Управляющий Московской епархией - митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий

16:35 18.04.2012 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»

ОГАНЕСЯН: Добрый день! С Пасхой Христовой поздравляю вас, и поздравляет гость нашей программы – Его Высокопреосвященство митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Кстати, Владыка Ювеналий является еще членом Синода Русской православной церкви и патриаршим наместником Московской епархии. Здравствуйте! 

ЮВЕНАЛИЙ: Здравствуйте! Христос воскресе!

ОГАНЕСЯН: Воистину воскресе! Владыка в гостях этой студии уже не первый раз -  это стало доброй традицией. У нас много вопросов слушателей. Я думаю, вы, на них отвечая, будете иметь снисхождение к тому, что это вопросы слушателей, а не людей, обязательно воцерковленных. Поэтому мой первый вопрос, наверное, от человека, который в церковь ходит. Довольно интересный вопрос. Из Калуги спрашивают: «Ваше преосвященство, я – постоянный слушатель радиопередач на «Голосе России» с вашим участием. Хочу поздравить вас с праздником Святой Пасхи и спросить, есть ли свидетельства о том, что Иисус приходил на Землю за 2000 лет, что прошли после его воскресения и вознесения? Спрашиваю, потому что существуют свидетельства явления людям, например, Божией Матери, в Португалии, например, в начале XX века».

ЮВЕНАЛИЙ: Спасибо за ваш вопрос. Я тоже вас поздравляю, дорогой слушатель, с праздником Святой Пасхи. Хочу обратить ваше внимание на слова Господа, которые воспроизводят святые евангелисты. Господь сказал: «Я с вами во все дни до скончания века». И мы в православной церкви имеем величайшее счастье каждый раз за божественной литургией встречаться со Христом. Потому что в таинстве святой евхаристии осуществляется пресуществление хлеба и вина в тело и кровь Христова. И когда выносят чашу для причащения верующих, в ответ на возглас священнослужителя «со страхом Божием и верою приступите» хор от лица народа отвечает «благословен Грядый во имя Господне! Бог, Господь явися нам!» А что касается явления Господа, Христос-спаситель предупреждал о ложных явлениях, когда говорил в беседе со своими учениками: «Если вам скажут там Христос или там, не верьте». Но он настойчиво говорил о своем втором пришествии, когда придет на Землю судить живых и мертвых.

ОГАНЕСЯН: «Аминь» хочется сказать. Слушатель так задал вопрос. Являлся ли Христос за 2000 лет после того, как он воскрес, надо сказать, что исторические свидетельства о его приходе на Землю, о его воскресении во многих хрониках, свидетельствах современников… тот же Иосиф Флавий, многие язычники… интересно, что не христиане, свидетельствовали о его явлении на Земле, о его крещении, воскресении. И, кстати, ни одна мировая религия, включая и мусульманство, этого не отрицает, а согласная с тем, что Христос был, жил.  Но Владыка ответил на ваш вопрос относительно того, являлся ли он во плоти после своего воскресения. Спасибо, Владыка.

ЮВЕНАЛИЙ: Если говорить о жизни праведников, святых, то они в сердце всегда имеют Христа, чувствуют его близость через веру в него. А вера приходит через знания Священного Писания и, в частности, Святого Евангелие.

ОГАНЕСЯН: Спасибо, Владыка. Можно ли так сказать? Я думаю, что можно, на самом деле, на ваш суд это отдаю, что Христос отдельным людям, святым, мученикам, праведникам являлся и после смерти. К первомученикам,  мы знаем, что он являлся и подкреплял их. Такие явления тоже были. Поэтому, да, Господь являлся, но не так, как это было в евангелиевское время, а подкрепляя своих верных рабов, чад и мучеников.

Интересный вопрос из Нижнего Новгорода: «Пасху называют красной. Во время службы мы видим красные облачения, яйца красят в красный цвет. Что он символизирует?»

ЮВЕНАЛИЙ:  У нас красный очень многое называет. Я думаю, всем известно, что и наша главная площадь называется Красной (в Москве). Это прекрасный цвет, это что-то красивое, это что-то замечательное. Поэтому, празднуя Пасху, мы воспеваем ее в церковных молитвах, в церковных песнопениях. А что касается традиций, они в церкви были разные. Служения, например, божественной литургии на Пасху были и в белых одеждах. Сохранился до сих пор такой обычай, когда не быстро проходит служба пасхальная, а несколько медленно, полно, то хватает времени у духовенства переоблачиться. Во время канона на каждой песне меняют цвет облачения. И белое надевают, и зеленое, и голубое. Так что это просто выражение нашего торжества. 

ОГАНЕСЯН: Спасибо. Из Варшавы вопрос: «Как отмечали Пасху в древние, во времена первых христиан?»

