Погибшим за Отечество - почести

00:00 16.08.2011 Александр Кирилин, Начальник Управления Министерства обороны России, генерал-майор, кандидат исторических наук


«Международная жизнь»:Александр Валентинович, впервые по поручению Президента Российской Федерации и при участии четырех министерств проводится международная выставка «Мемориал-2011». Учитывая актуальность ее тематики, какие проблемы помогают решать заключенные соглашения и как эти проблемы решаются в России и на территории других государств - наших партнеров?

Александр Кирилин: Кстати, идея выставки возникла еще и в связи с тем, что мы 20 лет назад, в 1991 году, заключили первое межправительственное соглашение о сотрудничестве с Италией. Соглашение заключалось между Италией и СССР. Подписывали его руководители Министерств обороны обеих стран. В Италии существует специализированная структура в составе Министерства обороны - это Генеральный комиссариат по воздаянию почестей соотечественникам, погибшим на войне. У них есть три мемориальных кладбища. А по законам Итальянской Республики погибшие итальянские солдаты должны покоиться на своей земле. Поэтому итальянцы проводят эксгумацию найденных останков и обеспечивают вывоз их на родину. Процент установления личности достаточно высокий. Около 40% фамилий погибших солдат устанавливаются уже в ходе эксгумации и потом еще довольно много в ходе генно-молекулярных исследований. За эти 20 лет вывезено около 12 тыс. останков. Конечно, это не все, кто погиб на территории СССР, но тем не менее цифра внушительная.

Межправительственные соглашения - это постоянно действующие, рассчитанные на постоянное сотрудничество документы. Проблемы существуют в решении поставленных задач. Они связаны и с техническими, и с историко-архивными аспектами. Технические аспекты - это сам поиск, идентификация, ведь многие захоронения находятся неизвестно где. Документы не сохранились, приходится работать с местными жителями, а это в основном люди пожилые. Иногда помогают местные археологи, иногда случайно что-то вскрывается.

Недавно на Бородинском поле в селище, где располагались школа и госпиталь, было найдено захоронение немецких солдат - 62 человека. Народный союз Германии провел соответствующую работу совместно с нашими археологами и антропологами. Все вещи изъяты и переданы родственникам погибших, а останки - немецкой стороне. В процессе работы выяснилось, что информация об этом захоронении есть в архивной службе бундесвера, это еще архивы вермахта. Бывает мы сталкиваемся с недопониманием со стороны местных органов власти, организаций, ведущих археологические раскопки. Случаем на Бородинском поле, о котором я рассказал, заинтересовалась одна наша археологическая структура. Ее представители категорически отказывались выдавать нам останки.

Есть уполномоченная организация в России - Ассоциация международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы». Министерство обороны является уполномоченным органом в стране по реализации положений закона «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» в части, касающейся российских и советских воинов. Но было бы не совсем корректно, если бы представители Министерства обороны России занимались созданием военных захоронений бывшего агрессора.

Народ может и не понять нас, потому что любая заинтересованная сторона предоставляет средства на создание мемориальных кладбищ. А по нашим законам создание, реконструкция и ремонт российских кладбищ происходят за счет наших местных органов. Может сложиться неприглядная картина: Министерство обороны занимается созданием кладбищ бывших оккупантов, а создание своих кладбищ «перекинуло» на местные органы. Поэтому было решено организовать специальную структуру, тем более в некоторых государствах, в частности в Германии, этим занимаются тоже негосударственные органы. Народное министерство например, созданное еще в 1919 году, после Первой мировой войны. Это общественная организация. Но мы, Министерство обороны РФ, все равно являемся своеобразным арбитром, к нам обращаются как к официальной государственной структуре в том случае, если что-то не получается.

