Война в Заливе: реальная и информационная

10:36 17.02.2012 Вадим Вихров, политолог


15 февраля в мировых СМИ появились два противоположных сообщения из Ирана. Сначала  иранский государственный телеканал Press TV сообщил, что Тегеран в ответ на санкции ЕС прекратил поставки нефти в шесть европейских стран - Францию, Италию, Испанию, Грецию, Португалию и Нидерланды.  Затем, в тот же день, Министерство нефти Ирана опровергло это сообщение.

Как известно, 23 января министры иностранных дел 27 стран Евросоюза одобрили запрет на «импорт, приобретение и транспортировку»  нефти и нефтепродуктов из Ирана, а также запрет на связанные с этим операциями финансирование и страхование.  Эмбарго ЕС вступит в силу 1 июля 2012 года.  Был введен запрет на экспорт в Иран высокотехнологичного нефтехимического оборудования и на  вложение капиталов в эту отрасль со стороны европейских инвесторов. Запрещено вести торговлю с Ираном золотом, ценными металлами и алмазами, а также продавать иранцам продукцию двойного назначения. Эмбарго распространено на ввоз бумажных и металлических денег, имеющих хождение в Иране. В существующий список лиц и организаций, которым закрыт въезд в страны Евросоюза, добавлены три госчиновника и восемь иранских компаний.

Как заявил после этого 4 февраля министр нефти Ирана Рустам Кашеми, в ответ на давление Евросоюза возможен зеркальный ответ. Напомним, что ранее, после санкций, введенных США, вице-президент ИРИ Мохаммед Реза Рахими предупредил: «Если они наложат эмбарго на экспорт нефти из Ирана, то ни одна капля нефти не проследует через Ормузский пролив». После чего в этой горловине Персидского залива начались демонстрации военно-морских сил сторон.

Для Запада прекращение поставок из региона, откуда через «горлышко бутылки» под названием Ормузский пролив ежедневно на мировые рынки направляется до 17 миллионов баррелей нефти (данные за 2011 год), - серьёзная угроза. Если перекрыть эту водную артерию, то возникнет острый дефицит самого востребованного энергоносителя. Прогнозы аналитиков разнятся в цифрах, но сходятся в одном: взлет цены будет взрывным, и с нынешних 115-120 долларов цена достигнет 150, а то и 200 долларов за баррель.

Конечно, авианосные соединения американских ВМС, стянутые в район Залива,  помимо ведения боевых действия, будут проводить регулярную очистку акватории от иранских мин. Однако это вовсе не гарантирует свободу мореплавания в зоне, где возможны не только классические морские баталии, но и партизанские действия. К примеру, нападения на катерах и надувных лодках на нефтеналивные танкеры.

У Ирана всегда останется возможность заблокировать Ормузский пролив, что называется, «подручными средствами». А поскольку все военные эксперты подвергают сомнению вариант блицкрига, то затяжная война обязательно будет включать удары Ирана по самому уязвимому месту Запада — зависимости от привозной нефти, добываемой в районе Персидского залива. 

Отсюда и послание духовному лидеру ИРИ аятолле Али Хаменеи от Барака Обамы с предупреждением: попытка перекрыть Ормузский пролив будет расценена как угроза жизненным интересам Америки. Подобное мы уже наблюдали. В январе 1980 года по следам победы исламской революции в Иране, свергнувшей шаха, президент США Джимми  Картер, обращаясь к обеим палатам Конгресса, заявил, что «любая попытка внешних сил получить контроль над регионом Персидского залива будет рассматриваться как покушение на жизненно важные интересы Соединенных Штатов Америки». Картер пригрозил, что такие попытки «будут пресечены всеми необходимыми способами, включая военную силу».

В пору той молчаливой конфронтации случились первые жертвы. С американского эсминца «Винсенс» — по ошибке — была пущена ракета в иранский гражданский авиалайнер. Погибло 290 пассажиров. Эту трагедию в США не любят вспоминать, но иранцы едва ли забыли.

В результате двух войн против Ирака США взяли на себя функции полицейского, регулирующего и контролирующего экспорт энергоносителей из района Персидского залива. Иран все эти годы продолжает бросать вызов Америке, оспаривая её право быть верховным вершителем судеб в регионе. По иронии судьбы после Саддама Хусейна позиции США здесь отнюдь не окрепли, как может показаться.  Шиитское большинство в Ираке заявило о себе как о силе, готовой самостоятельно определять способ управления страной. Иранские деньги тайно навербовали сторонников в Афганистане. Сирия также находится в сфере влияния Ирана. С учетом особых отношений с военизированными группировкам ХАМАС и «Хезболла», военно-стратегические позиции Ирана за последнее десятилетие только упрочились.

