На то и НАТО, чтоб Россия не дремала?

00:00 05.12.2011 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


В Москве, в помещении Российского института стратегических исследований (РИСИ) прошла международная конференция «Евроатлантическая архитектура безопасности: новые вызовы, новые возможности».

Так уж, наверное, «случайно» совпало, что за день до начала конференции в московском РИСИ – в Калининграде президент России Дмитрий Медведев открыл новую радиолокационную станцию «Воронеж-ДМ», которая будет следить за пусками ракет на территории Европы и части Атлантики. Глава государства напомнил, что введение в строй новой РЛС – первый сигнал Западу о готовности России к адекватному ответу на создание США и их натовскими партнерами в Европе системы противоракетной обороны – евроПРО, ущемляющей жизненно важные российские интересы.

Эта же тема  прозвучала и на конференции в  РИСИ. Кто и о чем там вел речь?

В дискуссиях приняли участие как специалисты  МИД России и НАТО, так и ученые, политологи и эксперты, занятые глубоким исследованием обсуждаемой темы.

С приветственным словом к участникам диалога обратились  соведущие конференции - директор РИСИ Леонид Решетников и директор Информационного бюро НАТО в Москве Роберт Пшель.

 

Однако тон непростому разговору задало выступление заместителя секретаря Совета Безопасности  РФ Владимира Назарова. По его словам, российская сторона неоднократно ставила перед руководством Альянса вопрос о том, что реальная политика стран Запада в области формирования европейской системы безопасности не соответствует договоренностям Лиссабонского саммита. Более того, Москва предупреждала Вашингтон, что политика наращивания наступательного потенциала, проводимая в рамках развертывания на континенте глобальной системы ПРО противоречит заявленным в новой стратегической концепции принципам, согласно которым НАТО не представляет угрозы для России, и что вопросы безопасности России и НАТО тесно взаимосвязаны. Именно об этом заверяли Москву руководители Альянса.

И что же? Действия органов НАТО свидетельствуют об обратном, говорил в своем выступлении на конференции Владимир Назаров. Например, как известно, Альянс разрабатывает планы обороны Польши и государств Балтии «от возможной агрессии со стороны России». Отмечается и не отвечающее нашим интересам намерение перевести патрулирование ВВС НАТО воздушного пространства стран Балтии на постоянную основу. Действия по модернизации военных объектов и активизации учений Альянса вблизи российских границ также не добавляют доверия в наши отношения. «Мы неоднократно убеждали наших партнеров, - отметил Назаров, - в том, что на базе именно равноправного сотрудничества России и НАТО возможно выработать такую конфигурацию системы ПРО, которая надежно защитила бы Европу от возможных ракетных атак. Однако мы не были в полной мере услышаны. По-прежнему Вашингтон и НАТО не готовы предоставить юридически обязывающие гарантии ненаправленности системы ПРО против стратегических ядерных сил нашей страны. Поэтому основы дальнейшего взаимоуважительного сотрудничества наших стран в области контроля над вооружениями не обеспечены международной безопасностью. Учитывая эту ситуацию, президент России Дмитрий Медведев принял известные решения военно-стратегического характера, которые уже реализуются на практике. Они направлены на обеспечение безопасности России в условиях последовательного развертывания США европейского сегмента глобальной системы ПРО. В контексте этих решений Россия не закрывает двери для диалога с нашими западными партнерами и будет осуществлять свою политику в сфере обеспечения национальной обороны, руководствуясь интересами безопасности»…

Хотел бы пояснить читателям, что и Владимир Назаров, и многие другие российские эксперты в своих выступлениях не раз ссылались на заявление президента России Дмитрия Медведева от 23 ноября этого года, в котором глава государства, в частности, предупредил: «…У России имеется политическая воля для достижения необходимых договорённостей, которые могут открыть принципиально новую страницу в наших отношениях с Соединёнными Штатами и Североатлантическим альянсом… Если же нам будут предлагать «сотрудничать» или, скажем откровенно, работать против наших же собственных интересов, наш общий знаменатель мы не сможем достичь, он у нас не получится. И нам придётся давать иные ответы, а наши действия будут выстраиваться сообразно реальному развитию событий, причём на каждом предстоящем этапе реализации американского плана.

В связи с этим мною приняты следующие решения.

Первое. По моему поручению Министерство обороны России незамедлительно введёт в боевой состав радиолокационную станцию системы предупреждения о ракетном нападении в городе Калининграде (это было сделано ровно неделю спустя! – А.М.).

Второе. В рамках создания системы Воздушно-космической обороны России в первоочередном порядке будет усилено прикрытие объектов стратегических ядерных сил.

Третье. Стратегические баллистические ракеты, которые поступают на вооружение Ракетных войск стратегического назначения и нашего Военно-Морского Флота, будут оснащаться перспективными комплексами преодоления ПРО и новыми высокоэффективными боевыми блоками.