ЮВЕНАЛИЙ: Я думаю, что, как и теперь, и в древние времена центром празднования всегда была божественная литургия. Естественно, только богослужебный культ развивался, что мы имеем уже сегодня, но всегда вера наша в воскресшего Господа выражалась в евхаристической молитве.

ОГАНЕСЯН: То есть все равно это было вокруг литургического действия?

ЮВЕНАЛИЙ: Абсолютно правильно.

ОГАНЕСЯН: Спасибо. Из Москвы вопрос: «Владыка, Божию Матерь у нас почитают как хранительницу и защитницу России. Это можно объяснить только одним – значит, у России с Богородицей что-то связано».

ЮВЕНАЛИЙ: Я бы несколько иначе поставил вопрос - у России, у народа связано с Божией Матерью, потому что сейчас мы празднуем Пасху, а во время Великого поста мы читали евангелие о страданиях Христовых, совершая эти богослужения по вечерам в воскресные дни. И вот на последней пассии читалось евангелие от Иоанна. И там есть очень трогательное повествование, которое я хотел бы напомнить. Вися на кресте, евангелист говорит, Иоанн Богослов, что Христос, увидев мать и ученика, которого он любил, говорит матери своей: «Жено, се сын твой», а потом ученику: «Се матерь твоя». И вот в этом повествовании мы видим и верим, что Христос-спаситель усыновил весь род человеческий, и поэтому к Матери Божией христиане во всем мире относятся с особой трогательной молитвой и во всех обстоятельствах жизни своей, чаще всего печальных, тяжелых, они обращаются за помощью к Пресвятой Деве Марии. И наш народ имел на протяжении истории громадный опыт такой молитвы, поскольку много бед и страданий выпали на долю нашего народа. И он реально получал помощь, веря в эту помощь. В этом году отмечаем 200-летие Бородинской битвы. Я хочу напомнить, что фельдмаршал Кутузов вместе с воинами своими коленопреклоненно молился перед образом Богоматери перед сражением.

ОГАНЕСЯН: Смоленская Божия Матерь.

ЮВЕНАЛИЙ: И эта икона до сих пор сохранилась. Она находится в Смоленском кафедральном соборе, и святейший патриарх Кирилл планирует, что в сентябре месяце она вновь будет принесена для поклонения, для молитвы на Бородинское поле. И не только этот эпизод, известный всем, сделал близкой Пресвятую деву русскому народу. Но если вы знаете,  в нашей церкви почитается несколько сот чудотворных икон. Через них Божия Матерь являла свою чудодейственную помощь обращающимся к ней. И поэтому наш народ тесно связан с Богоматерью, потому что по его молитве, по его вере Пресвятая дева была так близка к нашему народу и к нашей стране.

ОГАНЕСЯН: Владыка, Россию называют уделом Богородицы. Вы очень хорошо сказали. Видимо, многие страдания и испытания заставили русский народ обращаться к помощи, покрову Божией Матери. Донская икона Божией Матери, знамени, Владимирская, конечно, они связаны   как раз с такими драматическими событиями,

ЮВЕНАЛИЙ: Совершенно верно. Нам близка молитва, которую все знают наизусть – «Не имамы иные помощи, не имамы иные надежды, разве Тебе»

ОГАНЕСЯН: Вы пережили войну. Быль это или легенда о том, что на самолете вместе с иконой Божией Матери облетали вокруг Москвы? Сейчас, мы знаем, такая традиция есть, некоторые благочестивые христиане молятся, садятся в самолет, облетают по периметру, оберегая страну. В годы войны вам приходилось наверняка слышать об этом случае. Это факт или это больше легенда?

ЮВЕНАЛИЙ: Вы назвали в самом начале своего изложения это легендой, поэтому я не хотел бы это комментировать.

ОГАНЕСЯН: Хорошо, значит, достоверности полной нет. Понятно. Хорошо, вот вопрос из Санкт-Петербурга: «В России появилось движение, которое называется «Родноверы», то есть приверженцы родной веры, проще говоря, люди, которые поклоняются русским богам (языческим, имеется в виду). Что вы скажете об этой тенденции? Кстати, в Подмосковье, Московской области такие язычники у нас есть».

ЮВЕНАЛИЙ: Я бы вслед за вами назвал это неоязычеством и прокомментировал бы так: человеку, конечно, свойственно стремиться к чему-то сверхъестественному, искать сверхъестественной помощи. Мы ведь прожили XX век очень тяжело, находясь в духовном вакууме, многие, я не говорю о всех, потому что Церковь жила. Потом начались поиски, и, может быть, вот это неоязычество и можно охарактеризовать как поиски, которые еще не привели их к Богу (с большой буквы).

