Империализм в эру безденежья: подземный шторм

14:51 30.01.2012 М.К. Бхадракумар (Индия), дипломатический работник (1975-2002), колумнист The Asia Times Online, The Hindu, Deccan Herald


Новая стратегия национальной обороны, представленная в Вашингтоне президентом Бараком Обамой, стала результатом необходимости сократить расходы Пентагона на следующее десятилетие почти на полтриллиона долларов.  Безусловно, есть определенная логика, что  новое видение национальной обороны было продиктовано проблемами в бюджете — хотя Обама и министр обороны США Леон Панетта настаивают, что это чистая стратегия и ничего более.

В своей речи Обама сказал: ''Хотя прилив войны отступает, данная стратегия отвечает на вопрос, какая армия будет нам нужна после того, как все войны последнего десятилетия окончатся.''

Председатель Комитета по вооруженным силам Конгресса США республиканец Бак Маккеон выступил оппонентом Обамы: ''Это стратегия отстающей Америки, стратегия лидера, который руководит всем со стороны. Президент преподнес наше отставание от остального мира в форме новой стратегии, чтобы завуалировать тот факт, что он отнял у нас армию и национальную оборону.''

Разрешения этого спора можно ожидать не ранее следующего месяца, когда оборонное ведомство США сообщит, сколько денег будет выделено на оборону согласно бюджету на 2013 год. Тогда же мы узнаем, где именно ожидать сокращений. Безусловно, очередное полномасштабное сокращение расходов на $500 миллионов произойдет, как и запланировано, в 2013 году, если только Конгресс не отменит данное решение. Господин Панетта уже предупредил, что подобный шаг обернется катастрофой для американской обороны.

 

На прошлой неделе Панетта дал понять, что армия, которую Пентагон будет содержать, станет ''меньше и скромнее'', а другие чиновники администрации США заявили, что планируется сократить состав армии и флота от 10% до 15% в течение следующего десятилетия. В связи с этим профессор Гордон Адамс, который работал над проектом бюджета в администрации Билла Клинтона, сказал: ''Это классический пример стратегии, основанной на ресурсах, которыми располагает страна. Это не критика, это просто данность. Она неизбежна. И финансово зависима.''

Так что же это — конец истории? Закат американского империализма? Морские пехотинцы пакуют вещи и возвращаются домой для счастливого воссоединения со своими семьями? В действительности новая стратегия обороны обманчива: чем больше вероятность перемен, тем меньше шансов, что что-то изменится.  Суть вопроса в том, что поправки, имеющие место в оборонном бюджете США, отражают подготовку к очередной ''холодной войне'', которую страна ведет. И если первая ''холодная война'' была направлена против Советского Союза, эта нацелена, прежде всего, на Азиатско-Тихоокеанский регион. Но прежде чем говорить об этом подробно, нужно понять, что составляет основу оборонной стратегии США.

Если коротко, то США предпочли бы не ввязываться в масштабные военные операции, подобные тем, которые были в Афганистане в 2011 году или в Ираке в 2003, а сосредоточиться на кибервойне и атаках беспилотников.  После уменьшения численности армия США ''будет не способна проводить крупномасштабные, длительные операции'', говорится в документе, и даже небольшие рейды будут происходить реже в связи с тем, что ''ограниченные ресурсы требуют более взвешенного подхода к месту проведения и интенсивности подобных операций.''

США сократят свой ядерный арсенал, а также пересмотрят свою роль в стратегии обороны в целом. Новая концепция ''прощается'' с многолетней позицией американской армии, которая была способна вести две крупные войны одновременно. На ее место приходит другая цель — ''борьбы и сдерживания'', другими словами — участие в ''полутора'' войнах. Также, согласно новой стратегии, США планируют как можно дольше кооперировать с союзническими и коалиционными силами. Проще говоря, наступает звездный час для снабженцев, шпионов, беспилотников,  для частной военной логистики за океаном — а также для близких союзников вроде Британии и Австралии, которые, в отличие от Франции и Германии, стабильно помогают морским пехотинцам в их зарубежных операциях. К этим двум главным союзникам недавно присоединились еще несколько стран, например, Катар. Одна из главных целей — значительно сократить наземные войска и больше полагаться на потенциал авиации и флота с тем, чтобы сдержать Китай или  ''приструнить'' противников вроде Ирана.

