Начнется ли война торговая война между Китаем и США?

00:00 24.10.2011 Иван Антонов, корреспондент газеты «Известия» в Пекине, специально для журнала «Международная жизнь»


ПЕКИН 24.10.2011.

 

Отношения между КНР и США в последнее время приобретают все более сложный и неоднозначный характер, и это не удивительно. Считающая себя единственной сверхдержава теперь вынуждена мириться с появлением в Азии нового центра силы, который к тому же достаточно стремительно взлетел на авансцену мировой экономики, заняв почетное второе место. Вовремя сориентировавшись в главных тенденциях мирового финансового кризиса, Пекин сумел с выгодой для себя использовать последствия экономических потрясений, затронувших весь мир. Влияние Поднебесной стало стремительно распространяться не только на соседние страны – Лаос, Вьетнам, Мьянму, но и на Среднюю Азию, Африку, Европу, Латинскую и Северную Америку. Вашингтон такое положение дел не очень радует, тем более что динамика развития Китая вполне очевидно предполагает расширение сферы его интересов. По мнению местных экспертов, США предпринимают и будут дальше предпринимать шаги, ограничивающие свободу маневра для КНР, ставя перед собой цель нейтрализовать, как считают некоторые американские ученые, «имперские» амбиции Пекина.

Для этих целей у американцев, считают специалисты, существует достаточно обширный арсенал внешнеполитических и военных методов и средств. Среди них – создание по периметру границ Поднебесной своеобразного кольца из своих союзников (Япония, Южная Корея, Индия, Филиппины), использование тайваньского фактора, давление на Пекин через всевозможные НПО, критика китайского руководства по правам человека, гуманитарным темам и так далее. Одним из главных инструментов, которым США всегда очень умело пользовались – оказание прессинга с использованием финансовых рычагов. Ранее в отношениях Пекина и Вашингтона данный аспект играл далеко не «первую скрипку», однако теперь, когда остальные вышеупомянутые шаги перестали приносить ощутимый эффект, американцы, судя по всему, решили разыграть торгово-экономическую карту. Наиболее показательным примером можно назвать недавно запущенную в США процедуру принятия закона, который дает основание для применения в отношении товаров из Китая так называемых «компенсационных санкций».

Суть американской инициативы, которая, к слову, 12 октября уже прошла первую ступень одобрения и была принята Сенатом США,  заключается в том, чтобы оказать давление на Пекин, который, по мнению Вашингтона, занимается откровенным протекционизмом, занижая курс своей национальной валюты, сознательно субсидирует китайских экспортеров. Упомянутый закон, в случае его принятия, позволит властям США устанавливать повышенные пошлины на ввозимые из КНР товары пропорционально тому, насколько «неадекватным», по мнению Соединенных Штатов, в тот или иной момент будет курс юаня. По подсчетам экономистов, убытки Китая, в случае вступления закона в силу, могут составить до 25 процентов от общего объема торговли с США, что, учитывая колоссальные показатели двустороннего торгово-экономического сотрудничества (ТЭС), нанесут серьезный ущерб всей экономике Поднебесной.

В Пекине эти шаги американцев вызвали оперативную, и, что весьма важно, довольно резкую реакцию. Так, накануне голосования в Сенате по поводу принятия законопроекта заместитель министра иностранных дел КНР Цуй Тянькай прямо заявил, что реализация идеи по введению в отношении его страны «компенсационных санкций» может привести ни много ни мало к самой настоящей торговой войне. Причем местные СМИ широко транслировали слова дипломата, что редкость для китайской прессы, и, означает лишь одно – в этот раз Китай действительно сильно разгневался.

По мнению экспертов, подобную острую реакцию Пекина надо рассматривать не только в привязке к конкретному законопроекту. Возможно дело идет к пересмотру китайской стороной общего формата отношений с США. Ранее такие резкие заявления Китай позволял себе лишь, когда вопрос касался так называемых жизненно важных интересов страны – Тайваня или Тибета. Торговые же противоречия китайцы предпочитали решать кулуарно, не впутывая в них общественное мнение. Почему же в этот раз финансово-экономический спор был вынесен на всемирное обозрение? Как полагает ряд местных экспертов, китайские власти слишком утомились от череды провокационных действий Вашингтона, который вслед за продажей оружия Тайбэю на сумму 6 млрд. долларов США в 2010 году, заключил с ним же новую сделку этой осенью, примерно такого же объема. Помимо этого, придание, с подачи Белого дома, интернационального характера территориальным спорам в Южно-Китайском море (ЮКМ), также очень не по нраву Пекину. Подобные шаги США, как и перманентная критика по проблеме прав человека, обвинения в хакерских атаках и прочее, все это переполнило чашу терпения  китайцев. Видимо, поэтому Китай не стал молчать, когда на повестке дня возникли новые антикитайские инициативы американцев.