Четвёртое. Вооружённым Силам мною поставлена задача по разработке мер, обеспечивающих при необходимости разрушение информационных и управляющих средств системы ПРО. Указанные меры являются адекватными, эффективными и малозатратными.

Пятое. Если перечисленных мер будет недостаточно, Российская Федерация разместит на западе и на юге страны современные ударные системы вооружений, обеспечивающие огневое поражение европейского компонента ПРО. Одним из таких шагов станет развёртывание ракетного комплекса «Искандер» в Калининградском особом районе.

Будут подготовлены, а по мере необходимости реализованы, и другие мероприятия по противодействию европейской составляющей американской противоракетной обороны.

Далее. При неблагоприятном развитии ситуации Россия оставляет за собой право отказаться от дальнейших шагов в области разоружения и, соответственно, контроля над вооружениями.

Кроме того, учитывая неразрывную взаимосвязь между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями, могут возникнуть основания для выхода нашей страны из Договора об СНВ. Это предусмотрено самим смыслом договора… Мы открыты к диалогу и рассчитываем на разумный и конструктивный подход со стороны наших западных партнёров».

Но вернемся к резонансному выступлению заместителя секретаря Совета Безопасности  России Владимира Назарова. Заканчивая его, заявил буквально следующее: «К сожалению, в последнее время НАТО проводит политику, идущую вразрез с коренными интересами безопасности европейских государств, входящих в эту организацию. И разве операции в Ливии, расшатывание ситуации на Ближнем Востоке сделали этот регион безопаснее?! Разве интересам Европы отвечают угрозы распада государств на Ближнем Востоке, в частности в Ливии, Египте, Тунисе, и рост там религиозного, националистического, политического экстремизма и терроризма?! Разве подстрекательство Саакашвили к войне укрепило безопасность Грузии?! И тем не менее надеюсь в дальнейшем на обмен мнениями, который будет способствовать лучшему взаимопониманию и позволит найти новые подходы и пути к углублению сотрудничества между Россией и НАТО и преодолению наслоений последних лет».

Директор Информационного бюро НАТО в Москве Роберт Пшель постарался ответить на выступление Владимира Назарова как можно оптимистичнее: «Как представитель НАТО, я не могу согласиться со многими, прозвучавшими здесь, оценками политики НАТО. Но, как бы сказать, это не самое главное. Главное, чтобы мы могли обсуждать те вопросы, которые волнуют нас всех. Нужны новые подходы, новые идеи и конечно же нужны дела»… 

Заместитель директора Департамента общеевропейского сотрудничества МИД РФ Юрий Горлач сделал интересный, обстоятельный доклад на тему «Российские приоритеты в области европейской безопасности». Дипломат напомнил об итогах состоявшегося чуть больше года назад саммита Совета Россия-НАТО в Лиссабоне. Тогда в результате сложной и ответственной подготовки нам удалось выйти на очень крупные договоренности по преодолению последствий «холодной войны» и переходу к выстраиванию подлинно стратегического партнерства по принципу взаимного доверия, транспарентности и предсказуемости. И была поставлена конкретная общая цель - создание единого пространства мира, безопасности и стабильности в Евроатлантическом регионе.

Важно отметить, подчеркнул Юрий Горлач, что в итоговом заявлении Лиссабонского саммита было зафиксировано, что безопасность всех государств евроатлантического сообщества неделима и безопасность России и НАТО тесно взаимосвязаны.

Были определены общие направления дальнейшего взаимодействия в таких сферах, как Афганистан, международный терроризм, распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки, пиратство, техногенные катастрофы. Это был, по нашим оценкам, новаторский документ. Сейчас, сообщил Юрий Горлач, ведется подготовка к встрече министров иностранных дел России и стран НАТО, на которой будет проведен анализ проделанной работы. Удалось сделать немало. Идет непростой диалог. Но у нас и немало общих интересов, а в числе приоритетов – борьба с международным терроризмом. И все же, по мнению дипломата, удовлетворения не чувствуется. Самое существенное огорчение – не удалось продвинуться по проблеме ПРО. Но двери Россия не закрывает, время для достижения взаимоприемлемых решений пока еще есть.

 

Выступление заместителя помощника Генерального секретаря НАТО по вопросам общественной дипломатии госпожи Стефани Бабст касалось темы «Дорожная карта» к саммиту НАТО в Чикаго». Гостья рассказала, что неоднократно и с удовольствием посещала нашу страну. Проинформировала участников конференции о посещении делегацией НАТО Министерства обороны России и открытии там нового диалога по проблематике стратегических коммуникаций и публичной дипломатии. Она высказала свое мнение о ряде областей, в которых эксперты обеих сторон могли бы плодотворно и конструктивно сотрудничать, определив общие позиции и цели. 