Асимметричные вызовы

Сокращение армии требует и менее интенсивного военного присутствия в Европе. В то же время США перенесут баланс на Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), а их присутствие на Ближнем Востоке останется таким же усиленным. Без сомнения, сейчас азиатский регион становится для США задачей номер один в связи с растущей мощью Китая. В своей речи Обама отметил: ''Мы будем усиливать наше присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и бюджетные сокращения будут происходить не за счет данного региона.'' Ясно то, что для того чтобы укрепить свою мощь в АТР, США выведут часть войск из Европы (но не с Ближнего Востока) и сэкономит на пособиях и пенсиях, оружии времен"холодной войны" и содержании своего ядерного арсенала.

Влияние новой стратегии обороны на региональные конфликты и мировую политику можно будет оценить, опять же, только после того, как станут известны детали планируемых сокращений. Однако уже можно сделать некоторые предварительные прогнозы относительно того, как будет выглядеть обновленная концепция обороны США. Прежде всего, нужно допустить, что США действительно намерены уйти от доктрин, преследующих цель подавления восстаний, а также от наземных операций. И в этом нет ничего удивительного в свете высказывания, сделанного бывшим министром обороны Робертом Гейтсом в прошлом году. Он тогда сказал, что любому будущему лидеру, рассматривающему возможность войны и оккупации какой-либо ближневосточной страны, необходимо будет ''проверить голову''. Это значит, что можно исключить военные кампании в Сирии, Иране и Северной Корее, подобные той, которую США предприняли в Ираке. На смену классической агрессии приходит ливийский сценарий. Иракский вариант может быть оставлен про запас — на случай необходимости изменить утвержденные территориальные границы посредством проведения медленно развивающейся операции. Успех такого варианта зависит от стойкости, которая, в свою очередь, весьма затратная. Конечно, Иран станет своего рода тестом на способность свергнуть существующий там режим (что само по себе крайне маловероятно), так как это потребовало бы от США значительно больших затрат по сравнению с иракской кампанией 2003 года. Потребовался бы не один десяток лет на то, чтобы покорить себе нацию, вся история которой представляет собой череду сопротивлений и революций, а также победить идеологически сильный политический строй, который пользуется значительной поддержкой общества. С другой стороны, Иран — это своего рода ''этническая мозаика''.

Несмотря на это, стратегия направлена на то, чтобы ''приструнить'' Иран (а также Китай) путем усиления военного присутствия США в Персидском заливе или Южно-Китайском море, а также сдержать нацеленность Ирана (или Китая) на использование асимметричных способов борьбы — электронных или кибератак, баллистических и крылатых ракет, а также усовершенствованных средств воздушной обороны, и т.д. — для противодействия потенциалу США. Текст нового документа говорит о том, что США ''будут обеспечивать себе возможность эффективно действовать на тех участках земли, доступ к которым максимально затруднен...поддерживать возможность распространять свое влияние там, где это особенно трудно.'' Если делать дальнейшие прогнозы, США продолжат использовать свой статус супердержавы, чтобы ''защищать свободу доступа к тем районам, которые находятся вне чьей-либо юрисдикции и являются жизненно необходимым связующим звеном международной системы. ''

По оценкам авторов стратегии, Аль-Каида уже не так могущественная, но, тем не менее, продолжает угрожать интересам США, что требует ''в обозримом будущем'' активного подхода к борьбе с этой организацией. Они полагают, что ''главная угроза'' исходит из Южной Азии и Ближнего Востока, что оправдывает столь длительное присутствие США в этих двух регионах. Что касается Афганистана, как шаг, следующий за выводом американских войск, рассматривается вариант ''совмещения прямого воздействия и содействия безопасности''. Это говорит о том, что значительная часть американских войск останется в Афганистане еще надолго, а наличие их постоянных баз на территории страны будет объясняться угрозой, исходящей от Аль-Каиды.      

Степь да степь кругом     

Три центральные темы новой стратегии безопасности заслуживают детального анализа, поскольку они исчерпывающе показывают будущее положение региональной и международной безопасности — ослабление американского военного присутствия в Европе, консолидация на Ближнем Востоке и ''переключение'' на АТР. В тексте документа несколько раз упоминается, что трансатлантический союз и НАТО по-прежнему остаются главной надеждой стратегической политики США в 21-ом веке.

В действительности, важность альянса такова, что роль НАТО более не ограничивается рубежами Европы, но расширится до глобальных размеров в тот момент, когда США акцентирует свое внимание на проведении совместных с альянсом военных операций за границей вместо того, чтобы предпринимать что-либо в одностороннем порядке.  

