О духовном наследии галицких русофилов

00:00 13.07.2011 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


История галицко-русского движения (оно же карпато-русское движение, русофильство или москвофильство),  зародившегося на западных границах Русского мира, насчитывает около 200 лет. Официальной датой возникновения культурно-политического москвофильства принято считать последовавший период после подавления русскими войсками революции 1848-1849 гг. в Австро-Венгерской империи. В советской историографии это событие позиционировали как жестокое подавление свободолюбивых порывов венгерского народа. Такая однобокость не позволяла видеть главного: венгерские власти в борьбе за независимость от австрийцев впали в иную крайность – бескомпромиссное подавление самосознания славянских народов, которых подвергали жёсткой мадьяризации, в т.ч. тех, кто считал себя русскими.

На самом деле толчок для развития культурного русофильства в Закарпатье, Галиции и Буковине дала просветительская деятельность подкарпатских интеллектуалов, эмигрировавших в начале XIX века в Россию, и там сблизившихся со славянофильским течением – Василия Кукольника, Ивана Орлая, Юрия Венелина, Михаила Балудянского. Их творческая активность способствовала знакомству западно-украинского населения с русской культурой и русским языком. Его сходство с карпатскими говорами настолько бросалось в глаза, что дало основания галицким русофилам провозгласить русский язык наиболее чистой и грамматически правильной формой местных диалектов, которые тоже назывались «русскими». Поэтому революционные события 1848-1849 гг. следует считать  датой зарождения политического русофильства, которое отныне не желало ограничивать себя историко-просветительскими рамками. С тех пор всё чаще и громче звучали призывы к единению со всем великорусским народом, а в западно-украинских областях, прежде всего, на Закарпатье, укреплялись позиции русского языка, и росло число сторонников русофильской идеологии. Узрев в этом угрозу собственной безопасности, карательный аппарат Австро-Венгрии обрушился на организации и комитеты прорусской направленности всей  своей тяжестью. В 1882 г. - процесс Ольги Грабарь, в 1904 и 1913 гг. - первый и второй Марамаш-Сиготские процессы, с 1912 по 1914 гг. – Львовский процесс (и это только самые известные судебные разбирательства, а было ещё множество других тяжб и приговоров, в том числе смертных, так и не попавших в анналы истории).

Датой организационного разгрома русофильского течения и его полного вытеснения за пределы политической жизни края можно считать годы Первой мировой войны. Именно тогда многие русофилы очутились в концентрационных лагерях и тюрьмах (Талергоф, Терезин, Берёза-Картузская),  печатные органы русофильской направленности были закрыты, а их недвижимое имущество (библиотеки, клубы) переданы в распоряжение украинских националистических партий, умело используемых теми же австрийцами и венграми. И хотя позже, в 1920-х, на Западной Украине наблюдался процесс возрождения карпато-русских организаций, полного идеологического охвата западно-украинского ареала им добиться не удалось. Советские власти, нивелируя, с одной стороны, агрессивные проявления украинского национализма, пытались, с другой стороны, в виде украинцев и белорусов как отдельных от русских народов создать противовес  общерусским тенденциям, которые прочно ассоциировались с послереволюционным монархическим лозунгом «За единую и неделимую Россию!». Некоторые особо упрямые русофилы (Феофан Сабов, Эдмунд Бачинский) подверглись репрессиям. При ощутимой государственной поддержке украинофильское движение приобрело размах и, как итог,  к 1950-м гг. подавляющее большинство западно-украинского населения  приняло украинскую идентификацию в её двух версиях –  от узко националистической до советско-пролетарской. Последним ярким русофилом Западной Украины называют убитого бандеровцами  в 1949 г.  писателя Ярослава Галана.