Затем Стефани Бабст рассказала о подготовке НАТО к своему саммиту в Чикаго, намеченному на май 2012 года. Одной из ключевых тем на встрече должны стать анализ операции стран НАТО в Ливии, которая, по ее словам, была успешной и спасла много жизней среди гражданского населения. Госпожа Бабст отвергла тезис, что НАТО стремится выполнять роль глобального полицейского, а просто действует по призыву международного сообщества и по мандату Совета Безопасности ООН. Все это мы будем обсуждать в Чикаго, заявила Стефани Бабст. А также финансово-экономические проблемы стран Альянса и новую доктрину «Умной обороны» и ее возможности. Что это такое? Речь идет о том, чтобы в условиях кризиса не наращивать военные бюджеты, а учиться умно и эффективно тратить деньги на военно-оборонительные цели, на свою безопасность. Вот о более умном расходовании средств тоже пойдет разговор на саммите в Чикаго. На встрече в верхах будет обсуждаться и дискутироваться сотрудничество НАТО с Россией, борьба с международным терроризмом, темы «афганского транзита» и конечно же проблемы ПРО, новые перспективы возможного партнерства.  

«Хотелось бы, чтобы и в области создания глобальной  системы ПРО Россия была с нами вместе», - оптимистично заключила госпожа Бабст.

 

Об операциях и проектах под руководством НАТО, об основных областях взаимодействия с Россией «доложил» участникам конференции бригадный генерал, советник по связям с общественностью Международного военного штаба НАТО и командующего Стратегическим командованием ОВС НАТО Массимо Паницци. Он обзорно рассказал об Афганском транзите через российский коридор и подготовке афганской армии, о деятельности миротворцев KFOR в Косово и ливийской операции, о борьбе против терроризма и пиратства – op active endeavour – operation OCEAN SHIELD (Counter Piracy), о планах НАТО в Ираке и о подготовке иракской армии. Выступление генерала было похоже на лекцию о миротворческой деятельности НАТО в различных точках земного шара и не внесла значимого вклада в поиск истины в лабиринте замыслов и будущих планов Альянса. Зато бригадный генерал укрепил многих наших политологов в мысли о том, что России в отношениях с НАТО, возможно, следует окончательно перейти исключительно к прагматическому партнерству в таких взаимовыгодных приоритетных областях, как борьба с международным терроризмом и пиратством, наркоторговлей и распространением оружия массового поражения.   

Эксперты же были вынуждены констатировать, что на конференции была сделана робкая попытка завязать откровенный диалог с натовцами, чтобы определить возможности конструктивного обсуждения разногласий и достижения компромиссов. Но диалога  не получилось. А дискуссия переросла главным образом в довольно жесткую критику действий НАТО в пику интересам России.

Американская глобальная Программа европейской ПРО уже осуществляется в Польше, Турции, Румынии, Испании. Однако об испанском участии в этом процессе как-то менее известно. Первые три государства фигурируют уже сравнительно давно. А вот Испания, с которой Россия в нынешнем 2011-м проводит перекрестный Год дружбы, культуры и сотрудничества, в этом списке выглядит в наших глазах, по меньшей мере, как-то странно. Что думают на сей счет участники конференции?  Вот короткие ответы собеседников, данные специально для «Международной жизни».

Бригадный генерал, советник по связям с общественностью Международного военного штаба НАТО и командующего Стратегическим командованием ОВС НАТО Массимо Паницци:

«Участие Испании в проекте евроПРО для нас так же важно, как и участие других стран НАТО. Мы только приветствуем их вступление в процесс реализации нашего проекта. И это нормально, что на территории государств НАТО создается система безопасности континента. Поэтому так важно, чтобы все страны-члены Альянса участвовали в строительстве евроПРО.Что же касается присоединения к проекту не членов НАТО, то это, возможно, вопрос будущего. Вот, к примеру, мы приглашаем для участия в нашей ПРО Российскую Федерацию»

Заместитель директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД РФ Владимир Леонтьев: «Испанцы, как и ряд других стран НАТО, уже приняли решение. У них есть соглашение с Соединенными Штатами о базировании в одном из испанских портов американских кораблей, обладающих противоракетным потенциалом. Наша позиция? Нам очень не нравится то, что эта система ПРО упорно создается вопреки российским озабоченностям, что идет формирование той архитектуры ПРО, которая неприемлема для России и вызывает очень большие вопросы. Мы предлагали другие варианты, но наши партнеры их не рассматривают. Здесь, на конференции, говорилось также о предстоящем в мае 2012 года саммита НАТО в Чикаго и там же параллельного саммита Совета Россия-НАТО. Вопрос нашего участия в этой встрече пока не решен. Саммит просто ради саммита нам вряд ли нужен. И, естественно, когда вопрос об этом будет рассматриваться, надо будет учесть, какое наполнение будет иметь встреча в верхах. В том, что касается противоракетного измерения, основания для мероприятия такого рода мы не видим». 

