Монголия делает ставку на всех

10:22 20.02.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


В советские времена Улан-Батор и Москву связывали прочные союзнические отношения. И хотя обе столицы и сейчас стремятся к взаимовыгодному диалогу, нельзя сказать, что Монголия полностью ориентируется на Россию. В последнее время к этой стране всё чаще обращают свой взор Соединённые Штаты, ЕС, Япония, Китай и др.

Японцев монголы рассматривают как выгодных экономических партнёров, особенно в горнорудной промышленности. Новое измерение японо-монгольских отношений ознаменовал визит в Монголию в декабре 2011 г. группы японо-монгольской дружбы в Палате советников парламента Японии. Его итоги подвёл председатель Великого государственного хурала Монголии Д. Дэмбэрэл: «Договорённость о развитии наших отношений по принципу стратегического партнёрства… считаю событием, открывшим новую страницу в отношениях наших стран» (Соглашение о стратегическом партнёрстве между Монголией и Японией было подписано в ходе визита президента Монголии в Японию в 2010 г.). (1) На 2012 г. припадает 40-летие установления дипотношений между Улан-Батором и Токио, и обе столицы уже заявили о взаимном желании наращивать темпы сотрудничества, в т.ч. в оборонной сфере. Рассматривается возможность придания, при содействии японской стороны, центру обучения миротворцев «Таван Толгой» международного статуса, а также перспективы обучения офицеров ВС Монголии в военных академиях Японии. Монгольские представители участвуют в ежегодных семинарах по азиатско-тихоокеанской безопасности, проходящих в Японии, а японские военные эксперты уже представлены на международных военно-полевых учениях под кодовым названием «В поисках Хана» в Монголии.

Горнорудная промышленность – визитная карточка Монголии (в 2012 г. Улан-Батор выручит от экспорта угля почти $3 млрд), и стремления монгольских властей привлечь зарубежные инвестиции в этот сектор экономики вполне понятны. Так, в феврале 2012 г. в монгольской столице прошёл международный форум Coal Mongolia 2012 под девизом «Уголь – ускоритель интенсивного экономического развития Монголии». Организаторами выступили Министерство минеральных ресурсов и энергетики, Комитет нацразвития и инноваций, а информационными партнёрами – Bloomberg, Reuters, Oхford Business Group, что свидетельствует о внимании западных компаний к рынку монгольского угля.

Перспективные проекты по добыче полезных ископаемых обсуждались также в ходе визита канцлера Германии А. Меркель в Улан-Батор в октябре 2011 г.  Тогда было подписано рамочное соглашение, которое обеспечит немецким предприятиям долгосрочный доступ к редкоземельным металлам и другим ценным видам сырья в Монголии, входящей в десятку государств с самыми крупными запасами полезных ископаемых. Предпринимательские круги Германии приветствовали подписание соглашения.  Дочернее предприятие ThyssenKrupp компания Uhde понемногу осваивает монгольский рынок технологий сжижения и газификации угля. Группа BBM Operta и австралийская компания Machmahon, объединённые в единый консорциум, заключили с монгольским предприятием Erdenes договор о разработке копей Таван-Толгой на востоке страны - одного из крупнейших в мире неразведанных месторождений коксового угля. Стоимость этого контракта оценивается в $2 млрд. Между тем, немецкий концерн Siemens получил контракт на строительство электростанции мощностью 300 мегаватт для снабжения электроэнергией шахты Таван-Толгой.(2)

Заданный инвестиционный импульс даёт повод монгольским политикам с оптимизмом смотреть в будущее. Монгольская народная партия, ближайший союзник правящей Демократической партии Монголии, представила программу развития страны до 2031 г. В три этапа (2012-2016, 2016-2021, 2021-2031) предполагается достичь уровня ВВП на душу населения в $60 тыс. К 2016 г. Монголия должна будет по этому показателю догнать Польшу, к 2020 г. – Южную Корею, а к 2031 г. – Норвегию. Для этого необходимо усовершенствовать работу госаппарата, развивать инфраструктурные проекты и ввести в эксплуатацию предприятия по переработке экспортного сырья, оснащённые самым современным оборудованием.