ОГАНЕСЯН: Спасибо. Вопрос из Калининграда: «В ходе недавней избирательной кампании многие критиковали Русскую православную церковь за то, что она выступала с заявлениями, которые можно было расценить как поддержку одного из кандидатов. Как вы прокомментируете такие высказывания ваших оппонентов?»

ЮВЕНАЛИЙ: Я могу категорически вам сказать, что таких заявлений Церкви не было. Вы спросили о Церкви.

ОГАНЕСЯН: Да, вопрос Церкви.

ЮВЕНАЛИЙ: Потому что Церковь заявляет от лица Поместного, Архиерейского соборов и Священного синода. Заявлений таких не было. Но в период избирательной кампании наши граждане, в том числе и верующие, и имеющие какой-то священный сан, могли об этом заявлять как граждане. Они свободны были это делать и могут это делать от своего имени всегда.

ОГАНЕСЯН: Спасибо. Вопрос, Владыка, теперь уже от меня, как от ведущего. Судьба христиан Востока сегодня в условиях «арабской весны», революции, в условиях возрождения радикального ислама. Я не случайно задаю этот вопрос вам, потому что у вас был опыт работы на Святой Земле в миссии Русской православной церкви и в Иерусалиме, и вы, конечно же, общались там с христианами Востока -  это особый опыт и  колорит, я уже не говорю о духовной стороне дела Востока. Скажем, традиции восточного христианства, в чем-то они выделяются, более яркие, может быть, это близость к святым местам. Вы сами, наверное, чувствовали, как на Пасху православные арабы выражают свою радость, так по-детски (это прыганье, это скаканье) для нас, привыкших обязательно стоять в храме, не шелохнувшись, лицом к алтарю. Но мы забываем о пророке Давиде, который выражал также свою радость, сидя перед ковчегом Божиим. Но тем не менее эта детскость, это простота христиан Востока, конечно, обращает на себя внимание. Очень скорбно, что начался такой исход христиан из Палестины, из других мест, из Египта. Такое впечатление, что они сейчас всеми брошенные, в том числе и своей властью, которая раньше в ряде стран, таких как Иордания, власть более твердо и жестко защищала права религиозных меньшинств, к которым относятся христиане. Одна цифра. В Палестине, например, еще недавно подавляющее число было именно христиан разных конфессий. Сейчас их остается все меньше и меньше. Если брать вообще по мусульманскому Востоку, было 25 процентов, сейчас только пять процентов христиан. И тогда 200 тысяч христиан однократно сейчас вышли из Египта, покинули эту страну, когда в некоторых странах, небольших странах Северной Африки и Ближнего Востока до 70 тысяч людей бросают свое жилье, и, кстати, без всякого шанса вернуться, потому что их дома разграбляют и уничтожают, то есть даже невозможно вернуться обратно. Как вы думаете, что в этой ситуации может предпринять Русская православная церковь? Возможно, и государство? Я понимаю, что у нас государство отделено от Церкви, но тем не менее Церковь – это совесть государства. Что вы думаете?

ЮВЕНАЛИЙ: Я чувствую, что вы размышляете по страницам своей статьи, которую я недавно прочитал в РИА «Новости». Там вы более подробно об этом говорите. И не только через эту статью я могу знакомиться с этой ситуацией, потому что события христианофобии на Востоке волнуют всех. Я подчеркиваю, всех. И мне очень понравилось то, что сказано в одном из заявлений глав церквей восточных, которые собирались несколько дней тому назад на Кипре. Они обратили внимание на то, что последователи разных религий, я подчеркиваю, религий, на Востоке всегда жили мирно и дружно. Вы упомянули о том, что я имел какой-то опыт соприкосновения с этим. Да, действительно, в 60-х годах все было именно так, и я видел, что на празднике последователи разных религий ходили друг к другу в гости, ни что не нарушало эти празднования. И представители восточных церквей обратились с призывом вернуть эти благодатные времена и способствовать этому и властей, и руководителей мировых религий. Конечно, Русской церкви в деталях известны все эти события. Я недавно читал высказывания нашего представителя в Дамаске, где он говорит, что буквально растаял его приход из-за этих событий, которые вы упомянули. Русская церковь не молчит, у нее ведь свои формы влияния на мир – слово и молитва. И вот то и другое наличествует в нашей иерархии – Святейший Патриарх, Священный синод. Я не буду перечислять вам все документы - это было бы скучно нашим с вами радиослушателям, но это все можно посмотреть, ознакомиться с этим. Неоднократно заявляли и о своей озабоченности, и о призывах нормализовать это положение и вернуть те благодатные времена, когда последователи разных религий жили бок о бок друг с другом.

ОГАНЕСЯН: Спасибо, Владыка. Может быть, два слова о том, как и где вы будете служить на светлой седмице.