Многие российские участники конференции констатировали, что, к сожалению, российско-натовское  сотрудничество не приняло устойчивого, комплексного и конструктивного характера. Особенно это касается проблемы создания американцами евроПРО. 

Опыт нашего взаимодействия показал, что в отношениях с альянсом России приходится придерживаться стратегии прагматического партнерства, а спорные вопросы решать параллельно. Больше всего говорили и о дефиците доверия в сотрудничестве. Причем эти слова звучали с обеих сторон.

«Что делать для укрепления доверия?», - спрашивали российские участники. И сами же отвечали: «Прежде всего, отказаться от той конструкции системы евроПРО, которую ныне упрямо продвигают вопреки интересам России американцы и их союзники по НАТО». 

Увы, взаимоудовлетворяющего диалога россиян и натовцев на конференции в РИСИ, как мне кажется, не получилось. Хотя такое стремление и было, оно ощущалось во многих выступлениях.

Думается, cлишком много аргументированных упреков и обвинений было высказано экспертами в адрес натовских партнеров. Основными же мишенями для критики стали американо-европейская ПРО и операция в Ливии. В ходе дискуссий, например, утверждалось, что сама жизнь доказала, что ставка на военное решение извне внутренних конфликтов в других государствах не перспективно. А роль НАТО как глобального полицейского контрпродуктивна.

Я попросил дать короткую оценку этого мероприятия заместителя помощника Генерального секретаря НАТО по вопросам общественной дипломатии госпожу Стефани Бабст. Она сказала: «Эта конференция может стать основой для ведения диалога и продолжения дальнейшего разговора между экспертными сообществами России и НАТО. Но, как здесь отмечали некоторые выступавшие, и на мой взгляд тоже, нам действительно не хватает взаимодействия между двумя сторонами, усилий, чтобы наша встреча состояла не только из одних монологов и докладов, а чтобы участники больше общались, обменивались взглядами и мыслями и в итоге смогли бы прийти к какому-то общему мнению».

 

Самокритики от гостей ожидать не приходилось. Да у них на объективный анализ действий НАТО и полномочий не было. Им, вероятно, была дана установка позитивно оценивать все действия Альянса и больше говорить о развитии добрых партнерских отношениях между НАТО и Россией. Как с иронией в голосе сказал мне в перерыве один из экспертов, «судя по выступлениям наших западных партнеров, у НАТО есть проблемы, но ошибок, похоже, по определению быть не может. Потому что, по их мнению, Альянс всегда прав!».

И, наверное, не ошибались выступающие политологи, утверждая, что идеология НАТО не изменилась со времен советско-западного противостояния, и ветры «холодной войны» все еще генетически сквозят в головах некоторых американских и западноевропейских генералов, да и ряда тамошних политиков. А выступления представителей Альянса на конференции в Москве имели целью успокоить россиян сладкими словами о стремлении к диалогу и дружелюбному партнерству. Но что-то не очень успокоили.

Воистину: на то и НАТО, чтобы Россия не дремала.

 

Наша справка

Организация Североатлантического договора (North Atlantic Treaty Organisation) – международная политическая и военная организация, созданная 4 апреля 1949 года. В этот день в Вашингтоне был подписан Североатлантический договор. Учредителями и первоначальными членами НАТО были 12 европейских и североамериканских государств:

Бельгия, Великобритания, Дания, Исландия, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Соединенные Штаты Америки, Франция. В настоящее время членами НАТО являются 28 государств (1 апреля 2009 года в альянс официально вступили Хорватия и Албания). В 2002 был создан Совет Россия-НАТО (СРН - 28 членов НАТО плюс Россия), в рамках которого проводятся консультации по текущим вопросам безопасности и осуществляется практическое сотрудничество по широкому спектру направлений, вызывающих общий интерес. Повестка дня СРН строится на основе двухстороннего сотрудничества, которая была заложена в Основополагающем акте Россия-НАТО, подписанном в 1997 году.

В Альянсе считают, что Совет Россия-НАТО – это ценный инструмент для развития практического сотрудничества и политического диалога по всем вопросам – и по тем, где их мнения сходятся, и по тем, где их мнения расходятся. Не так давно Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил о своем желании добиться прогресса в сотрудничестве по трем направлениям, которые он считает принципиально важными для укрепления доверия между странами НАТО и Россией: противоракетная оборона, контроль над обычными вооружениями и сокращение арсенала ядерного оружия малой дальности в Европе.

Версия для печати