Специалисты отмечают, что в открытый спор с США КНР вступает на удобном для себя поле – торгово-экономическом, где Китай, если не чувствует превосходство, то, по крайней мере, ставит себя вровень с американцами. Действительно, что касается военно-политической мощи, потенциала с точки зрения «мягкой силы», искушенности в политических играх и так далее, КНР Соединенным Штатам пока еще не конкурент. Однако, как вторая экономика мира, да еще и крупнейший держатель американского внешнего долга, Поднебесная, видимо, полагает, что вполне может претендовать на то, чтобы ее мнение было учтено в Белом доме. Что касается этого аспекта, то согласно статистическим данным, опубликованным буквально сразу после одобрения Сенатом упомянутого документа, объемы золотовалютных резервов (ЗВР), которые Пекин держит в американских ценных бумагах, уменьшились с августа на 36,5 млрд. долларов США и составили на середину октября 1,14 трлн. долларов. «Сброс», вроде бы, незначительный, однако, аналитики обращают внимание не на сумму, а на то, что вопрос о дальнейшем кредитовании американской экономики Китаем не относится к разряду «неприкасаемых».

После обмена угрозами и обвинениями, попеняв друг другу, Китай и США заняли выжидательную позицию, однако заявления о замаячившей перспективе «валютной войны» без преувеличения взбудоражили весь мир. Вместе с тем, по мнению заместителя директора Центра исследований современного мира Ху Хао, переход к «горячей» фазе противостояния стоит отнести к разряду сугубо гипотетических. Дело в том, считает ученый, что «приобретение проектом статуса закона весьма маловероятно, во-первых, скорее всего, он не пройдет Палату представителей США, глава которой Джон Боер уже подверг идею о введении «компенсационных санкций» критике, а, во-вторых, президент США вряд ли поставит свою подпись под этим нормативным актом». Таким образом, заключает эксперт, «стороны, потрепав нервы друг другу, возвратятся в нормальное, рутинное русло двустороннего экономического диалога, обсуждая наболевшие проблемы, без вынесения «сора из избы».

Отвечая на вопрос о возможных причинах, побудивших американцев к обострению ситуации, Ху Хао напомнил о начавшейся уже предвыборной кампании в США, «в ходе которой каждая из политических сил, несомненно, будет разыгрывать китайскую карту, рассчитывая тем самым завоевать симпатии избирателей». Китаю же, как полагает эксперт, беспокоиться не стоит, принципы деятельности Всемирной торговой организации, в целом, на его стороне. И ко всему прочему, Пекин в свое оправдание может привести цифры, согласно которым, с 2005 года курс юаня к доллару вырос на 30 процентов. Что же касается реального противостояния, то оно, по мнению ученого, на сегодняшний день не выгодно ни одной из сторон, тем более что их экономики за последнее время столь сильно переплелись.

Впрочем, случившаяся перепалка между США и Китаем важна скорее не с практической точки зрения – начнется валютная война или нет, наоборот, она показательна  по другой причине. На протяжении десятка лет экономическая составляющая диалога между Пекином и Вашингтоном выступала в роли своеобразного стабилизатора всего спектра двусторонних отношений. Независимо от того, замораживались ли военные контакты, возникали ли недопонимания в политической сфере и так далее, торговое взаимодействие лишь росло, день ото дня взаимно интегрируя финансовые и реальные сектора экономик двух держав. Как отмечал заместитель директора Центра международных отношений Пекинского университета Цзя Цинго, ТЭС «сглаживало любые противоречия, возвращая стороны даже после серьезных взаимных претензий за стол переговоров». И вот теперь, сложности начались в этой базовой для США и КНР области. Станет ли полемика по поводу торговли и финансовых отношений двух стран долгосрочным трендом, покажет время. Однако тот факт, что надежная опора мостика, с таким трудом выстраиваемого в современном мире американцами и китайцами, зашаталась, заставляет задуматься.

Версия для печати