После заключения межправительственного соглашения контроль за исполнением этих документов как в России, так и за рубежом ложится на Министерство обороны РФ. При подготовке документов основная роль отводится Министерству иностранных дел, но в состав делегации входят МИД РФ, Министерство обороны РФ, Минфин, Росархив, Ассоциация «Военные мемориалы», иногда даже и таможенные органы. Когда соглашение заключено, руководителем российской части документа является заместитель министра обороны России. То есть мы имеем прямое отношение к исполнению этих соглашений.

Международное соглашение выше по своему юридическому статусу, чем законодательные документы Российской Федерации. За рубежом у нас есть семь  представительств, созданных по Указу Президента РФ. Из них - шесть работающих, а седьмое (с Прибалтийскими государствами) находится в стадии переговоров. Сейчас готовится к открытию представительство в Словакии. В рамках подписанной два года назад президентами США и России обменной ноты должен активно заработать обновленный состав российско-американской Межведомственной комиссии по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести. Руководство комиссии и обеспечение ее деятельности возложено на Министерство обороны РФ. Эта нота и подготовленный указ позволяют нам направить своих работников в посольство США для историко-архивной, а затем и военно-мемориальной работы, связанной с увековечением памяти наших погибших солдат.

В 1945 году значительную часть немецких военных архивов, и в том числе архивов концентрационных лагерей, американцы вывезли в США. Они находятся в Национальном архиве США. Я там был, мне показали образцы документов. Американская сторона готова идти нам навстречу в предоставлении документов. Часть фамилий «пропавших без вести», которые оказались военнопленными, погибшими в немецких лагерях, опубликовал на своем сайте «Мемориал-2011»: www.obd-memorial.ru. Это наш обобщенный банк данных - порядка 700 тыс. карточек, и это далеко не все. В плену, по объективным подсчетам, находилось около 4,5 млн. человек. Около 2 миллионов вернулись из плена, точнее, 1 млн. 836 тыс. человек. Остальные либо погибли, либо стали перемещенными лицами. 

Думаю, что работа с американскими архивами позволит нам установить довольно много фамилий. Будем вводить их в объединенный банк данных. И в течение двух-трех лет сможем пополнить базу данных.

На уровне государства у нас не возникает проблем, а на уровне местных органов бывают недопонимания. Был знаменитый случай, когда в селе Кралово в Чехии заместитель старосты самовольно бензопилой спилил серп и молот с памятника погибшим воинам, фиксируя все это на кинопленку. Более того, ему удалось собрать группу людей, которая требовала убрать памятник, заявляя, что там нет захоронений, а символика серпа и молота однозначна свастике. В связи с этим позволю себе вспомнить, что у соседнего с Чехией государства - Австрии - серп и молот присутствуют в гербе. Орел держит в одной лапе серп, в другой -  молот, и это не мешает Австрии быть демократическим государством. К сожалению, встречаются проявления такого ультранационализма. Есть решения Нюрнбергского трибунала по общепризнанной запрещенной символике. Советскую символику никто не запрещал, кроме некоторых Прибалтийских государств и Грузии. Это, на мой взгляд, говорит не в пользу этих государств. 

Хорошие деловые отношения у нас с Польшей. Очень многое сделано. К сожалению, многолетний руководитель польского Совета охраны памяти борьбы и мученичества Анджей Пшевозник погиб год назад вместе с Президентом Польши в авиакатастрофе под Смоленском. Он жестко отстаивал интересы своего государства, был здравым политиком, крупным чиновником в ранге министра, награжден российским орденом Дружбы, орденом «Возрождение Польши» - Командорским крестом. Он более десяти лет руководил Советом. В том числе и его усилиями нам удалось многое сделать вместе. Польша - это государство, в котором практически полностью сохранились документы, связанные с переносом первичных воинских захоронений. На момент начала нашей работы более 85% солдат лежали как неизвестные солдаты. Работая со службой розыска польского Красного Креста, с советом охраны имущества, мы убедились, что 99% фамилий можно установить. И мы этим занимаемся.

«Международная жизнь»: А как обстоят дела с государствами  - нашими бывшими республиками?

