«Назрела необходимость обновления глобальной стратегии»

15:28 20.12.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


«Партнерство цивилизаций: нет разумной альтернативы» - так называется новый сборник, выпущенный Институтом востоковедения РАН и Центром стратегических и политических исследований при содействии Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования и Центра партнерства цивилизаций Института международных исследований МГИМО (У) МИД РФ.

Сборник включает статьи известных российских ученых, экспертов и дипломатов, а также представителей арабского аналитического сообщества, в которых рассматриваются проблемы взаимоотношений между культурами и цивилизациями в современном мире.

Анализируются «болевые» точки соприкосновения западной и исламской цивилизаций, как в афганском конфликте, так и в странах Магриба, Сахеля, в Пакистане, особенно, на фоне массовых движений, названных «арабской весной», авторы стремятся определить интересы России в условиях высокой «турбулентности», возникшей в этом обширном районе мира, населенном народами, исповедующими ислам.

Сборник открывается материалом академика Е.М. Примакова «Арабская весна» и теория столкновения цивилизаций», в котором Евгений Максимович делает вывод: «Противоречия религиозного, культурного характера… не являются показателем «непреодолимого антагонизма» двух цивилизаций – западной и исламской, но отражают кризис диалога между ними».

Вопросам изучения, осмысления и противодействия этому кризису, проблемам налаживания «диалога цивилизаций» в сегодняшних весьма непростых условиях мировой политики и экономики также посвящены статьи сборника.

Так, А.Г. Бакланов, начальник Управления международных связей Совета Федерации Федерального Собрания РФ, заместитель председателя Совета Ассоциации российских дипломатов, отмечает: «Можно с удовлетворением констатировать тот факт, что диалог по проблематике межконфессиональных отношений в последние годы неуклонно набирает динамику, становится серьезным фактором, влияющим на ситуацию во многих странах мира и на международную обстановку в целом».

«Среди политических, общественных и религиозных деятелей арабских и мусульманских стран, - продолжает он, - все большее распространение получает тезис о том, что для успешного ведения диалога цивилизаций, обеспечения учета мнения исламской «уммы» следует максимально укрепить имеющиеся интеграционные структуры и, прежде всего, Организацию исламского сотрудничества (до недавнего прошлого – Организация Исламская конференция). Предлагается, чтобы ОИС взяла бы на себя функции подлинного политического, организационного и идейно-информационного центра мусульман всего мира. Причем, такой центр должен быть настолько авторитетен, чтобы к его мнению прислушивались и страны Запада».

Из этого он делает важный вывод: «Как представляется, этот тезис имеет для нашей страны особое значение. Успешное ведение в последние годы стратегического диалога с ОИС/ОИК иллюстрирует большие возможности, заложенные в этом механизме сотрудничества Российской Федерацией с исламским миром. Объективно усиление роли ОИС – в наших национальных интересах».

«Партнерство цивилизаций или партнерство во имя цивилизации?» - ставит вопрос профессор и политолог О.Б. Павлов. «Особенностью неоконовской концепции неолиберальной демократии (а именно ее продвигают известные силы во всемирном масштабе) является ее жесткий догматизм, - анализирует он политику американского истеблишмента. – Единственным носителем демократических начал признается только индивид. Она не допускает никаких «вольностей», возможных, скажем, в западноевропейской социал-демократической доктрине. А уж версии демократии, вроде «иранской модели», в ней отвергаются полностью. Отрицаются цивилизационные, религиозные, национальные, культурные и исторические особенности развития демократии в других странах, любые проявления коллективной, в том числе, племенной демократии типа «лойя джирги», «хурала»... Соответственно, провозглашается наличие только одной «легитимной» цивилизации – исключительно западной в ее американском варианте. А, значит, и диалог цивилизаций по их определению невозможен».

«В качестве альтернативы этому великому проекту Запада после развала СССР, по сути дела, противостояла всего одна, претендующая на всеохватность, система взглядов – всемирный халифат на основе первоначального ислама. …Исламский проект, «политкорректно» названный западными прокураторами «исламистским», в глазах широких слоев населения, прежде всего, мусульманских стран, привлекал своим гуманизмом, акцентом на моральные ценности, коллективной ответственностью «уммы», человеческой солидарностью и понятием социальной справедливости, замененным на Западе холодным и отстраненным от личности законом», - отмечает О.Б. Павлов.

Он подробно разбирает политику Запада в рамках смены парадигмы взаимодействия с исламской идеологией на новом, посткоммунистическом этапе. Весьма интересные его размышления о геополитическом эффекте появления в 1993 году знаменитой работы профессора Гарвардского университета, директора Института стратегических исследований им. Дж. Олина при Гарвардском университете, С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций».

«По сути дела, выдвижением этой концепции, которая сродни «информационному вирусу», и была заложена идейная платформа для начала нового «крестового похода» Запада за очередной победой в идеологической, информационной и открытой войне, которая приобрела острые формы с 11 сентября 2001 г.», - полагает О.Б. Павлов.

