Трубопроводы без «блефа»

00:00 02.12.2011 Теймур Абдуллаев, пресс-служба ТПП РФ


Шестая «раздача» «энергопакета» Россия – ЕС выявила «слабую руку» прогнозов еврокомиссии и «сильную руку» российского газа.

Еврокомиссия не намерена пересматривать третий энергопакет, принятый 2 года назад. Однако готова обсуждать возможные исключения и поблажки, в том числе, для российских компаний в рамках действующего законодательства. Об этом сообщил 1 декабря на пресс-конференции в Москве еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер по итогам шестого заседания Постоянного совета партнерства в рамках Энергодиалога Россия – ЕС.

"Сегодня в ходе переговоров я прояснил, что изменения соответствующего права Третьего энергопакета считаются нами нежелательными и нереалистичными», - сказал он. Однако оговорился, что существуют большие возможности в рамках действующего законодательства для облегчения действующего режима и исключений. «Я настроен на то, чтобы использовать их в значительном объеме. В начале года мы на уровне экспертов проведем консультации. Обсудим, в какой степени эти исключения могут использоваться. Рассчитываем найти соответствующие решения", - подчеркнул еврокомиссар.

В свою очередь министр энергетики РФ Сергей Шматко отметил, что на этой встрече речь пойдет о конкретных конфликтных ситуациях, которые возникают при реализации третьего энергопакета. Это касается, в частности, газопроводов "Нелл" и "Опал", собственности "Газпрома" и других российских компаний на территории ЕС, а также вопросов, связанных с реализацией проекта "Южный поток".

Хотя нынешняя беседа с журналистами  была довольно содержательной и открытой,  остались без всеобщего внимания не менее щепетильные вопросы. Скажем, поиск компромисса долгосрочного транзита российского «голубого» золота через Белоруссию и Украину.

И, похоже, что здесь ЕС, с одной стороны, заняло выжидательную позицию. То есть, не торопиться повышать «ставки», греметь оставшимися «фишками», как это было раньше, не дождавшись раздачи «всех карт». Но с другой – еврокомиссары не скрывают своего неудовлетворения от хода затянувшихся переговоров России со своими  стратегическими союзниками-транзитерами.

В частности, как прокомментировал в интервью «Международной жизни» член европейской делегации в Москве, глава Генерального директората по вопросам энергетики Еврокомиссии Филипп Лоу,  достигнутые договоренности России с Белоруссией приведут к стабильности в поставках газа для Европы. Особенно это касается направления через экономически шаткую Польшу – поставок газа с месторождений Ямала, пояснил чиновник.

При этом признался, что  в ЕС также полагаются на  то, чтобы как можно дольше сохранить существующие пути поставки российского газа через Украину. А если предметно, прямо заявил Лоу, то интерес сводится к скорейшей модернизации украинской ГТС. «Это позволит сохранить ее конкурентоспособность на фоне возрастающего в Европе спроса на «голубое топливо», - считает собеседник «Международной жизни».

О росте газопотребления в ЕС рассказывал журналистам и сам глава европейских переговорщиков Гюнтер Эттингер. По его словам, в ближайшие 10 лет цифра достигнет 600 миллиардов кубометров в год. Из них 150 миллиардов кубометров – ожидаемые объемы из России. При этом, продолжил он, "мы едины в оценках с российскими коллегами, что РФ в будущем останется важнейшим поставщиком энергоресурсов в Европу".

Это звучало, фактически, как признание того, что предыдущие, необоснованно заниженные в своих показателях по  газу прогнозы европейских, да и западных в целом, институтов учли далеко не все обстоятельства. В частности, тот факт, что в разгар долгового кризиса, ощутимого отказа ряда стран ЕС от атома и при новых экологических стандартах, без газа – никак не поднять «с колен» внутреннее производство.  И вернуть приемлемый социальный уровень гражданам Еврозоны.

Российские эксперты, заметим, без доли пропагандистской заинтересованности, еще до кризиса 2008 года в своих среднесрочных и краткосрочных прогнозах отводили газу в мировом энергобалансе достойное место. Но уж никак не дорогостоящей альтернативной энергетике или перспективам экзотической, не менее затратной, сланцевой или другой нетрадиционной газодобычи.