А.Кирилин: У нас образовалось полномасштабное международное сотрудничество. С нами активно работает межведомственная комиссия по увековечению памяти жертв войн и политических репрессий Украины, и ее ответственный секретарь Валерий Казакевич провел большую работу. Мы ее продолжим. В начале июня в Москве под руководством министров образования и науки России и Украины состоялось заседание гуманитарной комиссии, в которой есть подкомиссия по подготовке межправительственных соглашений между Россией и Украиной по увековечению памяти павших воинов. Работа должна быть совместной, потому что в войне участвовал советский народ, а не отдельно украинцы и русские. 

Осенью 1941 года под Киевом значительные группировки наших войск, 665 тыс. человек, были окружены и взяты в плен. Бóльшая часть людей погибла, ибо немцы не могли организовать толкового размещения, медицинской помощи, питания, доставку воды. Есть массовые захоронения этих людей, они никак не обозначены. Мы с украинцами считаем, что надо установить их фамилии и возводить им памятники.

Осенью у нас будет заседание межправительственной российско-венгерской комиссии. Попытаемся найти взаимовыгодные точки соприкосновения. У нас на территории России два сборных кладбища. Наибольшее - в деревне Рудкино Воронежской области, там похоронено почти 30 тыс. венгров. Есть отдельные захоронения, например в районе подмосковного Красногорска. Второе кладбище - в Волгоградской области, там захоронено порядка 12 тыс. павших. Венгры воевали под Воронежем, в Воронежско-Россошанской операции. Под Сталинградом воевала целая венгерская армия, многие попали в плен и погибли. Вообще Сталинградская битва была трагедией не только для советских людей, но и для оккупантов.

Хорошо у нас идет работа в Германии, два года набирала обороты работа в Китае, и мы продолжаем сотрудничать. Выяснилось много неизвестных нам мест захоронений в основном на территории Северного Китая, в Маньчжурии, на Ляодунском полуострове, где наша 39-я армия заняла Порт-Артур. Хайлар - знаменитый укрепрайон, Муданзян - это города, которые освобождали от японцев, воевали с Квантунской армией. Война была непродолжительная, но тем не менее потери были серьезные. Часть погибших вывезли в Приморье. Там есть их захоронения. К сожалению, долгие годы не проводили тотальную паспортизацию, в посольстве было всего 11 паспортов, а сейчас уже больше 80. Захоронения небольшие, человек по десять, но, учитывая дружеское отношение властей Китая к памяти наших советских солдат, мы многое можем там сделать.

Сложнее обстоит вопрос с захоронениями периода Русско-японской войны. По определенным причинам китайцы считают русскую армию оккупационной. Я видел в Ляошуне (ранее Порт-Артур) надписи  на кладбище на православном кресте - неопровержимое свидетельство того, что Россия напала на Китай. Я спросил у местных товарищей, почему они написали на русском языке совсем не то, что написано на кресте в действительности? На кресте читаю: «Здесь покоятся русские солдаты, живот свой положившие за Веру, Царя и Отечество». А китайцы написали по-русски: «Здесь покоятся русские солдаты, раскаявшиеся…» и так далее. Спрашиваю, где документ о том, что Россия воевала с Китаем? В работе мы сталкиваемся с распространенным мнением, что Россия и Япония - «это два империалистических хищника, которые раздирали тело слабого императорского Китая, воюя за свои империалистические интересы, нанося неисчислимые бедствия несчастному китайскому народу».

Пока безуспешны наши попытки доказать, что китайские войска участвовали в Русско-японской войне против Японии. У меня в архиве есть фотография - генерал Линевич принимает парад  российских и китайских войск. Мы убеждаем с документами в руках, что СССР на законных основаниях арендовал Ляодунский полуостров, построив там города Дальний и Порт-Артур, которые стали военно-морскими базами Китая уже в наши дни. Это красивые, процветающие города, и, когда там находились русские войска, администрация в этих городах оставалась китайской, полиция была китайской. Видимо, в КНР есть установки считать так и только так.