Так умеренное украинофильство успешно продержалось весь советский период и к моменту распада СССР эволюционировало в шовинистическую идеологию крайне правого толка. Она-то и послужила в 1990-х мировоззренческим фундаментом новообразованного украинского государства. И сегодня украинская идея балансирует между двумя полюсами – официальной идеологией Украины как суверенного славянского государства и идеей «Украина для украинцев!». В современной Украине уживаются оба толкования, поскольку даже официальная идея суверенного украинского государства подразумевает отдельность от России и Белоруссии в политическом, культурном и экономическом плане. Властям необходимо поддерживать и закреплять условный ментальный водораздел между великороссами, малороссами и белорусами, иначе дойдет до естественного тяготения восточных славян друг к другу и утери смысла украинства как основы для собственной государственности. Поэтому вольно или невольно даже самая пророссийская украинская власть бережно охраняет ростки украинской идеи, параллельно заглушая рост идеи общего Русского мира. Из соображений политкорректности официальное украинство Киева, которое есть лишь смягченный и прилизанный вариант украинской инаковости, из которой убрали расистские элементы, но оставили их как «секретное оружие» для низового пользования, не подвергается критике. Поэтому всегда в положении атакующего находится пассионарный украинский национализм. Русская идея – всегда в обороне.

Сегодняшняя ситуация повторяет алгоритм вековой давности взаимоотношений центральных властей и русофильского течения, только на этот раз угрозу в прорусских настроениях видит для себя не Вена и не Будапешт, а Киев и Вашингтон. Последний, кстати, определил политику России по консолидации российских соотечественников, проживающих за рубежом, как потенциально опасную для внешнеполитических интересов США (1). На отстаивание украинофильской точки зрения как единственной верной на процесс исторического развития Украины брошены колоссальные ресурсы. Программа дошкольного, школьного и вузовского гуманитарного образования построена на концепции украинства, которая имеет региональную специфику: от дикой русофобии в западной части страны до выхолощенного политического украинства как концепта создания искусственной политической нации в русскоязычных регионах. Долгие годы, начиная с первых времён украинской независимости, в высшие учебные заведения республики поступали учебники истории, изданные в США и Канаде представителями эмигрантской среды из числа потомков, сбежавших во время ВОВ коллаборационистов. И долгие годы украинское студенчество было избавлено от неудобной информации о стойкой борьбе западно-украинского населения за свою русскую идентичность. Украинская националистическая эмиграция по умолчанию рассматривается как эталонный носитель украинской идентичности, которую ей удалось сохранить за многие десятилетия существования вдали от родины. Из зарубежной украинской эмиграции раздаётся всегда только один голос, и всегда с русофобским окрасом.

Но зарубежная диаспора Украины всегда имела дуальный характер и, кроме почитателей сомнительных деяний Ивана Мазепы и Степана Бандеры, знала ещё и такое неординарное явление как «Американская Русь». Так называлась кипучая деятельность эмигрировавших в США представителей русофильских организаций Северной Америки в XIX –XX вв. Тогда же издавались карпато-русские газеты, проводились карпато-русские конгрессы. В Нью-Йорке появился Союз освобождения Карпатской  Руси. С уходом из жизни старшего поколения русофилов деятельность этих организаций поблекла, однако не сошла полностью на «нет». Продолжали и продолжают выходить карпато-русские издания. Основатель одного из них, «Свободного слова», Михаил Туряница стоял на общерусских позициях: «Почему это великорусы — русские, а малорусы и белорусы — не русские? Неужели в Малой, Белой, Галицкой и Карпатской (Угорской) Руси жили не русские?.. Существует только один русский народ: от Попрада до Владивостока». На Украине же словосочетание «Американская Русь» никому неведомо, хотя это тоже часть её истории. Пальму первенства по количеству публикаций держат статьи об украинской националистической эмиграции.

Исходя из выше изложенных фактов, напрашиваются некоторые выводы.

