Выступление Министра иностранных дел С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам десятого заседания российско-французского Совета сотрудничества по вопросам безопасности с участием двух стран, Москва, 7 сентября 2011 г.

00:00 12.09.2011 Сергей Лавров, министр иностранных дел России

Добрый день, уважаемые дамы и господа,

Сегодня мы провели десятое юбилейное заседание российско-французского Совета сотрудничества по вопросам безопасности. Этот формат был учрежден по решению президентов России и Франции в 2002 г. За этот период он доказал, что является уникальным механизмом согласования подходов наших стран к международным проблемам и отражает высокое качество российско-французских связей. Формат позволяет работать в атмосфере доверия, дружеской открытости, партнерства, вести регулярный содержательный обмен мнениями по актуальным вопросам международной политики и безопасности.

Россия и Франция входят в число ключевых, наиболее активных международных игроков, имеющих собственный взгляд на основные угрозы и вызовы современности. Позиции наших стран по этим проблемам, как правило, близки и совпадают в главном, хотя иногда мы расходимся в оценках и методах урегулирования отдельных проблем. Однако и в этом случае характер нашего стратегического партнерства дает возможность открыто обсуждать любые, даже самые сложные вопросы. Именно в такой конструктивной и доверительной атмосфере проходило наше сегодняшнее заседание. В такой же атмосфере только что завершилась встреча у Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева.

Тот факт, что президенты двух стран всегда принимают участников заседания Совета сотрудничества, отражает значение, которое лидеры обеих стран придают российско-французским отношениям и внешнеполитическому взаимодействию.

Сегодня на встрече у Президента России и в ходе нашего пленарного заседания мы подробно обсудили весь комплекс вопросов безопасности в Европе и в Евроатлантическом регионе. Мы едины во мнении о необходимости согласованных подходов к укреплению архитектуры безопасности, которая основывалась бы на верховенстве международного права, коллективных демократических началах и соответствовала бы современным реалиям. Для нас важно, что французские партнеры не только готовы предметно обсуждать российскую инициативу о заключении Договора о европейской безопасности, но и выдвигают свои идеи на этот счет. Сегодня мы обсудили перспективы российско-французского сотрудничества по продвижению идей общеевропейской евроатлантической безопасности. В этом контексте на встрече у Д.А. Медведева особое внимание было уделено развитию партнерства между Россией и НАТО, дана высокая оценка итогов Лиссабонского саммита СРН в ноябре прошлого года.

Отмечена роль Франции в обеспечении позитивных результатов и принятия Декларации, которая подтверждает наши общие подходы к выстраиванию стратегического партнерства между Россией и НАТО на основе уважения и учета интересов друг друга, транспарентности, предсказуемости, укрепления взаимного доверия и обеспечения на практике равной и неделимой безопасности в нашем регионе.

Мы сегодня рассмотрели перспективы дальнейшего взаимодействия с НАТО в таких областях, как борьба с терроризмом, где достигнуты конкретные результаты в вопросах, касающихся урегулирования ситуации в Афганистане и вокруг него. Осуществляем продвинутые практические проекты на совместной основе. Обсудили проблематику противоракетной обороны. Наши страны заинтересованы в том, чтобы, несмотря на известные сложности и расхождения, найти обоюдоприемлемое решение, которое позволит реализовывать проект противоракетной обороны без рисков создания угрозы безопасности в Европе.

Франция играет одну из ведущих ролей в продвижении нашего партнерства с ЕС по пути модернизации, реализации других совместных проектов, решении вопросов, связанных с подписанием нового базового соглашения, включая определение более четких параметров нашего сотрудничества с Евросоюзом по проблематике международной безопасности. Это касается и работы над соглашением о сотрудничестве в сфере кризисного урегулирования и инициативы создания Комитета Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, выдвинутой в свое время Канцлером ФРГ А.Меркель и поддержанной Президентом России Д.А.Медведевым.