Во-вторых, стратегия дает понять, что США далеки от того, чтобы покидать Европу. Ослабление военного присутствия времен ''холодной войны'' очень желательно в связи с тем, что такая страна, как Германия, все больше стремится руководствоваться только своими интересами. Это также благоразумно еще и потому, что даже трудно предположить, чтобы Россия представляла хоть какую-то угрозу безопасности Западной Европы.  Это значит, что геополитически у США остаются долгосрочные интересы в так называемых замороженных конфликтах в некоторых регионах Европы и Евразии и некоторых других ситуациях, угрожающих безопасности, на которые они могли бы адекватно отреагировать в непредвиденном случае. Проще говоря, Вашингтон предлагает не упускать ''стратегическую возможность пересмотреть роль военного присутствия США в Европе'' так, чтобы сосредоточиться на развитии ''будущего потенциала'', необходимого в ''эпоху нехватки ресурсов''. ''Умная оборона'' - вот девиз новой стратегической политики США. Конечно, приверженность Вашингтона к Статье 5 Атлантической хартии останется неизменной, и никто не посмеет косо смотреть на союзников США в НАТО.

В тексте новой стратегии Россия упоминается лишь мельком, в том контексте, что это страна, с которой США продолжат взаимодействовать по отдельным направлениям. Однако никаких гарантий не было дано в отношении размещения элементов ПРО вблизи российских границ или по вопросу расширения НАТО.

С другой стороны, указание на то, что США намерены вовлекаться в разрешение конфликтов в Евразии, ставит Вашингтон в оппозицию инициированным Москвой  процессам интеграции в регионе, особенно в 2012-2015 годах.    

Можно только гадать, что случится, если ''Арабская весна'' доберется до центрально-азиатских степей. Все указывает на то, что подобный сценарий наиболее вероятен в зоне внимания со стороны США. На прошлой неделе бывший посол США Уильям Кортни написал статью — что примечательно, в ведущей арабской газете Khaleej Times - размышляя о будущем Казахстана. Заголовок статьи: ''Казахстан- в опасном положении'' говорит сам за себя. Он подчеркнул ''важные интересы США'' в Казахстане, которые варьируются от ''производства энергии и уничтожения ядерного и биологического оружия до транзита грузов для сил НАТО в Афганистане''. (Некоторые американские обозреватели в последнее время стали называть Казахстан, а не Узбекистан, центром Северной Сети Доставки). Кортни пишет: ''Люди в Казахстане, которые хотят большей свободы, ищут поддержки у Вашингтона и Европы... На протяжении двадцати лет на фоне роста благосостояния и увеличивающегося уровня коррупции, умеренные абсолютистские настроения в Казахстане усилились...Как я успел заметить в ходе своих последних визитов в страну, большая часть регионов в Казахстане отчаянно ожидала государственной поддержки, в то время как Назарбаев превратил новую столицу, Астану, в мини-Дубай. Привилегированные круги невообразимо богаты. Экономическое неравенство, авторитаризм и очень субъективный стиль правления парламента вызывают сильное недовольство общества.''

''По мере того как западные правительства блюдут свои интересны, им следует не теряя времени углублять сотрудничество с перспективными лидерами, включая самых молодых членов правительства. Более активный обмен профессиональным и образовательным опытом, а также демократическое просвещение могли бы открыть путь новому поколению политических лидеров. Западному оборонному истэблишменту следует усилить соответствующую подготовку в рядах армии и органов безопасности. Новое соглашение с Европейским союзом должно расширить программы, направленные на обеспечение верховенства закона, а ОБСЕ следует усилить свое присутствие в регионе. Запад делает огромную ставку на Казахстан, он может сделать многое для того, чтобы помочь людям приблизиться к демократическому будущему.''

Конечно, похожая ситуация сложилась также и в Узбекистане, Киргизии, Таджикистане и Туркменистане, которые в США считаются не такими сложными для достижения целями по сравнению с Казахстаном: мол, рано или поздно последуют примеру остальных. Очевидно, что план по смене режима в центрально-азиатском регионе уже готовится, и его исполнение может начаться в том случае, если Кабул попадет под контроль ''дружественного'' исламистского правительства, а США успешно организуют военные базы в Афганистане. Без сомнения, беспорядки в Жанаозене 16 декабря 2011 года были ''раздуты'' до неимоверных размеров американскими комментаторами, включая самого Кортни. Таким образом, можно сделать вывод, что новая стратегия обороны, озвученная в Вашингтоне, рисует обманчиво спокойную картину, будто бы в Европе и Евразии все спокойно, хотя в глубине бушует самый настоящий шторм. И он будет набирать силу параллельно с происходящими сейчас интеграционными процессами в Центральной Азии, которые ведут к образованию Евразийского Союза в 2015 году. Возможно, час ''икс'' уже близок.    

 

(продолжение следует)  

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ключевые слова: США Америка империализм Обама

Версия для печати