Пакистан в поисках союзников

01:46 13.06.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Пакистан для России был и остаётся традиционно не простым партнёром. Туго затянутый узел региональных проблем Исламабад и Москва пытались развязать по-своему. Террористическое засилье в Афганистане, усиление в регионе индийского влияния, позиция Китая по ряду важных проблем региональной безопасности – реакция Пакистана и Советского Союза, а, затем, и России, на эти и другие вызовы часто была диаметрально противоположной.

Москва всегда последовательно выступала за принятие решительных мер против расползания террористической угрозы в Центрально-Азиатском регионе. Исламабад, напротив, потворствовал афганским моджахедам, используя их в качестве заслона от индийского влияния. В сущности, период афганской кампании Советского Союза 1979 – 1989 гг. был периодом самого жёсткого противостояния между Москвой и Исламабадом. Причин тому – сразу несколько.

У Москвы традиционно складывались теплые отношения с Нью-Дели. В то же время история пакистано–индийского соседства - это история четырёх войн и бессчётного количества малых пограничных конфликтов. Предпосылки для этого были заложены в 1947 г., когда после ухода англичан из Британской Индии ими было создано государство индийских мусульман – Пакистан. До появления Пакистана на карте мира линия индо-мусульманского противостояния имела межэтнический характер. С появлением Пакистана, как независимого государства, индо-мусульманская вражда обрела черты межгосударственного конфликта. Поэтому любое усиление Индии Пакистан воспринимал как угрозу собственной безопасности. Союзнические отношения Индии с СССР способствовали крену Пакистана в сторону США. Альянс с Вашингтоном для пакистанцев был эффективным средством как для сдерживания Нью-Дели, так и для противодействия попыткам Москвы нейтрализовать на афганской территории экстремистские группировки – «абортивное дитя» пакистано-американской политики.

Но в последнее время обращает на себя внимание факт политического раскола в лагере талибов, которые некогда находились в полной власти Исламабада. По некоторым оценкам, на 2010 г. пакистанская сторона обеспечивала не менее 75% трат афганского «Талибана». Но в среде «талибов» есть те, кто выступает за переориентацию движения на других региональных игроков с целью уменьшения влияния Пакистана на структуру и стратегию движения. Пакистанские власти с таким вольнодумством не церемонятся. Как результат – свыше 50 полевых командиров «Талибана» находятся в пакистанских тюрьмах (1).  Это вызывает недовольство среднего звена «талибов», однако их финансовая зависимость от Исламабада не позволяет им окончательно пойти на разрыв отношений.

Геополитическое положение Пакистана, который имеет сухопутную границу с четырьмя государствами (Индией, Китаем, Афганистаном и Ираном), нельзя назвать безоблачным. Ни один из четырёх соседей Пакистана не является его традиционным союзником. Исламабад, по сути, вынужден жить если не окончательно во враждебном, то в любом случае далеко не  в дружественном окружении. Каждый из его соседей при изменении геополитической обстановки может с лёгкостью выступить против него. Ситуацию усугубляет то, что этнокультурный базис пакистанского государства – наследие индостанской цивилизации, в то время как политико-религиозные механизмы заимствованы из арабо-мусульманского мира. Это провоцирует внутреннее напряжение и не добавляет Пакистану общественно-политической стабильности, зато несёт угрозу международной изоляции пакистанских элит. Пакистан – это межрелигиозное пограничье, периферия исламской цивилизации. Дабы избежать превращения в «чёрную дыру», Исламабад проявляет внешнеполитическую активность на региональной арене, стремясь влиять на политические процессы в Средней Азии, поддерживать внешнеполитические шаги Вашингтона, идти на сближение с Пекином. В последнем случае Исламабад руководствовался больше желанием создать противовес Индии.

Но сегодня перед пакистанскими политиками стоит целый ряд серьёзных вызовов – от демографической и экономической проблемы внутри страны, до необходимости решения афганской проблемы, особенно с учётом обещаний Белого дома вывести большую часть американских войск из этой страны к 2014 г.  Уход американцев из Афганистана на фоне наметившегося сближения Вашингтона и Нью-Дели поставил бы Пакистан в невыгодное положение. Поэтому уже сейчас Исламабад пытается найти дополнительные региональные точки опоры, среди которых и Россия. Свидетельством тому  частота встреч глав России и Пакистана. С 2008 по 2012 г. президент Пакистана Асиф али Зардари шесть раз встречался с президентом РФ Дмитрием Медведевым. Улучшение пакистано-российских отношений отвечает интересам как Исламабада, так и Москвы. Для американцев пакистано-российское сближение создаёт дополнительные проблемы на фоне развивающегося сотрудничества Пакистана с Китаем, с одной стороны, и,  с другой, - Китая с Россией. В Вашингтоне понимают, что, если сидеть сложа руки, позже придётся считаться с мнением «треугольника» Китай – Россия – Пакистан. Исламабад, с согласия Москвы, обладает статусом наблюдателя в ШОС. Этот ход российской дипломатии был положительно воспринят Пекином, давним партнёром Пакистана. Со своей стороны, Пекин настороженно воспринимает присутствие в организации Нью-Дели, тоже обладающего статусом наблюдателя. Но наметившееся в последние годы сближение Индии и Соединённых Штатов может качественно изменить привычную военно-дипломатическую конструкцию в этой части света, и тогда Индия, конкурирующая с Китаем за влияние в регионе, станет ближе США, а Пакистан, некогда верный союзник Белого дома, примется за выстраивание отношений с Пекином и Москвой. Американские эксперты отмечают, что сближение Пакистана и России осуществляется в ущерб Вашингтону (2).

У пакистано-российских отношений есть немалая перспектива и в области экономики. Если в 2002 г. товарооборот между нашими странами составил $93 млн., то в 2008 г. – уже $620 млн. Россия готова также оказать помощь в строительстве газопровода Туркмения – Афганистан – Пакистан – Индия общей протяженностью 1735 км. Как пойдёт дело в этом направлении, зависит больше от пакистанской стороны. Этот проект, при участии Москвы, может не только увеличить международный вес России, но и серьёзно подорвать политико-экономический вес США в регионе. А с учётом потенциала налаживания сотрудничества между Москвой и Исламабадом в военной сфере (проведение совместных учений, обмен военными инструкторами, продажа российского вооружения пакистанской стороне) Белый дом в масштабах всей Южной Азии может столкнуться с серьёзным вызовом  своей политической монополии.

 

 

1)       Н. Мендкович «Афганские талибы в Пакистане: структура и стратегия» (Афганистан.ру, 4.06.2012)

2)       «Russian-Pakistani relations expand at Washington’s expense» (Eurasia Daily Monitor -- Volume 9, Issue 107)

Ключевые слова: США Россия Пакистан

Версия для печати