Мы просили дать нам возможность хотя бы провести паспортизацию этих воинских кладбищ, помочь нам найти своих соотечественников, все-таки 50 тысяч погибли в Русско-японской войне. Это русские люди - пензенские, калужские, рязанские, брянские крестьяне, которые воевали там не за какие-то империалистические интересы, а по приказу своего руководства - за Веру, Царя и Отечество. Их судили и казнили китайские местные органы. Есть фотографии - головы отрубали мечами. Поэтому, с одной стороны, такая китайская позиция вызывает удивление. А с другой - в чужой монастырь со своим уставом ходить не принято, поэтому мы вместе с МИД РФ ведем кропотливую работу.
В результате нам удалось убедить китайскую сторону в том, что надо восстановить воинское кладбище в Порт-Артуре. Была проведена полная реставрация, даже реконструкция кладбища в соответствии с теми чертежами, которые были на 1908 год.

Допустим, 1800 захоронений не означают, что там захоронено 1800 человек. По разным данным, там лежит от 17 до 27 тыс. человек. Японцы после взятия Порт-Артура и освобождения территории предали кремации тела погибших воинов - и своих, и русских. Там есть Голгофа с крестом и надпись, что здесь покоится прах 12 657 солдат. А есть и индивидуальные захоронения. Так вот, мы имеем 186 видов захоронений. По каждому виду отрабатывается реставрационная и археологическая документация. И в соответствии с этим проводилась реконструкция кладбища. Сейчас оно больше напоминает парк культуры и отдыха. Часть кладбища - захоронения погибших в 1945 году, а часть  - в Корейскую войну. 

Первый большой шаг в сотрудничестве был сделан, но китайской стороной было поставлено условие: восстановлением этого кладбища будет заниматься неправительственная организация, уполномоченная родственниками погибших солдат. Мы нашли родственников. Нашли организацию, которая взяла на себя бремя восстановления, - это фонд «Поколение» Андрея Скоча - депутата Госдумы, человека, который в современной России сумел организовать свой бизнес так, что, являясь обеспеченным человеком, он с большим энтузиазмом предоставляет средства на военно-мемориальную работу восстановления воинских захоронений, на помощь ветеранам, многодетным семьям. 

Интересно, что за неделю до открытия мемориального кладбища в Порт-Артуре, которое посетил наш президент, мы узнали, что Дмитрий Медведев будет встречаться с десятью китайскими ветеранами войны сопротивления японским агрессорам. И фонд «Поколение» организовал поездку наших ветеранов туда. Получилась внушительная делегация на открытии кладбища, потом был большой банкет с участием ветеранов обеих стран, местных органов власти, жителей Порт-Артура. 12 млн. рублей, которые ушли на реконструкцию мемориала, - это не разовая акция - откупился и успокоился, нет, это целенаправленная длительная работа, она продолжается. Это пример меценатства, которое было развито в России в XIX - начале XX века. 

Вернусь к межправительственным соглашениям. У нас не со всеми идет активная деятельность. Это связано с тем, что на территории Румынии, например, не так много захоронений, да и недостаточно средств у государства, на территории которого есть захоронения. 

У нас есть хороший проект - при Управлении Минобороны РФ существует общественный экспертный совет, который учредил свой фонд «Достойная память». Мы взяли в Венгрии воинское кладбище на реставрацию и работаем с «Транснефтью». Эта корпорация поможет реконструировать воинское кладбище в Будештах в Румынии - самое крупное воинское захоронение в этой стране, там 16 тыс. наших солдат похоронено, но фактически нет фамилий захороненных. Мы сейчас установили уже 4 тыс. фамилий, думаю, установим большую часть фамилий всех, кто там захоронен. Мемориал этот недалеко от Бухареста, мы предполагаем возложение венков от официальных делегаций. 