Мы в равной степени заинтересованы в укреплении режимов нераспространения оружия массового уничтожения. В этом контексте рассмотрели нашу совместную работу по реализации договоренностей, достигнутых в прошлом году на Конференции по обзору действий Договора о нераспространении ядерного оружия. Обсудили также наши общие усилия по продвижению к урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Обменялись мнениями о том, как более эффективно решить ядерную проблему Корейского полуострова.

Говорили о ситуации на Ближнем Востоке, в Северной Африке. Мы едины в том, что итоги состоявшейся 1 сентября в Париже международной конференции должны завершиться переводом всей ситуации в русло политического урегулирования и содействия ливийским силам в достижении согласия по построению демократического, территориально целостного, дееспособного государства при координирующей роли Организации Объединенных Наций. Мы с моим коллегой А.Жюппе примем участие в очередной встрече по Ливии, которая состоится в рамках Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке позднее в этом месяце.

Говорили на заседании о ситуации вокруг Сирии. Убеждены, что императив сегодня – начало диалога за столом переговоров, к которому приглашается сирийское руководство. Считаем, что подстрекать определенные силы внутри оппозиции к бойкоту такого – опасный путь, который может привести к повторению ливийского сценария. Этого не хотят ни Россия, ни Франция. Россия внесла в Совет Безопасности ООН проект резолюции, который требует от всех сторон прекратить насилие и призывает сирийское руководство активнее продвигать начатые реформы. Оппозиции также адресован призыв не прибегать к вооруженным провокациям (такие факты имеются), и не отвергать приглашение к диалогу.

У нас близкие подходы по вопросам ближневосточного урегулирования, прежде всего, в плане необходимости возобновления переговоров между Палестиной и Израилем. Будем работать над тем, чтобы создать для этого необходимые условия.

Обсудили ситуацию в других регионах. У нас близкие позиции по вопросам борьбы с пиратством, ситуации в Афганистане. Особое внимание мы уделили сегодня нашему взаимодействию в «Группе восьми» и «Группе двадцати», прежде всего, в контексте подготовки к саммиту в Каннах 3-4 ноября с.г. Таковы мои оценки ситуации. Коллеги, думаю, дополнительно поделятся впечатлениями.

Вопрос (министрам иностранных дел): Что Вы думаете о перспективах вывода войск коалиции из Афганистана? Может ли это повлиять на безопасность стран Центральной Азии? Как в этой связи собираются сотрудничать Россия и НАТО? Возможно ли взаимодействие между ОДКБ и НАТО?

С.В.Лавров (отвечает первым): Войска НАТО находятся в Афганистане по мандату СБ ООН. Мы ожидаем, что Совет Безопасности будет проинформирован о подобных планах и о тех критериях, на основании которых сделан вывод о том, что присутствие натовских сил в Афганистане больше не нужно. Мы согласны с тем, что такое присутствие может быть только временным, но хотели бы понять, насколько афганские силы безопасности, правоохранительные органы будут готовы взять на себя полномочия по поддержанию порядка в своей стране и на ее границах.

Мы (Российская Федерация) активно сотрудничаем с коллегами по НАТО для того, чтобы помогать повышать способность афганцев обеспечивать собственную безопасность. В качестве примера приведу достигнутую на саммите СРН в Лиссабоне договоренность о запуске вертолетного проекта, который поможет эффективнее обслуживать не только летательные аппараты, которые находятся на вооружении афганских сил безопасности, снабжать их запасными частями и необходимыми материалами, но и готовить личный состав для работы на этих машинах. Есть ряд других конкретных проектов, связанных с подготовкой кадров. Упомяну также российско-натовский проект, который осуществляется в Центре Министерства внутренних дел России в Домодедово по подготовке наркополицейских, причем не только из Афганистана, но и стран Центральной Азии, а с прошлого года – и из Пакистана. Есть еще ряд конкретных программ, которые мы совместно реализуем.

