Сирия и «новая международная модель преобразований»

10:42 26.12.2011 Александр Мезяев, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Академии управления (г. Казань)


В самом начале месяца, при вступлении Российской Федерации в должность председателя Совета Безопасности ООН, представитель РФ заявил, что в декабрьской повестке дня Совета обсуждение положения в Сирии не планируется. Однако «декабрьской передышки» в сирийском вопросе не получилось. Несмотря на то что официально ситуация в Сирии в повестке дня декабря не значилась, эта проблема стала одной из самых острых на неофициальном уровне и обсуждалась в порядке «консультаций», а также в рамках темы «Положение на Ближнем Востоке». На фоне деклараций Барака Обамы и Пан Ги Муна о том, что «арабские революции» являются моделью для изменений в других странах, ситуация в Сирии превратилась в одну из главных проблем мировой политики.

Председательство РФ в Совбезе ознаменовалось представлением двух российских проектов резолюции СБ ООН. Первый был передан членам Совета для обсуждения 15-го, второй – 24 декабря.  Первый вариант текста был результатом совместной работы России и Китая. Он содержал призыв к сирийским властям ускорить проведение реформ, выражал поддержку усилиям Лиги арабских государств по разрешению сирийского кризиса, в том числе, по направлению миссии ЛАГ по мониторингу в Сирии. При этом Постоянный представитель РФ в СБ ООН В.Чуркин отметил, что «если требование заключается в том, чтобы мы убрали любое упоминание насилия, исходящего со стороны экстремистов, то этого не будет». В.Чуркин также исключил возможность введения эмбарго на оружие. Однако реакция западных членов Совбеза пока негативная. В обоих случаях против российских проектов выступила Германия (напомним, что ФРГ была спонсором проекта 4 октября, на который Россия и Китай наложили вето). Германский представитель назвал российский проект «недостаточным» и «не удовлетворяющим требования западных стран».[1]

Несмотря на утверждения западных представителей в СБ ООН о том, что «ситуация в Сирии отлична от имевшей место в Ливии», два сценария совершенно идентичны - по крайней мере в том, что касается вмешательства внешних сил. (Единственным отличием стала осечка в Совете Безопасности ООН и, как следствие, невозможность пока что участия Международного уголовного суда). Репрессивный маховик «международного сообщества» уже раскручен:  массированную атаку на Сирию развернули и Совет по правам человека, и Спецдокладчик по правам человека в Сирии, и Международная следственная комиссия, и Верховный комиссар по правам человека…

Ситуация в Сирии обсуждалась на трёх специальных сессиях по Сирии Советом по правам человека ООН в апреле, августе и декабре. На второй сессии 22-23 августа Совет создал «Независимую международную следственную комиссию». На третьей сессии 2 декабря СПЧ принял резолюцию, осуждающую власти Сирии. (Однако необходимо помнить, что в Совет по правам человека входят только 47 государств из почти двухсот членов ООН, кроме того, за резолюцию проголосовало только 37 стран. Кстати, за создание следственной комиссии голосовало ещё меньше – всего 33 государства.) В ответ на это Представитель России при отделении ООН в Женеве В.Лощинин после голосования весьма жёстко заявил: «Мы хотим предостеречь от противоправного вмешательства со стороны внешних сил, пусть даже под предлогом защиты гражданского населения или прав человека».[2] Это важное заявление, из которого следуют по крайней мере два вывода: во-первых, Россия считает основой сирийского кризиса не внутренние, а именно внешние силы; во-вторых,  ссылку на «права человека» рассматривает как предлог.

Доклад «независимой» международной следственной комиссии по установлению фактов событий в Сирии был обнародован 23 ноября. Его главный вывод состоял в том, что власти Сирии не выполняют свои международные обязательства по защите прав человека. При этом подчёркивается в выводах комиссии: каждый противоправный акт влечёт ответственность государства. Пожалуй, это главное, что требовалось от данной комиссии. Несмотря на то что комиссия даже не въезжала на территорию Сирии, она «установила» всё, что было нужно для вывода о совершении международных преступлений.[3]  В конце ноября к кампании по демонизации сирийского руководства подключился Комитет ООН против пыток, потребовавшей у сирийских властей отчёт о пытках в стране, «включая пытки детей».

