Китай – США: Борьба за Тимор

00:00 11.05.2011 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Демократическая республика Восточный Тимор, она же Тимор – Лешти (столица – Дили) – островное государство в Юго-Восточной Азии, омываемое Тиморским, Арафурским морем и морем Банда. В 2002 г. эта бывшая португальская колония, на которую имела виды Индонезия, получила независимость. С тех пор за влияние на Тимор-Лешти соперничают Вашингтон и Пекин.

Стратегическое положение Тимор-Лешти довольно выгодное. До соседних Австралии и Индонезии – рукой подать, а  дно Тиморского моря таит в себе немалые запасы нефти и газа. К примеру, запасы нефтеносного района Байу-Ундан оцениваются в $3 млрд. Близость Восточного Тимора к проливу Ветар тоже немаловажна. Ветар – один из самых глубоких проливов в мире и идеальный маршрут для подводных лодок из Тихого океана в Индийский. В случае возникновения конфликтных ситуаций в этой части света эффективное использование подводного флота будет зависеть от обладания Ветаром, а обладание Ветаром  - от обладания Тимор-Лешти (1).

Присутствие КНР в Тимор-Лешти становится всё заметнее. Китайцы уже получили $378-миллионный контракт на строительство двух электростанций. Лёгкое вооружение, униформу и прочие элементы военной экипировки тиморцы также закупают в Китае. На самом острове появилась значительная китайская диаспора численностью более 4000 человек (2). Восточный Тимор – вторая по бедности из стран Азии (ниже находится только Афганистан). Инфраструктура страны  -  в полном упадке, а треть ВВП приходится на сельское хозяйство. Поэтому китайские инвестиции для Дили превратились в палочку-выручалочку. В январе 2011 было достигнуто соглашение о получении займа в $3 млрд. из рук Пекина. Средства будут направлены, в первую очередь, на обновление инфраструктуры острова, а Китай, таким образом, превратится в самого крупного экономического партнёра Тимор-Лешти. Всё больше тиморцев уезжают на учёбу в КНР,  и право «ковать тиморские кадры» постепенно от США и Австралии переходит к КНР. За такое покровительство Дили платит Пекину полной дипломатической поддержкой его политики в отношении Тибета, Тайваня и т.д.  

Вашингтон, спохватившись, спешит усилить своё дипломатическое присутствие в Восточном Тиморе. Больше всего Белый дом настораживает военное сотрудничество между Пекином и Дили. Поэтому Соединённые Штаты срочно принялись за наращивание своего военного присутствия. С 2008 г. Тимор-Лешти посетили несколько кораблей ВМС США. Были проведены совместные пятидневные учения, в которых участвовали 1500 морских пехотинцев США. Американские компании строят школы и ремонтируют дороги, а американские военные врачи оказывают необходимую помощь населению острова. Американские неправительственные организации, не желая «мозолить глаза» официальному Дили и Пекину, стараются взять под контроль удалённые районы страны, где неискушённое население, прозябающее в нищете, радуется  всякой помощи. Причём в деле укрепления своего присутствия американцам удалось потеснить даже своего давнего союзника – Австралию, традиционного игрока в этой части света. Авторитет Канберры среди тиморцев довольно низок в виду поддержки, которую австралийцы оказывали индонезийским оккупантам, правившим Восточным Тимором 27 лет – с 1975 по 2002 гг. Австралия для тиморцев – враждебное расистское государство. В то же время географическая удалённость Соединённых Штатов, тоже поддерживавших индонезийских захватчиков, способствует более снисходительному отношению к Вашингтону со стороны местного населения. С победой мулата Барака Обамы на президентских выборах образ США в Восточном Тиморе значительно улучшился – отныне упрёк Вашингтону в расизме был неуместен. Теперь для тиморцев США и Австралия – неравнозначные партнёры. И Вашингтон старается воспользоваться моментом, тем более что в этой части света он может положиться не только на Австралию, как своего исторического союзника, но и Португалию, идущую в фарватере американской политики. Канберра смотрит на усиление Китая с такой же опаской, как и Вашингтон. Австралийцы понимают, что в регион, где столетиями доминировали англосаксы,  китайцы пришли надолго.

Тимор-Лешти – не единственный «якорь», за который Пекин «зацепился», чтобы остаться. Не менее тесные военно-политические отношения у КНР сложились с Республикой Островов Фиджи,  расположенной в южной части Тихого океана в 1170 км  от Новой Зеландии – традиционного союзника Канберры. Высказываются опасения, что, если наращивание объёмов сотрудничества между китайцами и фиджийцами будет идти такими темпами, один из островов архипелага Фиджи может превратиться в базу постоянной дислокации ВМС КНР. С одной стороны – китайцы на Фиджи, с другой – китайцы на Тиморе. От такой перспективы у Канберры портится настроение. Поэтому  усиление роли Вашингтона на Тиморе и Фиджи австралийцы рассматривают как лекарство от китайской навязчивости.

Но Пекин обороты не сбавляет. С 2005 г. помощь странам Тихоокеанского региона со стороны Китая составила  $600 млн. – третья по объёму сумма после помощи со стороны Австралии и США(3).  Австралийские эксперты настоятельно рекомендуют привлечь Пекин к участию в совместных экономических проектах с Канберрой (через проекты AusAID – правительственной благотворительной организации, нацеленной на оказание помощи бедным странам в приоритетных для Австралии регионах), опасаясь, что со  временем КНР выйдет на первые позиции по объёму финансовой помощи странам региона. Звучат рекомендации оказать на Пекин массированное дипломатическое давление и призвать к большей прозрачности при реализации гуманитарных проектов, а также рекомендуется отодвинуть маршруты китайской финансовой помощи дальше от традиционного ареала англосаксонского доминирования в Тихом океане, но не выталкивать Китай окончательно. Тем самым напряжение в отношениях по линии Запад-Китай будет ослаблено параллельно с сохранением китайского присутствия в регионе.  

Основное различие между китайским и американским (австралийским) подходом к «овладению» Тимором состоит в том, что централизованное китайское государство отдаёт предпочтение контактам в рамках «от государства – к государству», в то время как США и Австралия полагаются больше на т.н. «третий сектор», работая с молодёжью и реализуя проекты пропагандистской направленности. Англосаксы предпочитают систему грантов, китайцы – государственных займов и кредитов. Многие  аналитики полагали, что активизация Пекина в бассейне Тихого океана была  попыткой склонить на свою сторону как можно большее количество мелких зависимых от Китая государств в его противостоянии с Тайванем. Но даже после «дипломатического затишья» между Пекином и Тайбэем активность КНР, если и снизилась, то вовсе незначительно. Следовательно, Вашингтону и Канберре ещё придётся приложить усилия, чтобы в один прекрасный день они не оказались свергнутыми с пьедестала.

 

1)Loro Horta  “US and China Build Soft Power in Timor-Leste”  (The International Relations and Security Network 29. 04. 2011)

2) Там же

3) Mary Fifita, Fergus Hanson “China in the Pacific: the new banker in town”. (“Issues & Insights” April, 2011 Vol. 11, No. 5б р. 5, Sydney, Australia, Center for Strategic and International Studies)

 

Ключевые слова/ Key words: Восточный Тимор, Китай, Тихий океан, Австралия, США/Timor-Leste, China, the Pacific, Australia, USA

Версия для печати