Карпато-русское движение представляет собой локальное ответвление славянофильского течения, давшего Русскому миру имена Аксаковых, Хомякова, Киреевского, Самарина и здесь смыкается с идеологией западнорусизма, зародившегося в Белоруссии в конце XVIII в. по тем же причинам, что и карпато-русская идеология. Галицкое русофильство, западнорусизм и русское славянофильство - суть три ветви одного корня.

В современной Украине на историко-духовное наследие галицких русофилов наложен негласный запрет. Огромные по своему политическому значению и интеллектуальной глубине труды представителей карпато-русского движения в области политики, истории, языкознания, правоведения, драматургии, богословия, литературы, педагогики, этнографии преданы элементарному забвению. Дело доходит до примитивного исторического подлога: фигуры из числа русофилов, всё же попавшие в школьные учебники из-за дефицита громких имён, такие, например, как Иван Франко, преподносятся как радетели украинской идеи и формируют у школьников искажённое представление об их деятельности.  

Галицкое русофильство этносоциологическим базисом украинского народа видит идеологию малороссийства, которая подвергается постоянной обструкции украинскими политиками самого высокого ранга (2). В информационном поле понятие малороссийства трактуется либо в пейоративном плане как комплекс примитивного провинциализма (украинство при этом преподносится как прогрессивная идеология), либо существует в историческом контексте как былое название части современных украинских земель. Традиционные названия конкретных регионов тоже проходят своеобразную цензуру, если в них содержится намёк на связь с русскостью (термин «Новороссия» заменён на термин «Южная Украина», хотя географические рамки Новороссии гораздо обширней южных областей Украины, которые некогда были лишь малой частью Новороссийской губернии).

Киев нацелен на бескомпромиссное «взращивание» украинской нации как политического конструкта, где нет места общерусской истории и общерусским корням. Эта стратегия уже приносит свои плоды: всё больше граждан Украины русского происхождения, признавая свою этническую принадлежность к русскому народу, исповедуют украиноцентричные взгляды и отвергают даже гипотетическую возможность существования Украины и России как единого государственного организма. Прямая темпоральности  украинского конструкта уходит в бесконечность (т.к.  теоретически может продолжаться бесконечно долго), в то время как прямая темпоральности сохранения русского самосознания населения Украины имеет чёткие пределы и, несмотря на «островки сопротивления», с годами всё меньшее число граждан Украины будет помнить о своих исторических корнях.

Необходимо обеспечить украинскому студенчеству доступ к историческим фактам и событиям, происходившим на украинской земле и прервать информационную монополию националистических и про-властных СМИ. В то время как украиноцентричные издательства продолжают выпуск опусов наиболее агрессивных украинских идеологов (Н. Михновский, Д. Донцов, Ю. Липа и др.), труды карпато-русских деятелей, стоящие в научно-образовательном плане несравненно выше примитивных писательств националистической публики, из типографий не выходят (3). Созрела необходимость в создании научно-просветительских проектов, популяризирующих интеллектуальное наследие галицко-русского движения, проведении симпозиумов, «круглых столов» и ознакомительных конференций, рассчитанных на самый широкий круг лиц. Не будет лишним запуск информационных порталов, посвящённых истории карпато-русского течения и его отдельных, наиболее ярких представителей.

России в отношениях с Украиной нельзя руководствоваться инертным мышлением по принципу «свои со своими всегда договорятся». Как показывает практика, не всегда. И инструментальная перековка населения Украины в отдельную нацию, в памяти которой нет места гигантским пластам истории собственной страны, идёт полным ходом. Время работает против русских. 

 Ключевые слова: галицко-русское движение, украинофильство, славянофильство, западнорусизм, Украина

 

1) «Госдеп США: поддержку Россией соотечественников за рубежом надо отслеживать и пресекать» («Русские на Украине» 07.07.2010)

2) Ющенко написал открытое письмо Януковичу: "Малороссийство - это всегда капитуляция" (ИА «Регнум» 20.09.2010)

3) Науково-ідеологічний центр ім.. Дмитра Донцова. Класика націоналізму

Версия для печати