Идет работа над 12 соглашениями с Финляндией. Часть наших воинских захоронений малоизвестной войны 1939-1940 годов находится на территории Российской Федерации, в Выборгском приграничном районе, который по мирному договору отошел СССР. В ту войну погибло почти 127 тыс. человек - убитые, умершие, замерзшие. 

«Международная жизнь»: В выставке «Мемориал-2011» охотно соглашались участвовать государства - партнеры по межправительственным соглашениям? 

А.Кирилин: На выставке было 12 экспозиций иностранных государств, еще восемь государств прислали свои делегации для участия в выставке.  

«Международная жизнь»: Та колоссальная работа, которая проводится в рамках межправительственных соглашений и по поиску в целом, она отражена каким-то образом в едином информационном центре?

А.Кирилин: К сожалению, такого единого центра нет. По идее, все должны были бы докладывать через местные органы, военкоматы, а те, в свою очередь, присылать нам эти данные. В ближайшее время мы наметили привести к общему знаменателю такую работу. В этом году пришло много информации из субъектов Федерации, округов, но это только начало работы. Мы надеемся после проведения определенных поправок в закон «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» выстроить вертикаль, в которой будут принимать участие ДОСААФ как организация, имеющая везде свои региональные отделения, Министерство обороны - как учредитель ДОСААФ и ответственный за эту работу. Также Министерство спорта, туризма и молодежной политики, Министерство внутренних дел и Министерство региональной политики. Местные власти должны этим заниматься,  МИД работает за рубежом.

Сейчас мы вносим поправку в закон, по которому МИД разрешается часть средств, выделяемых государством на реконструкцию и восстановление воинских захоронений, в соответствии с необходимостью выделять на проведение перезахоронений останков наших воинов, найденных за рубежом. Открыто говорим, что Прибалтийские государства, категорически отказываются  за счет местных органов власти проводить эту работу. В других странах - Польше, Чехии, Словакии, Румынии, Германии, Венгрии, - где нашли останки, государства за свой счет занимаются перезахоронением.

В каждой стране, где есть такие отряды, проводится поисковая деятельность, они контактируют с нашими посольствами. Выстраивать там отдельную структуру нет смысла. МИД мог бы принять решение и вместе с Россотрудничеством организовать эту работу. А в нашей стране многие сотни отрядов занимаются поисковой деятельностью, поэтому важно ее упорядочить, на  что мы и нацелились в этом году.   

«Международная жизнь»: Затевая такую грандиозную выставку, какую главную цель преследовал оргкомитет?

А.Кирилин: Нам наиболее важно было показать, что 20 лет, прошедшие с момента подписания первого межправительственного соглашения, не прошли даром. Проведена огромная работа как в Российской Федерации со стороны МИД и Минобороны, так и со стороны наших зарубежных партнеров, включая местные органы власти. Мы хотели показать дальнейшее направление нашей деятельности - это уже введенная база данных «Мемориал» и «пилотный» проект «Некрополь», связанный со съемкой всех воинских захоронений в России и за рубежом, и выкладывание этой информации в Интернет. Каждый может виртуально «посетить» нужное ему военное кладбище, вплоть до индивидуальной могилы включительно. Понимаете, это важно тем, кто долго искал своих близких, родственников и уже состарился, болен, далеко живет, не имеет возможности поехать за границу. Можно выйти на сайт, «зайти» на кладбище, подойти к могиле, даже «возложить» букет цветов, венок в память своего деда, прадеда.   

22,5 тыс. военных кладбищ находятся за рубежом, и без поддержки Министерства иностранных дел, консульских учреждений мы не сможем осуществлять такую работу. Что касается экспонатов, то на выставке было много предметов, имеющих историческую и культурную ценность. Техника была «на ходу», полностью в «родном» состоянии, то есть это был не автомобиль с двигателем от «Жигулей», а подлинные орудия и техника. Представители военно-исторических клубов были одеты в форму того времени. Было много вещей, найденных поисковыми отрядами на полях сражений, в том числе 90-м специальным батальоном Министерства обороны РФ.