ЮВЕНАЛИЙ: Я всегда основные службы совершаю в Новодевичьем монастыре, но на Светлой неделе использую это время, чтобы немножко по области поездить, пообщаться со своими верующими. Основная поездка, конечно, будет в среду в Коломну, потому что это мой второй кафедральный город, даже первый, потому что Крутицы – это титулярное наименование, а Коломна – реальное. И там традиционно встреча будет с духовенством, с верующими. Мы обычно даем пасхальные концерты. В этот раз будут концерты для детей, и дети будут исполнителями. Но всегда ежегодно  в этот день я встречаюсь с педагогами, с руководителями муниципальных образований всей Московской области.

ОГАНЕСЯН: А почему, Владыка? Почему именно с ними?

ЮВЕНАЛИЙ: Потому что у нас педагоги рассматриваются как соработники наши. Они тоже занимаются не только образованием, но и воспитанием. Во всяком случае, я всегда их к этому призываю. И у нас более 10 лет сложилось очень плодотворное соработничество с Министерствами образования и с педагогами. Сейчас, когда речь идет о введении основ православной культуры и других предметов по всей России, мы это уже ввели 10 лет назад. У нас богатый опыт. И поэтому на Пасху встречаются с близкими людьми, а я всегда хочу и с педагогами встретиться, они мне близки как соработники в деле воспитания, и поговорить с ними о том, где мы и куда мы идем в нашей работе. И, конечно, я буду еще и дальние уголки Подмосковья посещать.  

ОГАНЕСЯН: Спасибо, Владыка. Вы сказали «поезжу». Я знаю, насколько часто вы бываете на приходах вашей епархии.

ЮВЕНАЛИЙ: 40 дней ведь Пасха. 40 дней буду ездить.

ОГАНЕСЯН: Напоминаю, гость нашей программы – Его Высокопреосвященство митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, патриарший наместник Московской епархии, член Синода Русской Православной церкви. Владыка, вопрос актуальный, который очень горячо обсуждается в нашем обществе – это то, что произошло в Храме Христа Спасителя. Я процитирую вопрос слушателя: «Непотребство, которое устроили некие девицы в Храме Христа Спасителя, к удивлению многих, вызвало движение поддержки этих девиц. Более того, раздались голоса о том, что это, мол, было продемонстрировано некое искусство инсталляции, и это была культурная провокация, которую надо воспринимать только так. Мое мнение, девиц надо не в тюрьму сажать на срок, как советуют многие, а выпороть прилюдно в Москве на Лобном месте. А какое ваше мнение по поводу произошедшего? Как бы вы их наказали или, наоборот, простили?»

ЮВЕНАЛИЙ: К сожалению, на Пасху приходится и этой темы касаться.

ОГАНЕСЯН: К сожалению, правда.

ЮВЕНАЛИЙ: Дело в том, что церковь не исполняет ни полицейских, ни судебных функций в нашей стране, она выступает с нравственных позиций. А государство, которое призвано защищать права граждан, должно принять такое решение в лице своих органов, которые должны их исправить и не дать повода другим повторять. И, конечно, это знаковое событие, как вы сказали, прочитав этот вопрос, что многие их поддерживают. Это ведь показывает нравственный уровень нашего общества.

ОГАНЕСЯН: И это печальнее всего, даже печальнее этого события. Между прочим, я тоже не ожидал, когда по телевидению интеллигентные люди, культурные вроде или которые мнят себя культурными, встали так на защиту этих девушек. И, честно говоря, для многих людей культурных это был шок. Потому что они не знали даже, с кем они, оказывается, общаются. Это знаете, как «момент откровения» - ты не знаешь, что иногда с тобой рядом за человек, и вдруг ты слышишь, что известный, знакомый человек считает такое непотребство достойным какого-то оправдания, под любыми – либеральными, демократическими - какими угодно тезисами. Хотя я с вами согласен, Владыка. И в церкви есть такое мнение, что не дело церкви наказывать, дело церкви – молиться. Кстати, вот что интересно, Владыка. Совсем недавно в воспоминаниях Владыки Арсения (Ждановского), который был участником Собора и свидетелем событий революционных в Кремле в 1917 году, я прочитал об удивительном по созвучию событие. Накануне революции, накануне разгромов империи и церквей, и мы знаем, что затем последовало, буквально за две недели пьяные солдаты ворвались в Храм Успенский и надругались над ракой мощей патриарха Гермогена, человека, который, вообще, возглавил патриотическое движение. Можно быть неверующим, но к личности патриарха Гермогена, его исторической миссии и роли в русской истории, который вдохновил ополчение, по сути дела, собрал его духовно, если можно так сказать, такая акция была, конечно, более чем вандалистская. Она была  вызовом уже и русской истории, и вере. И вот интересно, что участники Собора примерно также сказали. Может быть, там больше слов было сказано, но, по сути,  именно это - что не наше дело наказывать их, наше дело за них молиться. Но общество должно осознать всю меру падения своего отношения к вере и церкви, поскольку такие события просто так не проходят. И, кстати, я бы обратил внимание еще на то, что…, печальное знамение, я бы сказал, что если у нас такие события происходят, если углубится этот процесс, как бы нас не постигли в дальнейшем те невзгоды, которые выпали на долю России впоследствии после этого кощунства в Успенском соборе. Поэтому это во многих отношениях, мне кажется, тревожный знак и тревожный симптом.

