Китайская карта мировой политики (I)

00:00 27.09.2011 Виктор Кузнецов, эксперт Фонда стратегической культуры


Несмотря на то, что третья мировая («холодная») война между мировым гегемоном - США и претендентом на лидерство - СССР (возглавлявших, соответственно, Западный и Восточный политические блоки) закончилась поражением Советского Союза и, казалось бы, установилось неоспоримое господство либерально-рыночной модели мироустройства, именно в это время данная модель стала давать системные сбои.

Устойчивость либерально-рыночной экономики, построенной на конкуренции, возможна только в условиях её постоянной подпитки дополнительными ресурсами. Именно получение дополнительных ресурсов является целью политики глобализации, проводимой Западом. Однако, будучи реализованной, глобализация ставит предел росту, основанному на внешней экспансии. По завершении глобализации неизбежен переход к «игре с нулевой суммой», что в свою очередь приведет к необходимости коренного переустройства мира.

Период экстенсивного роста на планете заканчивается. На очереди – следующая, более серьезная фаза кризиса, когда он примет уже не только экономический, но и политический характер.

Исследования, проводимые в Российской Академии Наук в рамках проекта «Комплексный системный анализ и моделирование мировой динамики», показывают, что в ближайшие десятилетия мир ожидает ряд крупных изменений:

  • глобальный демографический переход (стабилизация численности населения Земли);
  • радикальное изменение современной экономической системы и экономических отношений (прежде всего в сфере финансов), ограничение экономического роста;
  • радикальное изменение современной политической системы, в рамках которого с завершением глобализации неизбежен переход к распределительной системе, к глобальному регулированию;
  • неизбежное обострение вопроса о том, на каких основаниях будет осуществляться глобальное регулирование. Ответ на этот вопрос станет основным «камнем преткновения» мировой политики, будущим источником военных, политических, экономических столкновений.

        В ближайшие годы миру может грозить война за ресурсы. Чтобы избежать катастрофы, нужен решительный слом потребительской этики поведения. Вместе с тем финансовые элиты Запада, скорее всего, захотят решить все проблемы по сценарию, обкатанному 11 сентября 2001 года, с опорой на военную мощь. Что в связи с этим может ждать Россию, Европу, США и Китай в ближайшем будущем?

***

США постепенно сдают позиции. Их сила держится на «трех китах»: технологическое, финансовое и военное лидерство.

Технологическое лидерство США обеспечено:

1) созданием среды, восприимчивой к инновациям и рождающей их,

2) притоком ученых из-за рубежа (второе, правда, резко сократится, когда в связи с кризисом финансирование уменьшится).

Финансовое лидерство США обеспечивается развитостью финансовых институтов, но прежде всего тем, что ФРС  печатает доллары – резервную валюту, пока нужную всем. Объективная потребность мира в увеличении долларовой монетизации сыграла злую шутку с Соединёнными Штатами: в последние десятилетия они привыкли жить в долг, оплачиваемый остальным миром, и отвыкли жить по средствам. Когда доллар рухнет, «халява» кончится. Трудно сказать, как поведет себя население Америки, когда доходы уменьшатся в два раза, но совершенно ясно, что социальная напряженность в этой мульти-этнической стране резко возрастет и пресловутый «плавильный котел американской нации» лопнет.

Военное лидерство США обеспечивается большими военными расходами, но когда доллар рухнет, военные программы придется сворачивать (или развязывать большую войну).

Еще один фактор нынешнего лидерства США –  контроль над информационным пространством и успешно распространяемый ореол «столпа демократии и свободы». Однако контролировать информационное пространство в эпоху сетей все сложнее, ореол же тускнеет (список неудач становится длиннее списка побед).

Для возрождения Соединённым Штатам необходимы пассионарность народа и внешний враг, но внешнего врага нет, а пассионарность всё ниже (что закономерно для общества потребления).

В общем, Америку ждут нелегкие времена.

