукция, в том числе мясная.

Положительным фактором является и то, что наши государства развиваются параллельно в технологическом плане. В Латинской Америке восприимчивы для технологичной продукции, которую мы производим у себя дома, в России, а в регионе имеются свои технологии по ряду секторов, в которых заинтересована наша страна.

Другая важная тенденция, которую мы поддерживаем, – это выход за рамки традиционной торговли и переход к инвестиционному сотрудничеству. Наши инвестиции имеются в Бразилии и Венесуэле, в ряде других стран, с которыми у нас возникла обоюдная заинтересованность развивать взаимодействие. Достаточно ли нам достигнутых объемов? Конечно, нет. Наверное, тому есть объективные причины. Российский рынок очень обширен. И многие наши отечественные компании пока не испытывают острой необходимости выходить на далекие и еще не проработанные латиноамериканские рынки. Хотя, надо признать, жизнь уже начинает подталкивать и наши предприятия к поиску партнеров в этом регионе.

Взаимная потребность в сотрудничестве существует в топливно-энергетической области. Мы активно сотрудничаем в сфере атомной энергетики, в области авиационной техники. В Латинской Америке востребованы наши вертолеты. Активно сотрудничаем и по линии сельскохозяйственного производства, в фармацевтике и медицине, в области космических исследований. Востребованы за океаном также российский опыт и технологии, связанные с преодолением последствия стихийных бедствий – ураганов, землетрясений, наводнений.

Разумеется, существуют проблемы, которые тормозят развитие нашего сотрудничества. И все-таки, обоюдный интерес друг к другу, к торгово-экономическому сотрудничеству имеет устойчивую тенденцию к нарастанию. Мы будем работать над этим и впредь.

Хочу добавить несколько слов и о том, что Россия и Латинская Америка подвержены новым опасным вызовам, которым можно успешно противостоять лишь совместно. Речь идет о контактах и взаимодействии, которые в последнее время развиваются у России с латиноамериканцами в области борьбы с производством и трафиком наркотиков, с различными проявлениями терроризма.

Считаю необходимым отметить координирующую и стимулирующую роль в развитии связей российского бизнеса с потенциальными партнерами в регионе неправительственных организаций. Свою практическую лепту в развитие деловых связей вносит ТПП России, Советы предпринимателей, в первую очередь с Бразилией, Аргентиной, Чили. В 1990-х гг. по инициативе МИД России был создан Национальный Комитет содействия экономическому сотрудничеству со странами Латинской Америки (НК СЭСЛА). Это уникальный орган. Будучи НПО, он является Национальным Комитетом и потенциал его довольно существен. При этом понятие «потенциал» имеет, как вы знаете, два значения – это то, что есть, и то, что будет.

Всем указанным объединениям принадлежит существенная стимулирующая роль развития контактов с Латинской Америкой, включая гуманитарные, туристические связи. Ведь, в частности, туризм, который развивается, например, с Доминиканской Республикой (120 тысяч россиян в прошлом году посетили эту страну), Кубой (75 тысяч россиян) и Мексикой (50 тысяч россиян), служит лучшему взаимопознанию наших народов, более успешному наведению мостов сотрудничества. А спрос рождает предложение. Уже ряд наших авиакомпаний проявили интерес к установлению прямого сообщения с латиноамериканскими странами.

Развитию таких связей служит безвизовой режим для взаимных поездок граждан, установленный практически со всеми основными государствами Латинской Америки. И список их имеет тенденцию к расширению с тем, чтобы в перспективе весь регион стал для россиян безвизовой зоной.

- Александр Валентинович, какими, на ваш взгляд, будут отношения между Россией и ЛАКБ в обозримом будущем, скажем, лет через 10-15? И какими вы хотели бы их видеть?

- Вопрос непростой, футурологический. Но я убежден в том, что между Россией и Латинской Америкой будут дружественные отношения. Наши связи основаны на чувствах взаимной симпатии. У нас с латиноамериканцами нет каких-либо исторических споров или взаимных претензий. Зато у нас есть взаимный интерес друг к другу, стремление быть ближе, несмотря на дистанцию, на разделяющие нас океаны. И эта взаимная тяга будет наполняться новым содержанием. Пусть люди чаще ездят друг к другу. Пусть расширяются наши торгово-экономические и культурные связи. Мы будем вместе отстаивать те внешнеполитические принципы и позиции, которые позволят нашим странам быть сильными, позволят нам иметь собственный голос в международных делах и самостоятельно решать свои внешнеполитические задачи в интересах наших народов. 

- Спасибо вам, Александр Валентинович, за интересный и содержательный разговор.

Ключевые слова: Латинская Америка Россия БРИКС

Версия для печати