ЮВЕНАЛИЙ: Можно словами Священного писания сказать: «Не ведают, что творят». Но ведь мы уже это проходили.  Вы говорили о чем-то в будущем. Но, не заглядывая в будущее, вернитесь памятью во весь ХХ век, к чему кощунство и святотатство привело. И поэтому, с одной стороны, мы и молиться должны и об обществе нашем, и о падших людях, потому что Христос пришел ради всех и хочет в разум истины прийти. И мы должны всячески этому способствовать. И мы приветствуем покаяние согрешающих. А помимо молитвы мы должны заниматься еще больше воспитательной и просветительской работой от имени церкви.

ОГАНЕСЯН: Кстати, вы об этом говорили несколько минут назад в нашей программе, о работе с педагогами. И, наверное, вы правы, объединение усилий церкви и наших педагогов – это очень важно. К сожалению, процессы, которые происходят в нашем образовании, не особенно новые, не всегда способствуют этому. Я имею в виду, переход от живого общения преподавателя с учеником на систему тестов и такого, знаете, формального контроля. Ведь через знания воспитывает педагог, а не через формальные «да» и «нет» на какие-то отрывочные вопросы. Но, тем не менее, педагоги, слава Богу, у нас еще добрые есть. А они идут с вами на контакт? В вас я почувствовал это движение, вы хотите с ними общаться. Встречное движение вы чувствуете со стороны педагогов?

ЮВЕНАЛИЙ: Чувствую. И многие с большим желанием берутся или брались уже для преподавания этих предметов. Я уже начинал отбор. Я на наших встречах говорил: «Очень хорошо, что вы, исполняя эти программы, берете эти предметы». Но я бы предпочитал, если бы это делали верующие педагоги, потому что они сердцем будут передавать эту веру, не только словом. Таким образом, диалог этот ведется 10 лет. И я вам упомяну, что я с руководителями встречаюсь на Пасху, а осенью я встречаюсь с директорами школ, у кого ведется преподавание. Я встречаюсь с теми, кто в каком-то конкурсе победил по религиозному образованию. И, например, у нас во время Великого поста, в конце Великого поста была встреча с педагогами. Там был и наш губернатор, и министр образования. Меня пригласили. И мы общались, делясь опытом воспитания. У нас этот процесс уже поставлен на поток, если можно привести вот такое выражение.

ОГАНЕСЯН: Владыка, вы затронули очень важную тему, что основы православной культуры должен преподавать человек верующий. Но один из современных богословов наших, российских, так выразил это афористично, я бы сказал. «Нельзя научиться плавать, лежа на полу», - сказал Павел Флоренский. И, конечно, это верно. Нельзя передать все краски, всю полноту, даже содержательную, не только эстетическую, нельзя передать, конечно, человеку неверующему. Потому что это все равно, как сравнивать икону, висящую в музее, и икону, висящую в храме, которой молятся. Нужен весь космос, все представление, само дыхание духовной жизни, которое это произведение родило. Мы говорим о том, что из этого родилось, из веры родилось это произведение. Как же ты можешь его разъяснить, если ты не понимаешь и не разделяешь тот дух, который породил это творение. Так что вы правы совершенно, на это надо обращать внимание. Хотя, думаю, не во всем и не всегда вас поддержат.

ЮВЕНАЛИЙ: А я хотел бы тогда, поскольку вы меня вызываете на этот разговор, продолжить его.

ОГАНЕСЯН: Конечно.

ЮВЕНАЛИЙ: Дело в том, что, поскольку сейчас будет во всех школах это преподаваться, этот предмет, конечно, сразу мы не достигнем идеала, так же, как и мы в Московской области начинали 10 лет назад. Но меня очень вдохновила встреча с Владимиром Владимировичем Путиным, когда он на встрече с религиозными лидерами, и я был среди участников, сказал, что в школы должны идти теологи и священники. Это впервые так прозвучало, на таком уровне. И, конечно, и наших священников еще надо для преподавательской деятельности готовить. Я это из опыта знаю, по своей семинарии. Не каждый священник может преподавать.

ОГАНЕСЯН: Конечно.