Президент Башкортостана привез на открытие выставки целый павильон. В Татарстане работает очень серьезная организация, осуществляя сбор поисковых отрядов. Правительство Татарстана относится к этому очень серьезно. При Академии наук Татарстана создан Межрегиональный научно-исследовательский центр поискового движения, существуют курсы подготовки и переподготовки поисковиков, аккумулируется вся поисковая информация. Издан четырехтомник «Неизвестные имена из солдатских медальонов». К примеру, найден профсоюзный билет погибшего - все данные солдата заносятся в эти тома. «ЛОЗ» - личный опознавательный знак, а в народе - медальон, в него вкладывались две бумаги, на них писались данные, и, когда хоронили погибшего, одну бумагу из медальона отправляли в штаб для составления донесения, а другую клали в медальон и хоронили вместе с убитым.

К сожалению, не все солдаты всегда заполняли медальоны, а в 1942 году медальоны отменили, что усложняет поиск. Был интересный случай: через Государственный информационно-аналитический центр МВД нашли медальон, запросили родственников, уточнили, куда отправить останки - в Белоруссию или оставить в России. Они высказали мнение, что справедливо будет захоронить его вместе с боевыми товарищами, с которыми он воевал и пролежал в сырой земле 60 лет. Дочь своего погибшего отца никогда не видела, потому что родилась в конце 1941 года. Она спросила меня, можно ли узнать, когда нашли останки ее отца? Объяснила: «Мне в ночь с 16 на 17 июля приснился солдат, идущий по полю в ромашках, - молодой, красивый и говорит: «Дочка, мы скоро увидимся с тобой». Вызвали комбата, он принес книгу: останки были найдены 17 июля. С нами был Павел Флоренский, внук известного богослова, ученого Павла Флоренского - нашего Леонардо да Винчи. Такие случаи поражают.

«Международная жизнь»:  А много ли молодых людей занимаются поисковыми работами?

А.Кирилин: Удивительно много, и ценно, что в поисковом движении массовое участие принимает молодежь, которая вовлечена в благородное дело. Ведь такой молодой человек не может быть наркоманом, преступником. А в плане воспитания и воздействия на личность поиск воинов, погибших за Отечество, - это, безусловно, сильнейший фактор. В этом большая польза от поискового движения. Недавно Россотрудничество проводило телемост: Казахстан - Молдова - Белоруссия - Украина - Россия. В нем приняло участие много молодежи, все парни и девушки искренно говорят, что поисковая работа - дело необходимое и полезное. А наша задача - упорядочить его.

«Международная жизнь»: Когда мы говорим об исторической памяти и о том, как ее сохранить для будущих поколений, то неразрывно встает проблема исторической справедливости. Один пример: битва за Москву. Подмосковный город Химки стал последним рубежом, который так и не смогли взять гитлеровские войска, чтобы двинуться к стенам Кремля. Но ни в одном учебнике истории об этом городе даже не упоминается.

А.Кирилин: Есть направление деятельности государства, которое оно не только должно, но обязано держать в своих руках, не отдавая на попечение министерств, общественных организаций, и это, безусловно, вопросы истории своего Отечества. Убежден в этом. В V веке до нашей эры древнегреческий философ Симонид Кносский сказал: «Человеку для счастья необходимо иметь славное Отечество».

В последние годы в результате отсутствия государственной политики в этой сфере развелось огромное количество организаций и отдельных лиц, которые паразитируют на различных исторических темах, стараясь найти как можно больше негатива, извратить, придать событиям свою личностную оценку, порой намеренно сменить дискурс.

«Международная жизнь»:  Хотелось бы еще прояснить вопрос о том, сопряжена ли работа, которой занимается ваше управление, с поиском погибших кораблей и, соответственно, воинов и экипажей, находившихся на них?