Россия сейчас находится в «ловушке сырьевых стран», что со временем может привести к распаду страны. В условиях демографического спада и депопуляции нужны сверхусилия, чтобы переломить ситуацию, и, соответственно, - незаурядная политическая воля.

Китай – пока на подъеме. Ему не нужен сильный мировой кризис (он лишит Китай покупателей), зато полезен слабый кризис (он ослабляет геополитических конкурентов;  беднеющие потребители на Западе с большей готовностью отказываются от своих дорогих товаров в пользу дешевых китайских). Правда, подъем Китая – это лишь переходный период, который рано или поздно закончится. У Китая нарастают проблемы: растет доля старого населения; для усиления внутреннего спроса надо повышать зарплаты, но это увеличивает себестоимость продукции и снижает конкурентоспособность; растущий уровень жизни повышает запросы и может привести к снижению идеологического влияния КПК. Однако в силу высокой демографической инерционности Китай может сохранять ситуацию подъема еще сравнительно долго. Пока правящая Коммунистическая партия Китая  делает всё очень разумно и своевременно.

Ситуация в Европе весьма сложная. Долговой кризис неминуемо грянет. Вера в единую Европу существенно девальвируется. Напрашивается историческая параллель: в начале ХХ века тоже много говорили о «Соединенных Штатах Европы», а кончилось всё двумя мировыми войнами. Сейчас война в Европе, конечно, маловероятна (хотя европейцев и ждёт существенное усиление социальной нестабильности), но откат от идей европейской интеграции неизбежен. Европе придется «затянуть пояса», а она от этого отвыкла.

Важнейшее влияние на динамику глобальных процессов в ближне- и среднесрочной перспективе будут оказывать китайско-американские отношения.  

С одной стороны, быстро сокращающий «геополитическую дистанцию» с Америкой Китай рассматривается американцами как основная потенциальная угроза.  Даже поверхностный анализ внешнеполитической активности США показывает, что в последнее время главной головной болью Вашингтона и главным стимулом его действий на мировой арене является именно Китай. В недавнем докладе МВФ говорится, что "эпоха Америки заканчивается" и в течение пяти лет китайская экономика обгонит американскую, оттеснив США на второе место. Отсюда - стремление CША остановить рост экономики Китая путем блокирования доступа к энергетическим ресурсам.

C другой стороны, глобализация в определенной мере стабилизировала западную (и прежде всего американскую) экономику путем переноса многих нестабильных видов промышленного производства из Америки и Европы в Китай. Китай фактически является «промышленным цехом» США, и в этом качестве в настоящее время имеет большое значение для Америки.

В принципе возможны два базовых (существенно различных) сценария развития будущих взаимоотношений КНР и США.

Первый - «мягкий» сценарий («ползущий тигр»).

В соответствии с этим сценарием Китай не будет активно «валить» США в ходе развивающегося экономического кризиса. Он будет постепенно занимать все более выгодную позицию, додавливая Америку.  Китаю для развития успеха нужны время и международная стабильность, поэтому он будет постепенно добиваться для себя все лучших условий, не делая при этом (пока) резких движений. Россия нужна Китаю, в основном как поставщик сырья, не более. Объединяться с русскими (например, для противодействия Соединённым Штатам) Китай, скорее всего, не будет - ему это не надо. Да и Россия, когда она готова уступать Западу, не очень подходит для роли стратегического союзника. С Соединёнными Штатами Китай будет договариваться о разграничении сфер мирового влияния.

Оценивая визит председателя КНР в США в январе 2011 г., российские специалисты отмечали, что главным его содержанием является впервые обнародованная характеристика отношений США и КНР: «Взаимное уважение коренных интересов другой стороны». Сие означает, что стороны взаимно признали правомерность разграничения  интересов и не намерены нарушать условную разграничительную линию. Это также означает, что народный Китай занял место Советского Союза как мощного, обладающего ядерным оружием партнера США в глобальной двухполюсной схеме, в которой двигателем прогресса является противоборство двух сил…

Вместе с тем, оценивая шансы «мягкого сценария», нельзя  не отметить следующее.