ЮВЕНАЛИЙ: Но то, что есть такая возможность – это нас очень вдохновляет.

ОГАНЕСЯН: Владыка, может быть, имеет смысл… Ну, я осмелюсь высказать несколько дерзко, но высказать свою мысль о том, что, может быть, и на уровне семинарского образования уже некоторых молодых…  Вот вы правильно сказали, нужно призвание, талант. Он может быть хорошим священником, у него может быть в порядке приход, он может быть молитвенником и замечательным духовником. Но педагогический дар есть педагогический дар. Мы даже по опыту церкви дореволюционного периода знаем, далеко не все могли, выдвигались такие личности – сильные миссионеры, сильные педагоги. Может быть, есть смысл в семинарии уже приглядываться, готовить специально людей для такого рода миссии своеобразной – преподавание в школах.

ЮВЕНАЛИЙ: А у нас это все, в нашей, скажем, семинарии…, я могу говорить о Московской епархии, это практикуется. Семинаристы встречаются со студентами, со сверстниками в вузах. В Коломне ведь есть вузы. Они ходят в школы, встречаются, присматриваются, кружки у них есть такие. Мы как раз этим занимаемся.

ОГАНЕСЯН: Замечательно. Это как раз та вода, в которой надо плавать.

ЮВЕНАЛИЙ: Да. И говорим, что вы живете совсем в другом времени, не в том, в каком мы жили, когда нас в семинарии и академии готовили только для совершения богослужений, учили, как правильно литургию совершать, молитвословию и так далее. А сейчас вы должны быть открыты миру и участвовать в социальной деятельности, просветительской, миссионерской, и очень широко. Поэтому как раз это наша задача.

ОГАНЕСЯН: Спасибо. Это очень интересно. Но я надеюсь, что ваш опыт распространится и на другие епархии.

ЮВЕНАЛИЙ: Но должен сказать, что, конечно, все мы в нашей церкви в начале пути. Мы еще не можем смело сказать, что все уже поставлено также на поток, как я говорил в отношении преподавания в Московской области.

ОГАНЕСЯН: Ну, это понятно, если учесть тот исторический путь, который церковь прошла в советское время, и сколько было уничтожено священнослужителей.

ЮВЕНАЛИЙ: Мы еще поднимаемся из руин.

ОГАНЕСЯН: Да. А, главное, были разрушены и школы ведь миссионерские.

ЮВЕНАЛИЙ: В полном и в буквальном смысле этого слова.

ОГАНЕСЯН: Все еще поднимаемся. Спасибо, Владыка. Но Тамара из Твери нас возвращает к теме, правда, с другого немножко угла, к теме того, что произошло в Храме Христа Спасителя: «Смотрела передачу дискуссионную о том, что произошло в Храме Христа Спасителя. Меня удивило, что священники как-то подрастерялись, а просто верующие люди были убедительнее. Думала, что только мое впечатление, оказалось, что мое мнение разделяют очень многие из тех, кого глубоко оскорбило поведение этих несчастных». Видите, как интересно названы – «несчастных». Вот православное отношение. Мне понравилось это слово слушательницы «несчастные». А, может, батюшек надо как-то готовить для такой передачи?

ЮВЕНАЛИЙ: Я часто смотрю подобные передачи, о которых говорит слушательница наша. И у меня такое впечатление, причем, дикое впечатление, я вам искренне говорю, от этих дискуссий. Потому что «убедительнее» выходит тот, кто громче кричит. А поведение священника несколько иное. Даже его одежда, отличная от всех, обязывает его быть ответственным за каждое слово.

ОГАНЕСЯН: И более сдержанным, конечно.

ЮВЕНАЛИЙ: И более сдержанным, да. И вот наше духовенство, мы много об этом только что говорили, углублено в социальную, просветительскую работу, там, где их слушают, где не нужно кого-то перекричать. Но что касается выступления на телевидении, на радио, где сейчас нас с радостью везде принимают, я согласен со слушательницей, что нужна для этого специальная подготовка. И я часто говорил уже нашим священнослужителям: вы не родились специалистами в этой области, поэтому идти туда надо тем, которые чувствуют, что они могут быть услышаны.

ОГАНЕСЯН: Спасибо, Владыка. Вопрос тоже от слушательницы из Твери: «Когда Христос говорил: «Подставь вторую щеку», что он имел в виду – всепрощение мерзавцев?»

ЮВЕНАЛИЙ:  В нашем обществе, особенно атеистическом, прошлого века, я ведь из того века вышел, видите, я все время возвращаюсь в то время, потому что оно засело глубоко.

ОГАНЕСЯН: Конечно.

