Ливия: «стресс-тест» для ООН и НАТО

00:00 15.04.2011 Андрей Давыденко, «Международная жизнь»


     Военная операция в Ливии,  ставшая почти обязательной ежедневной темой   комментариев практически всех мировых СМИ, все больше походит на некий «стресс-тест» для  международных организаций и военно-политических союзов на предмет их способности разумно управлять, координировать, договариваться,  умиротворять и, главное, - контролировать выполнение собственных же решений.

     Судьба резолюции 1973, принятая Советом Безопасности ООН в ночь на 18 марта в связи с ливийским восстанием, в этом смысле более чем  показательна. Голосовали за одно – «закрыть воздушное пространство и тем самым предотвратить основу для интенсификации конфликта», а  получили совершенно другое,  а именно: «военную операцию, которая не идет на земле, а идет в воздухе, в которой участвует целый ряд стран и в какой-то момент туда подключилась НАТО как военный блок». Как же так  получается  (и уже не единожды, кстати сказать). Ведь в резолюции,  как справедливо заметил  российский президент, -  «об этом ничего не записано»[1]. В итоге, ни о каком соответствии «букве и духу»[2] принятого документа речи сейчас не идет. На практике мы имеем дело с весьма вольной интерпретацией решения самой авторитетной международной организации, созданной, между прочим,  для поддержания и укрепления международного мира и безопасности, а также развития сотрудничества между государствами.   В роли же интерпретаторов выступают сами государства. Не все, конечно, но отдельные, задающие, так сказать, тон.

     Если называть вещи своими именами, то ливийская «Одиссея. Рассвет» - прежде всего англо-французский проект, хотя и не без существенной опоры на США. Именно Франция и Великобритания настойчиво убеждали и продолжают убеждать союзников в том, что недостаточное участие некоторых из них тормозит действия союзной авиации против войск Каддафи. Франция, кстати сказать, изначально  выступала также и против передачи от США  к НАТО эстафеты международной коалиции, которая была сформирована 19 марта вне структур альянса, однако все же согласилась на это в конце марта на условиях сохранения темпа авиаударов. Видимо, Николя Саркози заранее предвидел нерасторопность и несговорчивость некоторых членов альянса и в большей степени рассчитывал на слаженность и эффективность  действий Пентагона.  При этом,  ни Британия, ни Франция не хотят брать на себя ответственность за  операцию. "The Washington Post" правильно подметила: «ни та, ни другая страна не хочет полагаться на другую сторону. Французы ворчат, что уход американцев придал сил Муаммару Каддафи; британцы думают, что французов сейчас отвлечет война в их бывшей колонии Кот д’Ивуаре. Такая неспособность наладить взаимодействие не должна вызывать удивление. В конце концов, это первая англо-французская военная операция после вылазки в Суэцком канале в 1956 году – а та закончилась весьма плачевно»[3], - напоминает газета. Добавлю лишь, что на этот раз за ненадежность англо-французской коалиции расплачиваться придется не только НАТО, но и Европе, не имеющей, к тому же, ни общей  внешней политики, ни  единой европейской армии, ни единого бюджета.

           Российскую сторону  во всей этой ситуации обоснованно беспокоит  тенденция НАТО прибегать к вооруженной силе за пределами территории альянса. Несмотря на заверения представителей НАТО в том, что альянс не намерен становиться «мировым полицейским»,  его стратегическая концепция для 21 века, обнародованная в Лиссабоне, предусматривает расширение  глобальной роли союза.  Причем, если внимательно вчитаться в  документ,  «глобальность» эта  выглядит  вполне миролюбиво и гуманно:  «совместная безопасность»,  борьба с природными катаклизмами, внезапными геополитическими кризисами, укрепление партнерских отношений по всему миру.  Но причем здесь Ливия? Ни природных, ни геополитических катаклизмов там вроде  бы не наблюдается. На «укреплении партнерских связей» с оппозицией  и вмешательстве во внутреннюю политику Андерс Фог Расмуссен, похоже, не настаивает…  Во всяком случае, так можно расценить  заявление Генерального секретаря блока в Берлине на неформальной встрече министров иностранных дел стран-членов НАТО.      "У нас нет намерения в нее вмешиваться, в ливийскую внутреннюю политику", - сказал он.[4]  Что же тогда сейчас происходит? Разве  ровно не это?  Формально Организация Североатлантического договора должна вступать в боевые действия лишь в том случае, если будет совершено нападение на страну-члена альянса. Вспомним, война в Афганистане началась после такого нападения, и вначале ее воспринимали в основном как войну против общего врага. В Ливии все иначе: не было никакого нападения, нет общего врага,  как  нет и единодушия среди участников «крестового похода».  Впрочем, последнее не удивительно, поскольку  НАТО не проводила никаких дискуссий по поводу ливийской  операции. Не было ни дебатов, ни голосования, ни совместного планирования. В результате вырисовывается весьма противоречивое мозаичное панно или живописная «картина маслом» - кому как больше нравится: Генеральный секретарь альянса колесит по Европе  и выпрашивает  недостающие самолеты, получая вместо них  в качестве отступного  ящики с тушенкой. Германия и Турция по-прежнему упорно отказываются вообще принимать участие в боевых действиях.  Шведы и голландцы, хотя и поддерживают миссию, но роль их сейчас - почти символическая:  бомбить наземные цели  им запрещено, а сбивать  уже нечего: самолетов у Каддафи почти не осталось. Норвежцам  разрешено бомбить, но только авиабазы.  А итальянские ВВС, хотя и сделали более 100 вылетов,  ни одной бомбы так и не сбросили. Вот так,  худо-бедно,  протекает эта военная операция. В основном,  худо. Это отражается не только на настроении ее участников, но и на репутации НАТО, а также ООН.   