При этом европейские прогнозисты, скорее всего, под угрозой оттока собственного же бизнеса, растущих инвестрисков и на фоне затяжных социальных волнений, теперь вынуждены поворачивать свои «предсказания» обратно в русло экономических, а не политических обоснований. Так,  Эттингер заявил, что прогноз завышен не только по росту потребления российского газа, но и угля, нефти и, внимание!… урана!

В свою очередь министр энергетики РФ Сергей Шматко отметил, что увеличение поставок энергоресурсов "требует создания определенных правовых условий". "Мы являемся ответственным поставщиком на европейские рынки, гарантирующим безопасность газовых поставок, и требуем от партнеров из ЕС договоренностей, обеспечивающих эту безопасность", - подчеркнул российский министр. В ходе переговоров еврокомиссар также отметил, что Европа заинтересована в инвестициях, в том числе со стороны России, в развитие газовой инфраструктуры.

Однако, не решив, прежде всего, совместными усилиями вопрос «латания» дыр  украинской трубы, российским компаниям финансировать «пустоты» европейских газовых распредсетей, кажется, как минимум, не совсем логичным и несвоевременным. «С нашей стороны могу сказать, что желание европейского бизнеса инвестировать в украинскую трубу будет во многом зависеть от способности всех трех сторон найти разумный и надежный финансово-правовой механизм – долгосрочный и гарантирующий возврат инвестиций», - пояснил Филипп Лоу.

От нашего вопроса, не боится ли европейская сторона, что помехой в «операции» по спасению украинского газо-транспортного «Титаника» может встать политическая нестабильность Украины, господин Лоу предпочел уклониться. Сетуя при этом на деполитизированность нынешней европейской миссии.  И, понимая деликатность вопроса, в свойственной  английским дипломатам манере, ограничился “we’re not authorized to comment on that” и поспешил сдержанно улыбнуться.

Еще один важный пункт обеспечения бесперебойности как энергопоставок, так и экономического и социального благополучия граждан – это способность на деле, а не на словах, защитить и охранять свои трубы  и другие стратегические объекты национального ТЭК. Ведь сегодня становится очевидным, что некомпетентность и халатность «хозяюшки» трубы перед вполне реальной угрозой терроризма или диверсии в лучшем случае разорит его на дорогостоящие ремонтные работы. При худшем сценарии - от разбитых углеводородных «корыт» пострадает даже больше не жадная «старушка», а скорее ее доверчивый «дед». В итоге - и «золотой рыбке» в далеком море аукнется, как и всему ее царству. Достаточно вспомнить, как трясло мировые финансовые и сырьевые рынки в связи с недавними ливийскими и египетскими событиями. Или вспомним, какой общественный резонанс вызвал теракт на Баксанской ГЭС в прошлом году... Где гарантия, что не найдутся в тени российско-европейских трубопроводов радикально настроенные силы? И кто готов ответить не дай Бог за возможные человеческие потери?

Вопрос обеспечения безопасности звучит довольно опосредованно на фоне высоких требований соблюдения целого ряда стандартов по безопасности энергообъектов в ЕС,  относительной спокойности европейских радикалов к таким брутальным методам давления на власть.

Поэтому, говорит Филипп Лоу, вряд ли  Россия и ЕС должны видеть здесь веские причины беспокоиться о возможном террористическом посягательстве на связывающие их трубопроводы.  И тем более  создавать совместные вооруженные отряды трубо-патруля. (Хотя, заметим, о формировании и узаконивании подобной структуры уже давно всерьез задумывается нефтегазовая элита России. И недавно, кстати, нашедшая поддержку руководства Минэнерго).

Тем не менее господин Лоу, хоть и воспринял такую идею, как из ряда вон выходящую, дал четко понять, что политический контекст под подобное объединение у сторон есть. Совместная дипломатия против такого рода диверсий на глобальном уровне, заметил он, у России и ЕС уже реализуется. По его мнению, мы сходимся в том, что мировые державы, в собственных же интересах, должны прилагать максимум усилий, чтобы не допускать какого-либо терроризма в районах своего нынешнего политического и военного влияния. «Такое взаимодействие будет только укреплять наши позиции на геополитической карте в грядущем году. Также позволит мировым игрокам энергорынка, а главное, и себя обеспечить нужными запасами сырья по справедливым, а не спекулятивным ценам. А это в свою очередь - основа для устойчивого развития мировой экономики в целом», - пояснил Лоу. 

Версия для печати