Спор о том, кто будет контролировать пути доставки стратегического сырья из стран Ближнего и Среднего Востока на Запад, приобретает всё более грозные очертания.

Дополнительный фактор, склоняющий чашу весов в пользу разрешения противоречий между США и Ираном с помощью военной силы, — это внутриполитическая ситуация в самой Америке. В ноябре выборы президента США, и нынешний обитатель Белого дома подвергается жестким нападкам за свою невразумительную политику в отношении ИРИ.

Вспомним. Поначалу Барак Обама, вступив должность, пообещал чуть ли не «перезагрузку» в отношениях с Ираном. И это представлялось логичным: возвращением ирано-американских отношений к временам шаха Мохаммеда Реза Пехлеви Вашингтон решил бы задачу долгосрочного контроля над всем регионом, а значит, и над поставками нефти руками самой мощной в военно-стратегическом плане региональной державы - Ирана. 

Не получилось. Барак Обама, видимо, споткнулся об израильское лобби и его союзника (по крайней мере, в этом вопросе) — военно-промышленное лобби США, рассчитывающих продолжить «зачистку» антизападных режимов по всем азимутам. Очень скоро возобладал курс не на вовлечение прагматиков в руководстве ИРИ в диалог, а на постепенное наращивание внешнего давления, установление контактов с потенциальной «пятой колонной», перекрытие Тегерану каналов поступления валютной выручки от экспортного сырья.

Что, однако, можно ожидать, если партия войны в Вашингтоне окончательно возьмёт верх и Ормузский пролив будет блокирован?

Китай закупает 22% иранской нефти. В Пекине осознали угрозу и приняли упреждающие меры. Несмотря на то что Китай на всех уровнях и на всех форумах выступает против санкций в отношении ИРИ, он вынужден считаться с перспективой оказаться отрезанным от этого источника. В феврале Китай почти вдвое  сократил закупки иранской нефти, покрывая недостачу за счет покупок у Саудовской Аравии, Анголы, Нигерии и России. При этом, если в результате затыкания Ормузского горлышка пострадает Китай, то многие выиграют.

В Эр-Риаде, например, только порадуются шансу нарастить добычу сырой нефти, а такой потенциал у пустынного королевства, почивающего на черном золоте, есть. Правящий клан саудитов использует дополнительные доходы для реализации масштабной программы задабривания своего населения во избежание повтора здесь безобразий «арабской весны». Запрос на поставки сверх контрактных объемов  получат  - и уже получают - российские нефтяные компании.  

 

Можно предположить, что делать такой подарок Москве и Каракасу, да и саудовским принцам не входит в планы вашингтонских стратегов. Отсюда и выбранная ими тактика. Ормузский пролив понемногу становится синонимом «контролируемой напряженности». Ситуация — ни мира, ни войны, но порох держать сухим — искусственным образом консервируется. Происходят явно неслучайные утечки информации (или намеренной дезинформации), что загоняемые в угол санкциями США, Евросоюза и ООН (резолюции 1737, 1747, 1803 и 1929) иранцы будут устраивать, к примеру, инспекции нефтеналивных танкеров и торговых сухогрузов, что затормозит ритмичный вывоз из Персидского залива стратегического сырья.

 

Откликнулось на деликатное балансирование на грани полномасштабного конфликта международное рейтинговое агентство Standart & Poors. Оно выпустило прогноз: «Такие мелкие провокации и бурлящее напряжение будут поддерживать цены на нефть на нынешнем высоком уровне... Среди участников рынка будет расти ощущение, что вероятность вооруженного конфликта, хоть и отдаленная, но существует».

 

Нельзя не согласиться с профессором Майклом Клэром, когда он пишет: «Нефть, престиж, связанный с мировым господством, претензии Ирана на статус региональной державы и внутриполитические факторы (в США) образуют взрывоопасную смесь, которая превращает Ормузский пролив в самое опасное место на планете».

 

Противостоящие стороны испытывают друг друга на сдержанную жесткость и наличие сильной политической воли. По сути, происходит виртуальный поединок. Один неверный жест, и холодная информационная война может перерасти в горячую. Незаряженное ружье, по поверью, один раз в год стреляет. А повешенное на стене в первом действии ружье в третьем действии непременно будет востребовано. И тогда вода в Ормузском проливе окрасится нефтью и кровью…

 

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ключевые слова: нефть Китай Россия Иран Саудовская Аравия Обама

Версия для печати