Борьба с наркоугрозой имеет огромное значение для России и наших центральноазиатских соседей. Прежде чем доложить о том, что все в порядке в Афганистане, необходимо уделить больше внимания искоренению наркопосевов. Нам не понятно, почему в Колумбии американские партнеры считают необходимым включать в стратегию борьбы с наркоугрозой уничтожение посевов коки, а в Афганистане США сомневаются, правильно ли будет поступать таким образом. Мы не видим здесь никакой разницы. Из афганских посевов производят героин, поэтому необходимо бороться по всей цепочке наркоугрозы, ощущаемой на территории Центральной Азии и в Российской Федерации.

Что касается планов вывода войск НАТО, то, как я уже отметил, это присутствие должно быть временным, но выход также должен быть своевременным. Однако уход не должен приводить к сохранению военного присутствия под другим «зонтиком». А такие планы есть. Мы обсуждаем их с афганскими коллегами и с представителями США. Недопустимо, чтобы ситуация развивалась нетранспарентно и создавала раздражитель в этом важном и деликатном регионе.

Мы – за взаимодействие НАТО и ОДКБ, прежде всего, в борьбе с наркоугрозой, потому что НАТО действует внутри Афганистана, а ОДКБ обладает соответствующими средствами и силами по внешнему периметру афганских границ. Такое взаимодействие помогло бы повысить эффективность усилий по перехвату наркопотоков. К сожалению, мы теряем время, поскольку НАТО уже лет пять не откликается на соответствующие предложения ОДКБ. Считаю, что это не способствует нашей совместной работе.

Исходим из того, что внерегиональные игроки в своих действиях на этом пространстве будут уважать решения, которые страны региона принимают в рамках действующих региональных структур, таких как ОДКБ, ШОС.

Вопрос: Сергей Викторович, как Вы можете прокомментировать заявление министра финансов Сирии о том, что САР после введения эмбарго на поставки сирийской нефти в ЕС может переориентироваться на российский и китайский рынки?

С.В.Лавров: Я расцениваю заявление министра финансов Сирии как заявление министра финансов Сирии. Мы против того, чтобы превращать санкции в постоянно используемый инструмент решения подобных проблем. Тем более, когда речь идет об односторонних санкциях, целесообразность которых международное сообщество не обсуждало в коллективном формате. Мы за то, чтобы сначала подумать о стратегии совместных действий по решению актуальных проблем международной повестки дня, а лишь потом договариваться о методах реализации совместной стратегии. Эта логика применима к любым формам нашего сотрудничества, в том числе по противоракетной обороне.

Что касается Сирии. Первый вопрос, заданный моему французскому коллеге, звучал следующим образом: «Считает ли Париж, что Россия – полезный партнер по Сирии?». Я надеюсь, что французские друзья не рассматривают нас утилитарно, если я правильно понял формулировку «полезный». Речь идет не о том, чтобы поддерживать кем-то одним выработанную позицию, а о том, чтобы искать подходы, которые будут нас объединять. Мы понимаем солидарность именно так, а не как безоговорочное требование к внешним партнерам поддержать чью-то идею.

Наш подход, который мы готовы обсуждать, изложен в проекте резолюции, который мы распространили в Совете Безопасности ООН. Он связан с реально проводимыми руководством Сирии реформами, например это касается одобрения законов о многопартийности, средствах массовой информации, местных выборах, включая график разработки новой конституции, подготовки всеобщих выборов. Отказ от диалога означает, что оппозиция или сторонники бойкота такого подхода взяли курс на конфронтацию и, возможно, рассчитывают на внешнюю помощь по ливийскому образцу.

Мы сегодня обсуждали тему с французскими коллегами – это не их выбор. Подобный сценарий означал бы перспективу нового кровопролития и человеческих жертв. Наш подход заключается в том, чтобы дать самим сирийцам шанс сесть за стол переговоров и договориться. И надо к этому побуждать и руководство страны, и оппозицию, среди которой есть радикальные элементы, заинтересованные в нагнетании конфронтации и провоцировании насилия. Надеюсь, что такого не произойдет.

 

www.mid.ru

Версия для печати