ЮВЕНАЛИЙ: Большая часть жизни там прожита.  Вот эти слова Христа всегда употребляли по отношению к верующим с издевкой. Но я понимаю, что здесь другая тональность. И поэтому я спокойно хотел бы Тамаре ответить, что это речь идет  о личных обидах. И человек призван к всепрощению. Но Христос ведь и другие слова произнес: «Нет больше той любви, когда кто душу свою положит за други своя». Исходя из этих слов, у нас тысячелетняя традиция – защита ближних и Отечества. И поэтому вот высший итог…

ОГАНЕСЯН: И церкви, конечно.

ЮВЕНАЛИЙ: Да, церковь вдохновляет.

ОГАНЕСЯН: Но иногда надо защищать и саму церковь, очевидно, верующим особенно.

ЮВЕНАЛИЙ: Надо вставать на защиту всего святого. Потому что, попирая это, попирается душа народная.

ОГАНЕСЯН: Конечно. Владыка ответил совершенно  в духе святоотеческого понимания сопротивления злу силою.  И вот Иван Ильин, известный наш философ, приводит высказывание Феодосия Печерского, одного из основателей монашества на Руси, который говорил: «Речь идет о вашей щеке, но никто вас не заставляет и даже предостерегает от того, чтобы вы подставляли щеку своего ближнего». Так что…

ЮВЕНАЛИЙ: Нужно, чтобы вот эти слова популяризировались, как разъяснение таких вопросов.

ОГАНЕСЯН: Я думаю, это очень важно, Владыка, что вы сейчас именно так разъяснили это. Потому что очень многие путают толстовство и «непротивление злу силою»  с христианским отношением к сопротивлению злу. И Владыка сейчас провел ту красную линию, по которой этот водораздел проходит. Возвращаемся к дням пасхальным. Из Вологды: «Пасхальная неделя так быстро пролетает. Что сделать, чтобы пасхальная радость сохранилась в душе надолго, как это было у преподобного Серафима?»

ЮВЕНАЛИЙ: Я хочу всегда, чтобы это чувство хранилось в сердцах наших православных. И в этом году специально в своем Пасхальном послании обратил на это внимание, чтобы молитва согревала, чтобы участие в богослужении возгревало веру в человеке. В молитве мы общаемся с воскресшим Христом. И если такая молитва тепла, постоянна, то в душе православных, как и преподобного Серафима, всегда будет пасхальная радость.

ОГАНЕСЯН: Владыка сказал очень важные слова. Знаете, что иногда огорчает некоторых батюшек, что во время Великого поста на Страстную седмицу народ  ходит в храмы, а потом много внимания уделяется очень столам. Разговеться – это хорошо, конечно. Но как-то ощущение праздника переходит в эту плоскость, знаете, такую – выпить немножко побольше  можно, поесть скоромного. И вот застолье и сама внешняя сторона праздника как-то захватывают. И получается так, что  в храмы на Светлой седмице народу, не всюду, но в некоторых храмах, ходит меньше. Вот вы сейчас очень правильно сказали, что не забывать о том, что все-таки службы-то Пасхальной седмицы, Светлой седмицы особенно благодатные. Они еще озарены пасхальным светом, особой благодатью. И я думаю, что Владыка сейчас обратил на это внимание очень вовремя.

ЮВЕНАЛИЙ: Вот вы меня спрашивали в начале нашей беседы, ограничусь ли я одной пасхальной службой в Новодевичьем монастыре. Я хочу вам свидетельствовать, что из года в год, когда я посещаю на Светлой неделе приходы, храмы бывают переполнены. Так что зря не критикуйте наших верующих.

ОГАНЕСЯН: Это не моя критика, но, на самом деле, и так бывает, и так. Значит, я думаю, что, когда там появляется Владыка Ювеналий…

ЮВЕНАЛИЙ: Такое наше общество.

ОГАНЕСЯН: Вы меня заставляете сказать, что вы можете сказать: «Это вы мне льстите». Но я-то был на ваших богослужениях и могу сказать: вы знаете, это все-таки очень показательно по одной простой причине, что ваше появление всегда сопровождается большим числом верующих.

ЮВЕНАЛИЙ: А я стараюсь стимулировать их появление в храмах.

ОГАНЕСЯН: Вот, докопались. Правильно. Но все-таки, объективно говоря, во-первых, разные приходы. Я вовсе не обобщаю. Думаю, те священники, которые жаловались на это и говорили, они…

ЮВЕНАЛИЙ: Я бы не хотел только, чтобы вы как-то критически подходили к разговению и к пасхальной пище. В человеке должно все гармонично сочетаться – и пост, и разговение, воздержание. Потому что апостол Павел говорил, разрешите, я вам напомню эти слова: «Никто да не возненавидит свою плоть, но питает (я подчеркиваю это слово) и греет ее».