        К сожалению, стремления и реальность нередко вступают в конфликт.    Ливийский кризис это подтверждает.  Провозглашенная новая миссия «обновленной НАТО» в изменившемся мире с новыми угрозами и проблемами пока не очень-то реализуется на практике.  К тому же, вместо  сотрудничества и взаимодействия между странами-членами альянса мы больше видим несогласованность и трения: к старым трениям  по поводу присутствия в Европе американского тактического ядерного оружия времен холодной войны, иссякающих военных бюджетов, практически отсутствующего оборонного сотрудничества между альянсом и Евросоюзом  прибавилась теперь и ливийская «одиссея».  Своеобразно  выглядят и США: как отмечают сами европейцы, «возникает впечатление, что американские военные вообще не являются членами НАТО.  Довольно странно и неестественно слышать заявления американских руководителей, когда они говорят об альянсе как о чем-то чуждом и постороннем. «Не наши самолеты будут обеспечивать запрет на полеты авиации», - сказал президент Обама в самом начале авиаударов. И действительно, американские самолеты прекратили свои вылеты. Это нечто из ряда вон выходящее, поскольку до последнего времени большинство людей считало, что НАТО - это альянс во главе с США»[5].

      Весь этот клубок внутринатовских взаимоотношений можно было бы вообще не рассматривать. В конце концов – пусть сами у себя разбираются. Но есть одно «но».  И оно – существенное. Эти внутренние проблемы не могут сейчас восприниматься в отрыве от резолюции 1973 Совбеза ООН.  Здесь уже речь не только об Англии, Франции, Евросоюзе, США и НАТО. Здесь уже затронуто все международное сообщество.  Вступает в силу  его совокупная ответственность.  И она предполагает иные, отличные от нынешней военной миссии цели и методы их достижения. 

     Миротворческая составляющая не терпит пристрастий, а международный документ  - интерпретаций со стороны отдельного государства или группы стран. Есть правила, и их надо соблюдать. Все это записано в Уставе ООН. А он, напомню, был принят представителями 51 страны по итогам самой кровопролитной в истории человечества войны[6].  Давайте не будем забывать столь печальный факт и при прохождении очередного,   на этот раз ливийского  «стресс-теста» на коллективное здравомыслие и мудрость,   проявим максимум терпения, сотрудничества и рутинного дипломатического упорства.

 P.S.   Маски сброшены, карты раскрыты.  Когда верстался материал, поступила информация об истинных целях операции «Одиссея. Рассвет».   

Лидеры США, Франции и Великобритании в совместно написанной статье заявили о намерении продолжать военную операцию против Ливии до тех пор, пока лидер этой страны Муамар Каддафи не уйдет в отставку, сообщает сайт французской газеты Figaro. Статья одновременно опубликована в британской газете Times, американских International Herald Tribune и Washington Post, издающейся в арабском мире al-Hayat. Только после ухода Каддафи может начаться "настоящий переход от диктатуры к полномасштабному конституционному процессу под руководством нового поколения лидеров", отмечают лидеры коалиции. Без комментариев.[7]


Ключевые слова:  ООН, НАТО, Ливия, США. Англия, Франция, «Одиссея. Рассвет»                                             


[1] http://www.rian.ru/politics/20110414/364440715.html

[2] http://www.vz.ru/news/2011/4/14/483719.html

[3] http://inosmi.ru/europe/20110413/168382124.html

[4] http://www.rian.ru/arab_war/20110414/364575748.html

[5] http://inosmi.ru/europe/20110413/168382124.html

[6] http://ru.wikipedia.org

[7] http://www.rian.ru/arab_ly/20110415/364711625.html

Версия для печати