Во-первых, достигнутые договоренности КНР и США не носят статус межгосударственных соглашений. Это намерения, заявленные при администрации Б.Обамы, и нет никаких оснований полагать, что в условиях кризиса новые администрации эти намерения сохранят. Последние события в Африке, в том числе и в Ливии, показывают, что уже сейчас США активно выталкивают Китай из Африки. Об этом, даже не стесняясь, открыто заявляют высокопоставленные американские чиновники, объясняющие роль США в ливийских событиях.  Предельно откровенно высказался недавно по этому поводу бывший заместитель министра финансов США Пол Крейг Робертс, заявивший, что смысл позиции Вашингтона по Ливии – выдавить КНР из Средиземноморья.

Во-вторых, хотя Китай пока и «терпит»  крайне недружественные действия США, включая явное ущемление его жизненно важных интересов, не ясно, как долго это будет продолжаться. «Стратегия тигра», которой, как представляется, придерживается Китай, предполагает на первом этапе приближение к цели ползком (главное, чтобы не заметили), а затем - прыжок. Однако, трудно не замечать, что «ползущий тигр» (Китай) уже начинает слишком сильно «обдирать себе брюхо» о всевозможные препоны, выдвигаемые американцами. Это в условиях быстро меняющейся ситуации в мире вполне может спровоцировать его на «прыжок». То есть весьма вероятен второй («жесткий») сценарий («Китайский джокер»).

В этом случае взаимодействие двух основных действующих лиц международного конфликта (Америки и Китая) переходит из латентной фазы в демонстрационную, которая вполне может завершиться новой «холодной войной», приводящей к «горячей» фазе локального (регионального) военного конфликта, а то и к «большой войне».

Китай уже «показал желтую карточку» Западу (и Америке, в частности). В марте 2009 года в КНР (и Тайване) была издана массовым тиражом книга – сборник статей влиятельных журналистов под общим названием «Китай недоволен. Великая эпоха, великие цели и наши внутренние и внешние неурядицы». Публикация имела большой международный резонанс. В ней предлагается ответ на вопросы о том, каким должно быть отношение китайцев к внешнему миру, прежде всего, к США, но также и к России.

Авторы ставят вопрос таким образом, что среди значительной части китайской общественности и военных кругов нарастает недовольство политикой Запада в отношении Китая. Авторы книги выступают за более жесткий курс и требуют, «крепко держа в руках меч, заниматься делами экономики и внешней торговли», обеспечивать поставку в Китай необходимых ему природных ресурсов. При этом население страны ориентируют на то, что, с одной стороны, власти Китая глубоко понимают проблемы простых людей, а, с другой - на то, что во внутренних и внешних бедах  китайцев виноват Запад, который следует «заставить отвечать за оскорбления и унижения народа Китая и выполнять справедливые требования Китая».

  До заграницы доводят мысль о том, что к настоящему времени из-за политики Запада в отношении Китая, проводимой более 20 лет, «у китайцев созрели понимание несправедливости этой политики и протест против нее; этот протест может выливаться в различные формы вплоть до вооруженной защиты своих экономических и иных интересов».

В подготовительной фазе самоопределения Китая в мире сказочным образом мудрости у китайцев была сидящая на горе Обезьяна, которая сверху взирает на битву в долине двух Тигров. В активной фазе сказочным образом будет повелитель стихии воды Дракон, который проснулся, взлетел и способен смести всё на своем пути. Именно Дракон выступает в настоящее время национальным символом Китая. Просыпаться он начал с 1979 года (начало реформ), а взлетать начнёт в 2012-м – в год «Черного Дракона»…

 

(Окончание следует)

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Версия для печати