Автор делает некоторые выводы в отношении перспектив партнерства цивилизаций с учетом опыта американской инициативы и первых результатов «арабской весны». Они масштабны и интересны. Советую ознакомиться.

Завершает же он свой анализ ситуации следующим текстом: «За последний год политический ландшафт Ближнего Востока неузнаваемо изменился и продолжает меняться. Ясно одно – легких решений проблем, накопившихся за последние 40 лет политического застоя, не существует. Они заведомо будут отличаться от любых прежних схем теоретиков, как на Востоке, так и на Западе. Важно дать возможность самим народам разобраться в происходящем и выбрать свой путь. Необходимо исключить попытки насильственной смены режимов. Иного варианта кроме как внутринациональный диалог, партнерство различных культур и цивилизаций с выходом на решения, удовлетворяющие насущным требованиям развития арабских и других народов, просто не существует. Альтернативой ему является кровавая конфронтация, которая не принесет ничего, кроме десятилетий страданий и разрушений. И это следует понимать авторам любых глобальных проектов переустройства человеческой цивилизации».

Директор Центра партнерства цивилизаций ИМИ МГИМО (У) МИД РФ В.В. Попов в первых же строках своей статьи делает фундаментальный вывод, который, на наш взгляд, абсолютно верно определяет происходящие перемены. «Конец XX века и, особенно, первые годы XXI века ознаменовались кардинальными сдвигами в геополитической расстановке сил в мире. Начался период заката доминирования западной цивилизации, которая господствовала в мире почти 500 лет (примерно с XVI в.)»! После такого начала от текста оторваться трудно.

«В начале ХХI в. разразился кластер глобальных кризисов: энергетический, экологический, продовольственный, финансово-экономический, демографический, технологический, социокультурный, - продолжает автор. – Начавшийся в 2008 г. и, по сути, продолжающийся  по сей день мировой финансово-экономический кризис высветил и стал свидетельством системного кризиса, подтвердил, что индустриальный экономический строй завершает свой жизненный цикл»!

«Стремительно растущие финансовые потоки виртуального капитала вышли из-под контроля общества, оторвались от движения реальной экономики. Разрыв между миллиардом самых богатых и миллиардом беднейших возрос до отметки в 74 раза, достигнув критической, по мнению математиков и физиков, для планеты черты. Индустриальная цивилизация завершает свой исторический срок, рождается постиндустральная, называемая «интегральной», цивилизация. Назрела неотвратимая необходимость системного обновления глобальной стратегии. Ее цель – формирование нового способа производства и потребления, обеспечивающего равновесие между Природой и обществом, преодоление пропасти между богатыми и бедными, формирование многополярного мироустройства на базе диалога и партнерства государств и цивилизаций.

На авансцену мировой истории стали выходить иные цивилизации – китайская, индийская, исламская; растет влияние в мировых делах развивающихся государств, прежде всего, азиатского континента», - пишет В.В. Попов, ссылаясь, в частности, на работы российского ученого Ю.В. Яковца.

«Разрыв между представлениями в западных странах и в мусульманских о том, как должен быть устроен мир, что следует понимать под справедливыми международными отношениями, увеличивается.

Президент Барак Обама попытался выправить этот дисбаланс, заявив о намерении Соединенных Штатов развивать добрые отношения с мусульманскими государствами. Однако, дальше слов дело не пошло. В Западной Европе этот процесс носит такой же характер, причем, здесь, с одной стороны, растут исламофобские настроения, а, с другой стороны, углубляется озабоченность быстрым увеличением числа мусульманских иммигрантов, которые не хотят интегрироваться в западноевропейские общества на том основании, что исповедуемые европейцами ценности противоречат их религиозным убеждениям», - разбирает автор детали происходящего.

Он называет «пять основных кризисов», которые разделяют Запад и исламский мир: арабо-израильский конфликт, кризис вокруг Ирана, ситуация в Ираке, афгано-пакистанский узел,  война в Ливии, завершенная де-юре, но продолжающаяся де-факто.

Что делать? Что предпринять?

В.В.Попов информирует читателей о том, что Центр партнерства цивилизаций МГИМО разработал и представил Проект налаживания межцивилизационного сотрудничества. Его суть в создании Движения «Интеллектуалы – за партнерство цивилизаций». Под этим подразумевается, что российские общественные деятели вместе с зарубежными коллегами предпримут инициативу для объединения политологов, ученых, деятелей религии, представителей политической, культурной, научной элиты из различных цивилизаций на платформе совместных действий во имя предотвращения войн и налаживания диалога цивилизаций.

Пожелаем успеха этой инициативе!

Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Судане, кандидат экономических наук Э.М. Фазельянов размышляет о «восточном векторе» внешней политики России.

«Последнее десятилетие для Российской Федерации – период весьма значительных изменений, укрепления и возвращения ее в число ведущих мировых держав, - отмечает он. – Скажем прямо, не все были готовы к тому, что Россия после распада Советского Союза, периода серьезных испытаний, быстро начнет возвращать свое положение на мировой арене, займет активную позицию, в том числе, по вопросу взаимодействия с исламским миром, как на двусторонней основе, так и в многостороннем формате. Отдельные представители на Западе продолжают смотреть на нас через призму предрассудков прошлого... Они готовы обвинить нас чуть ли не в попытках сыграть на обостряющихся противоречиях между Западом и исламским миром».