ОГАНЕСЯН: Упаси Боже. Конечно, это же и радость тоже праздничная. Правда, недавно пришлось читать одно сочинение святоотеческое, в котором говорится: «Ну, братья, сейчас мы будем молиться. Но давайте так, мысли наши сосредоточим все-таки не на том, что нас ждет разговение, а на службе». Все в свою меру, конечно, вы правы. Какая же радость без того, чтобы «тельца упитанного»…

ЮВЕНАЛИЙ: А вспомните Христа, гостеприимство Марфы и Марии.

ОГАНЕСЯН: Да, конечно.

ЮВЕНАЛИЙ: Вы помните эти слова?

ОГАНЕСЯН: Конечно. Владыка, из Германии вопрос: «Зачем Русской Православной церкви такой внушительный Отдел внешних сношений? Кто там работает, профессиональные дипломаты или люди церкви?». Ну, тут уж вам, как говорится, и говорить на эту тему, поскольку… Сколько лет, Владыка, вы возглавляли отдел?

ЮВЕНАЛИЙ: 8 лет. Но у нас ни одного дипломата кадрового не работало.

ОГАНЕСЯН: И сейчас не работают?

ЮВЕНАЛИЙ: И сейчас. Это церковные дипломаты, если их можно так назвать. Мы с вами говорили о событиях в мире, а церковь наша имеет широкие контакты. И поэтому для этого нужен специальный  отдел. Поэтому для меня необычен вопрос, зачем такой отдел.

ОГАНЕСЯН: И зачем такой внушительный, такой большой… Я даже не знаю, честно говоря, сколько там людей работает.

ЮВЕНАЛИЙ: Человек, может быть, 80-90 вместе с техническим персоналом.

ОГАНЕСЯН: Но, учитывая объемы…

ЮВЕНАЛИЙ: Для такой великой церкви, я думаю, это немного.

ОГАНЕСЯН: Я думаю, тоже. Тем более что связи-то большие и с теми же церквами Востока, о которых мы говорили, и со своими церквами, братскими православными, поместными.

ЮВЕНАЛИЙ: Со всем миром, по существу.

ОГАНЕСЯН: 80 – это не такое большое число.

ЮВЕНАЛИЙ: Нет.

ОГАНЕСЯН: Вопрос: «Какая Пасха вам больше всего запомнилась?» Вопрос из Санкт-Петербурга.

ЮВЕНАЛИЙ: Этот вопрос здесь я слышу второй раз. И второй раз я хотел бы повториться. Одна из детских Пасх, Пасха моего детства, когда я жил в Ярославле. В Ярославле был один всего на этот большой город древний действующий храм, маловместительный. И на Пасху море народу собиралось. И мы, конечно, с мамой, когда она меня за ручку привела к этой толпе, встали на возвышение, и нам был издали только виден храм. И когда прошел Крестный ход, мама сказала: «Ну, сынок, Христос Воскресе. Пойдем разговляться».

ОГАНЕСЯН: Владыка, а вы часто сейчас бываете на своей малой родине, в Ярославле?

ЮВЕНАЛИЙ: К сожалению, очень и очень редко. Я так вовлечен в управление Московской епархией, что не считаю для себя возможным  любой день тратить, чтобы отсутствовать. Даже когда мне необходимо пройти какие-то медицинские обследования, подкрепить свое здоровье, я никуда за пределы епархии не уезжаю, а стараюсь сделать все это в границах Московской области.

ОГАНЕСЯН: И, прощаясь, ваше последнее приветствие слушателям радиокомпании «Голос России», читателям журнала «Международная жизнь». Пожалуйста.

ЮВЕНАЛИЙ: Я хотел бы поблагодарить за прекрасные вопросы, которые были мне обращены. Очень надеюсь, что меня будут и дальше приглашать.

ОГАНЕСЯН: Конечно, конечно. В этом вы можете не сомневаться.

ЮВЕНАЛИЙ: И я с радостью буду посещать эти встречи и вашу редакцию, и студию. А пожелание напрашивается само собой, оно исходит из того вопроса, который мне был задан: как сохранить радость праздника Святой Пасхи? Как, я уже сказал. Всем слушателям желаю от души сохранить на всю жизнь, до гроба, пасхальную радость, которая поможет преодолеть любые испытания, с которыми вы встретитесь, неся свой жизненный крест.

ОГАНЕСЯН: Спаси Господи, Владыка. Спасибо вам.

ЮВЕНАЛИЙ: Спасибо вам. Христос воскресе.

ОГАНЕСЯН: Воистину воскресе. Гость нашей сегодняшней программы – Его Высокопреосвященство митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, патриарший наместник Московской епархии, постоянный член Священного Синода Русской Православной церкви. И большое ему спасибо за его ответы на ваши и мои вопросы. Всего доброго!

ЮВЕНАЛИЙ: Спасибо.

Версия для печати