Армен Оганесян – главный редактор журнала «Международная жизнь», советник министра иностранных дел РФ

00:00 28.10.2011


Тема очередной сессии нашей конференции - миграционная динамика из Украины и Белоруссии в Россию. Статистика подтверждает, что динамика переселенческая есть. Очень созвучными оказались некоторые положения из выступления Евгения Кожокина с тем, что говорила Ирина Новикова в своём докладе. Напомню, она говорила о важности создания наукоёмких центров и в России, и на Украине, и в Белоруссии. Это созвучно тому, что говорит Евгений Михайлович Кожокин, а именно, что усилия тех центров может дать и новые рабочие места, прорывы в инновациях. Это очень интересно, и практически интересно для нас в России, в Украине и в Белоруссии.

Возникают два вопроса: «Что нам делать в трёх наших странах, чтобы удержать квалифицированную молодёжь.Вчера мы об этом говорили, а сегодня продолжили эту тему на фоне демографических процессов. И надо сделать для них нечто привлекательное не только как среду обитания, потому что это и так понятно. Но молодёжь тем и отличается, что  она устремлена в будущее и смотрит: «Что же я буду делать завтра-послезавтра, через год»? Молодёжь хочет осмысленной деятельности и востребованности своей энергии. Конечно, надо идти навстречу этим пожеланиям, надо создавать специальные рабочие места, ориентированные на перспективу для молодёжи.

Я отнюдь не за то, чтобы подвергать молодёжь позитивной дискриминации  и вводить квоты, как в некоторых  организациях, но какие-то вещи надо делать с прицелом на то, что куда-то может поехать молодёжь, делать это абсолютно необходимо. Если мы сделаем это программой трёх наших стран, то это будет очень интересный опыт.

Вторая проблема внешнеполитическая. Очень интересные цифры приводил и Евгений Михайлович, и Александр Николаевич, они высказали такую правильную мысль, что мы ещё не знаем и не изучили, к чему же приведёт вся эта «мешанина», извините, из миграционных потоков. Юрген Хабермас сказал, что мы никогда не выйдем за рамки чисто политического проекта Евросоюза, потому что мы слишком перемешались. И нам миграционный поток, который был раньше, есть сейчас и тот, который ещё будет, не даёт нам выработать культурную идентичность Европы, и мы остаёмся чисто политическим проектом. А  г-н Чарльз Тейлор из этого сделал вывод, который уже нас должен насторожить. Он сказал: «Ну, тогда, если это чисто политический проект, то идентификация Европы будет такая: свой  - чужой. И нужен всегда чужой». Понимаете, да? – нужен,  если не враг, то по крайней мере, себя надо позиционировать сегодня: «Я – не он». – А кто рядом с Европой у нас? – Это мы с вами – Россия и Белоруссия. Это может привести к отчуждению чисто по соображениям более глубокого характера:  вопросы идентичности сейчас приобретают стратегическое значение. И Хабермас, и Тейлор это хорошо с разных сторон осветили. Ответа на этот вопрос нет.

Кстати, если мы посмотрим на карту мира, то именно Европа, а не Америка, ни кто-либо ещё, не задаются вопросами идентичности. Может быть, очень небольшая часть американцев, среди которых есть такие, кто считает, что Южная война была трагедией. И это правда, но их меньшинство. Вообще Америка, как нация, не переживает кризиса идентичности.  Африка – тоже что-то не очень беспокоится. Арабский мир – тоже, хотя вопросов задаёт много. Да и проблема идентификации себя всюду в какой-то мере есть, конечно.

Но наиболее остро она стоит в Европе. Если под Европой не понимать Европейский союз, а это интересный и загадочный вопрос: «Почему именно мы так переживаем вопросы идентичности? Отчасти не потому ли, что «всё смешалось в доме Облонских»? Конечно, повлияло то, что всё перемешалось, и катаклизмы от распада Советского Союза повлияли. Об этом можно говорить очень много. И две эти составляющие ставят вопрос: что нужно делать для того, чтобы удержать молодёжь и трудоспособное население, не только молодёжь квалифицированную, о чём говорил Евгений Кожокин  и выражал тревогу. Какие-то первые ответы есть. А второе: что это действительно за «бомба замедленного действия», о которой Александр Моисеев говорил, которая заложена в практике миграционной политики в Европе и как она может отразиться на нас?

Одну ремарку хочу позволить: «Не все те, - и это доказано социологами, - кто говорит, что он куда-то поедет, не обязательно уезжают из страны. Это тоже надо иметь в виду. Есть и «возвратная волна», она очень небольшая. Но к ней тоже надо приглядеться. Потому что мотивы этого пока небольшого «возвратного ручейка» когда-то могут превратиться и обрести гораздо большую человеческую базу. Это может быть первым сигналом для того менталитета, который составляет этот маленький «возвратный ручеёк». Это всё может быть, но всё слабо изучено. Хочу поблагодарить Евгения Кожокина и Александра Моисеева за то, что они смело выступили с такой сложной темой и дали нам богатую пищу для размышлений.

Версия для печати