«Когда мы говорим о поиске и выработке нового подхода к формулированию национального интереса, - пишет автор, - я не предлагаю отказываться от базовых, устоявшихся и проверенных временем исходных положений и принципов… Чем шире и глубже анализ сущности рассматриваемого понятия, тем выше будет вероятность заглянуть за горизонт мировой политики, увидеть «какая Россия нужна миру»... Желательно оговорить «точки пересечения» глобальных и национальных интересов, если не всех стран мира, то значительной его части. Тем самым, возможно сделать шаг и зафиксировать национальные приоритеты на «глобальном поле».

Размышляя об этих основополагающих вопросах внешней политики нашей страны, автор приходит к выводу о том, что «Россия, позиционируя себя как государство с глобальными интересами и на Востоке, безусловно, заинтересована в том, чтобы страны региона были стабильны, чтобы было больше возможностей для взаимовыгодного экономического сотрудничества… Мы хотим, чтобы сами эти страны разбирались со своими проблемами, договаривались и находили политическое устройство государства, которое обеспечивало бы им динамичное развитие в современном мире. Мы хотим, чтобы также развивалась ситуация в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Там у нас большие интересы, в том числе, и интересы, касающиеся региональной и глобальной безопасности».

Протестные движения в Северной Африке и странах Ближнего Востока 2011 года, охватившие огромные массы людей и изменившие ход привычной восточной жизни, сами по себе говорят о многом, отмечает Э.М. Фазельянов. Происходящие события, известные как «арабская весна», буквально «взорвали» внимание мирового сообщества к арабскому миру, к положению дел на мусульманском Востоке в целом. Потребуется, видимо, немало времени, чтобы подробно исследовать сложившиеся в этих странах ситуации, чтобы выяснить, прежде всего, какие внутренние и внешние факторы вызвали в них революционный взрыв.

«Если вглядеться вглубь истории, - пишет автор, - уникальность положения России, расположенной на перекрестке разных цивилизаций и миров, всегда задавала многомерность ее внешней политики… Россия, на полном основании, может быть названа не только страной, относящей себя к христианской православной цивилизации, но и имеющей очень давние исламские традиции».

«Взаимовыгодные, стабильные отношения России, как с Западом, так и с Востоком (в широком смысле, включая, помимо, азиатского, африканский и латиноамериканский векторы), в равной степени отвечают ее национальным интересам, позволяют на равных с другими ведущими государствами мира вносить вклад в решение глобальных проблем. Дипломатическая активность Российской Федерации последних лет подтверждает этот тезис».

Автор делает важный вывод: «Утвердилось представление о России, как мосте между двумя великими цивилизациями: европейской и азиатской... Россия, как крупнейшая евразийская держава, обладает уникальным опытом сосуществования и сотрудничества различных культур, национальностей и религий … Во всем этом проявляется преимущество страны, чей опыт, в том числе, в постсоветский период свободы вероисповедания, может и должен играть «уравновешивающую роль балансирующей силы» в отношениях Запада и исламского мира. Важно не допускать возникновения ситуации, при которой мы оказались бы по одну из этих сторон при «выяснении между ними отношений».

«Возрастает значение партнерства Россия – мусульманский мир, призванного способствовать закреплению, насколько это реально, позитивного разворота в международных, региональных и страновых делах и изменении условий межцивилизационного, межкультурного и межрелигиозного диалога, - пишет Э.М. Фазельянов. – Системное совместное осмысление комплекса отношений современной России с мусульманским миром, роли межкультурного, межрелигиозного диалога в формировании нового мирового порядка осуществляется в рамках Группы стратегического видения «Россия – исламский мир», Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций», на иных площадках, которые действуют сравнительно недавно. И здесь имеются огромные неиспользуемые возможности»…

Сборник насыщен интересными мыслями, информацией и выводами. Подбор авторов вызывает уважение к его составителям. Среди тех, кто представлен на страницах сборника, помимо упомянутых выше экспертов, также Б.В. Долгов, И.Д. Звягельская, д-р Васим Каладжие (Ливан), М.А. Конаровский, В.В. Наумкин, А.А. Орлов, О.Г. Пересыпкин, Л.Ю. Сюкияйнен и П.В. Топычканов.

Можно поздравить коллектив авторов и составителей с очень интересной работой, оперативно сделанной буквально по следам событий «арабской весны», о которой пишут многие авторы. Это реальный вклад в отечественное востоковедение, возможно, один из самых значимых за последние время.

 

Научное издание "Партнерство цивилизаций: нет разумной альтернативы", Сборник статей

М.: Институт востоковедения РАН: Центр стратегических и политических исследований, 2011. - 256 с.

Ключевые слова: Партнерство цивилизаций

Версия для печати