А.Кирилин:  В соответствии с законом погибший корабль является могилой погибших моряков. Никто его поднимать не имеет права, что у нас, безусловно, нарушается. Кораблям положено иметь четкий перечень находящихся в акватории мест, где погибли корабли, давать гудки, проходя мимо, а в праздники бросать на воду венки.
У нас есть перечень мест гибели кораблей. На Балтийском море капитан второго ранга Бобровский, руководитель военно-мемориальной службы Балтийского флота, проделал большую работу по поиску и обозначению мест гибели кораблей. Но должны быть памятники погибшим морякам и на суше. Недавно в Шотландии был открыт памятник крейсеру «Варяг». Стоит прекрасный памятник миноносцу «Стерегущий» в Санкт-Петербурге.

Есть интересная тема, которую мы несколько лет пытаемся запустить, - это Таллинский переход, малоизвестная страница Великой Отечественной войны, а погибло при этом переходе 18 тыс. человек! Шло около
250 кораблей, 62 из них погибло, остальные осуществили прорыв.

Немцы, как только заняли часть побережья, сразу поставили минные заграждения. Когда в августе 1941 года наш флот пошел из Таллина в Кронштадт и Ленинград, то ему пришлось идти через неизвестные минные поля под непрерывным огнем штурмовой морской авиации вермахта и подводных лодок. И тем не менее это сражение можно считать победой, хотя и с героическими потерями. Потому что большая часть флота прорвалась во главе с флагманами. Эти корабли сыграли значительную роль в обороне Ленинграда, десятки тысяч моряков затем были участниками сухопутных действий. А корабельная артиллерия активно участвовала в отражении наступления на Ленинград. В тот момент, в августе 1941 года, было не до них. Хотя был Указ Верховного Совета о награждении орденами и медалями. Недавно умерший адмирал Омелько сам командовал эсминцем и получил орден Красного Знамени за этот прорыв. К сожалению, широкой публике неизвестно об этих событиях.

Не так давно ко мне приходил участник этого прорыва, ему 91 год, он тогда был курсантом, а после войны под впечатлением той трагедии написал пьесу о Таллинском переходе.

Я являюсь руководителем третьей рабочей группы оргкомитета «Победа» по подготовке военно-мемориальных мероприятий, связанных с памятными датами военной истории Отечества, мы «долбим» санкт-петербургские власти и получили ответы, что будет открыта мемориальная доска на здании военно-морского училища,  посвященная этим событиям. Будет установлен закладной камень в Кронштадте, готовится конференция по Таллинскому переходу. Мы будем добиваться создания полномасштабного мемориала военно-морской славы. Должен сказать, что неактивно ведет себя флот. Оглядываясь на славную историю наших предков, понимаешь, что они больше чтили память павших соотечественников.

«Международная жизнь»: Александру Васильевичу Суворову приписывают фразу о том, что «пока не будет похоронен последний погибший солдат, война не окончена». Вы готовы с этим согласиться?

А.Кирилин: Дело в том, что в древние времена везде, и не только в России, любая битва заканчивалась либо погребальными кострами, либо погребальными холмами. И, конечно, не уходили с места сражения, пока не похоронят солдат. Это, на мой взгляд, глубоко нравственно. Разумеется, все погибшие должны быть преданы земле. Знаю, что даже в годы войны наши разведчики в условиях строжайшей конспирации стремились вытащить погибшего товарища, потому что понимали: завтра другой может оказаться на его месте. У меня есть свой большой архив, в котором много описаний, как военных посылали специально для того, чтобы забрать тело погибшего, оставшегося на поле боя либо на колючей проволоке, и люди из-за этого погибали, но выполняли свой долг. У меня был сосед, интереснейший человек, генерал-лейтенант Веревкин-Архальский. У него в роду, начиная с XVIII века, были все генералами: прапрадед, прадед, дед, отец, сын, внук. Так он был награжден золотым георгиевским оружием, на котором было написано, что вручается оно «за вывод остатков роты из окружения, вынос всех раненых и тела убитого командира роты». Понимаете?.. Погибшим за Отечество - почести.

 

Ключевые слова: «Мемориал-2011»

Версия для печати