Расширяются также границы китайско-монгольского сотрудничества. В конце 2011 г. было достигнуто соглашение об оказании Китайской народно-освободительной армией безвозмездной финансовой помощи пограничным войскам Монголии на сумму около 6 млн юаней. Данные договорённости – предсказуемое продолжение взаимодействия Пекина и Улан-Батора, которое после открытия в 2011 г. Монголо-китайского центра по поддержанию мира вышло на качественно иной уровень, становым механизмом которого остаётся торгово-экономическое сотрудничество. Товарооборот между Улан-Батором и Пекином достиг $6,3 млрд, и наблюдается тенденция к его росту, а монгольские власти выражают готовность сотрудничать с китайскими партнёрами в нефтяной и энергетической промышленности, в отрасли железнодорожного сообщения. За последние пять лет объёмы импорта угля в Китай увеличились в 10 раз. Треть из них – монгольский уголь. В общем 84% всего монгольского экспорта приходятся на Китай.

Китайско-монгольское сотрудничество – палка о двух концах. Этого не скрывают и монгольские политики, опасающиеся, что экономическая ориентация преимущественно на Пекин превратит Монголию в его сырьевой придаток. Улан-Батор одобряет проект прокладки железнодорожной ветки в Китай для увеличения поставок угля. Но требует, чтобы от неё можно было проложить альтернативные маршруты в Южную Корею, нарушив транспортную монополию Пекина. По данным социологических опросов, большинство монголов основным партнёром своей страны считает Россию. США занимают второе место; Япония – третье;  Южная Корея – четвёртое; ЕС – пятое; Китай замыкает этот список «почётным» шестым местом. Настороженность монголов к китайцам объясняется негативным историческим опытом соседства с Поднебесной, которая на эмоциональном уровне продолжает считать Монголию частью своей империи, тем более что в состав Китая входит Внутренняя Монголия – территория традиционного расселения монгольских племён. В 1940-х китайские монголы искали опоры в японцах, чтобы с их помощью получить независимость от Китая. Эти события ещё больше обострили отношения между китайцами и китайскими монголами, вплоть до сегодняшнего дня. 

Если Россия и Китай – ближайшие соседи Улан-Батора, то Соединённые Штаты – третий «сосед», и он же - основной спонсор монгольских реформ. Монголия регулярно становится объектом внимания ведущих американских экспертно-аналитических центров (Джеймстаунский фонд, Совет по международным отношениям и проч.). Американские неправительственные организации реализуют в Монголии целый ряд проектов гуманитарной направленности – стипендиальная программа им. Фулбрайта,  программы Посольского фонда в защиту культурного наследия, Корпуса мира, Агентства международного развития, Фонда «Вызов тысячелетия» и др.

Принципы американо-монгольского партнёрства озвучивались не раз. Это  вопросы безопасности в Азиатском регионе (что подразумевает одновременное сдерживание Китая и России), вовлечение Улан-Батора в военные кампании под эгидой Вашингтона (132 монгольских солдата несли службу в Ираке, 50 – в Афганистане, 250 военнослужащих выехали в Сьерра-Леоне). Монголия, безусловно, военно-политический партнёр США у юго-восточных рубежей России, но внешняя политика монгольских властей носит многосторонний характер, без жёсткой привязки к какому-то одному союзнику. В настоящее время Монголия имеет дипотношения с 160 странами мира, в т.ч. с такими неприметными, как Бутан или Малави. Даже ирано-американские трения не мешают Улан-Батору сотрудничать с Тегераном. В 2010 г. иранцы проявляли интерес к залежам монгольского урана и попытались конкурировать с французами (компания Areva) и японцами (Mitsubishi Corporation). 2010 г.  стал годом углубления ирано-монгольских экономических связей в продовольственной отрасли. Ещё в 2007 г. были достигнуты договорённости об экспорте монгольского мяса в Иран. Монголия – лидер по количеству крупного рогатого скота на душу населения (всего более 35 млн голов), но механизмы экспорта мясной продукции не налажены. Иранский рынок – прекрасная возможность исправить это упущение. Эксперты американской неправительственной организации USAID рекомендовали Улан-Батору перенаправить поставки мяса в Афганистан  и не допустить проникновение Тегерана на монгольский рынок мяса (3).

Монголия – страна, обладающая стратегически важным положением, где сошлись интересы сразу нескольких мировых «тяжеловесов» - США, Китая, Евросоюза. 

 

1. «Новости Монголии» №1 (829) 6.01.2012

2. Германия будет разрабатывать богатые месторождения в Монголии Deutsche Welle 13.10.2011

3. «Mongolian-Iranian Relations Colored by Meat and Uranium» Eurasia Daily Monitor Volume: 8 Issue: 49 Jamestown Foundation

Ключевые слова: США Китай Россия Япония Монголия

Версия для печати