Особую активность, как и в случае с Ливией, развернула Верховный комиссар по правам человека Н.Пиллэй.  По её утверждениям, сирийские власти «совершают преступления против собственного народа, в том числе, убивают детей». Пиллэй признаёт, что у неё нет доказательств, но «имеются видеоматериалы, на которых видны трупы на улицах». Отсутствие доказательств не мешает Пиллэй подстёгивать страсти: «Общее число погибших, возможно, превосходит пять тысяч… В это число входят гражданские лица, а также отказавшиеся служить режиму солдаты и те, кто были казнены из-за отказа стрелять в гражданских лиц. …Среди жертв, по меньшей мере, триста детей». Пиллэй опять-таки признаёт, что «не может проверить эти сообщения», но она, дескать, доверяет своим источникам.

Не меньшую роль играет Пиллэй и в поддержании антироссийской истерии. Так, представитель Франции после выступления Пиллэй в СБ ООН заявил, что доклад Верховного комиссара был «самым ужасающим за последние два года» (читай: ситуация ещё «страшнее», чем в Ливии), а позиция России была названа «скандальной».  Начиная с августа, Н.Пиллэй навязчиво требует от Совета Безопасности ООН передать ситуацию в Сирии в Международный уголовный суд. Сирия не является участником Статута МУС, и потому прокурор МУС не может сделать этого по собственной инициативе. Однако именно в силу того, что Сирия не является участником Статута МУС, Совбез не может передавать её дело в Суд, ведь данное право Совбеза закреплено не в Уставе ООН (которому Сирия подчиняется), а в Статуте МУС (который для Сирии не указ).

И вот уже 19 декабря резолюцию по Сирии приняла Генеральная Ассамблея ООН в полном составе. (Однако и здесь нельзя говорить о единогласии: хотя «за» проголосовало 133 государства, «против» высказалось 11 стран, а 43 делегации воздержались). Главной проблемой резолюции является её односторонность: осуждаются только власти Сирии, только им адресованы требования. Это полное повторение ливийской ситуации, когда под «гражданским населением», требующим защиты, понимались вооружённые мятежники, а население, которое рассчитывает на защиту от мятежников со стороны властей,  исключено из объекта защиты ООН-овских резолюций.

Ни доклад «независимой» следственной комиссии, ни резолюции Совета по правам человека не желают установить истину. Они просто игнорируют официально предоставляемую правительством Сирии информацию. Так, еще в конце июня власти Сирии проинформировали Верховного комиссара ООН по правам человека о том, что 206 сотрудников сил безопасности и вооруженных сил погибли в вооруженных столкновениях, однако Верховный комиссар оставила это без внимания. По состоянию на 20 августа 2011 года данное число выросло до 600, а по состоянию на 19 октября 2011 года — до 1100 человек. К концу декабря число погибших составляет более 2000 человек. Тем не менее Верховный комиссар по-прежнему отказывается признать это, она даже не желает слышать о том, что в Сирии совершаются какие-либо террористические акты. Неужели эти жертвы не обладают правами человека и не заслуживают того, чтобы быть упомянутыми в докладах и заявлениях Верховного комиссара и Следственной Комиссии?

19 декабря в Каире было подписано соглашение о статусе Миссии наблюдателей Лиги арабских государств по мониторингу ситуации в Сирии. Соглашение предусматривает создание новой международной следственной комиссии, целью которой является установление достоверных фактов о происходящих в стране событиях, наблюдение за выполнением в полном объёме обязательства о прекращении всех актов насилия и подготовка доклада для руководства ЛАГ. Власти Сирии уже заявили, что пошли на этот шаг по рекомендации Российской Федерации. Однако, учитывая уже давно занятую позицию ЛАГ как в ливийском, так и в сирийском вопросе (ЛАГ приостановила членство Сирии в организации ещё 12 ноября),  в объективность новой комиссии верится с трудом.

Основой решения сирийского кризиса по-прежнему остаётся международное право и его основные принципы (прежде всего, принцип суверенитета государств) и верное его применение Советом Безопасности ООН. Российский проект резолюции, предусматривающий запрет на применения силы для всех сторон конфликта, является единственным шансом для правового и мирного урегулирования конфликта. Не допустить применения «новой модели преобразований» в Сирии является сегодня главной задачей. Неудача в её решении грозит уничтожением государственного суверенитета не только Сирии, но многих других государств, гибелью сотен тысяч их граждан.



[1]http://www.fondsk.ru/news/2011/12/24/rossija-predstavila-v-sb-oon-novyj-proekt-rezoljucii-po-sirii.html

[2] Report of the Human Rights Council on its eighteenth special session, // Документ ООН: A/HRC/S-18/2 от 2 декабря 2011.

[3] Доклад Комиссии см.: Report of the independent international commission of inquiry on the Syrian Arab Republic, Документ ООН: A/HRC/S-17/2/Add.1. 

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Ключевые слова: Россия Ближний Восток ООН Сирия

Версия для печати