Геополитика Великой Победы

00:00 09.05.2011 Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник, профессор Московского государственного лингвистичекого университета


Мы повторяем:  «Великая Победа», «всемирно-историческое значение победы советского народа…», «победа изменившая мир», не задумываясь порой над  глубочайшим смыслом этих слов, над масштабом подвига, совершенного советским солдатом, русским народом…  В освещении событий Второй мировой войны и её результатов преобладают военные действия, фронтовые победы или поражения,  действующими лицами выступают вооруженные силы, штабы, полководцы. И это правильно, но недостаточно.  Дело в том, что развязала войну и вела сражения  ее величество Геополитика,  которая мыслит категориями исторических эпох, планетарных пространств, мировых цивилизаций. 

В  предвоенную эпоху мир оставался европоцентричным, его геополитическая структура была неустойчивой, в мировые процессы включались новые исторические игроки в лице США, СССР, мировой финансово-промышленной «закулисы».   Советский Союз к началу войны не обладал статусом мировой державы,  возможностью воздействия на мировые процессы и слабо мог влиять на европейскую политику. Ведущим субъектом  в этом отношении выступал Запад. К счастью для народов СССР, Запад был разобщен, поскольку базировался на двух противостоящих культурно-цивилизационных матрицах: романо-германской и англо-саксонской. К тому же шла скрытая борьба между США и Англией за лидерство в мировой океанской зоне, развивалось острейшее противоборство между Германией и Францией в Европе.  «Мировая закулиса» поощряла военные приготовления ведущих стран Запада. И хотя Запад формировал мировые процессы, ни Америка, ни Европа не были способны предложить человечеству обновляющие общественное развитие идеи, смыслы, новую философию международных отношений. Запад предлагал только войну - за передел колоний, захват новых территорий и ресурсов, за сверхприбыли.

Талантливый немецкий философ В. Шубарт в 1938 году в работе «Европа и душа Востока» так характеризовал состояние западной цивилизации  «…в Европе возникают симптомы культурной усталости, пресыщенности, духовных падений… Европейский континент охватывает нарастающее беспокойство. Запад подарил человечеству самые совершенные виды техники, государственности, но лишил его души». И далее: «Грандиозное событие, которое готовится,- это восхождение славянства  как ведущей культурной силы. Возможно, кому-то это режет слух, но такова судьба истории, которую никому не дано остановить: грядущие  столетия принадлежат славянам» (В.Шубарт. Европа и душа Востока. М., 2003, с. 29). 

Свои выводы Шубарт  делал на основе успехов Советской России, роста международных симпатий к стране социализма. Поэтому у Запада возникала еще одна причина для войны: остановить «восхождение славянства» и на западе Европы (Балканы, Чехословакия, Польша), и на востоке (Россия, Беларусь, Украина). Отнюдь не случайно планом «Ост», утвержденным 12 июня 1942 года, предусматривалось уничтожение 30 миллионов русских, белорусов, украинцев, выселение из захваченных территорий до 71 млн. человек,  в том числе 85 процентов поляков, 65 процентов украинцев, 75 процентов белорусов, 50 процентов чехов. (Н. Кикешов. Славяне против фашизма. М., 2005, с. 453).

С балканскими славянами гитлеровцы к 1942 году уже разобрались, правда, как оказалось, не до конца. Советское руководство сознавало угрозу войны с Западом, опасность фашизма, о чем четко было заявлено еще 16 декабря 1933 года в газете «Правда»: «…фашисты стремятся к новому переделу мира, проводят курс на развертывание агрессии во всем мире».  Главной для СССР в предвоенные годы становилась задача остановить войну через создание системы коллективной безопасности в Европе, через двусторонние и многосторонние соглашения. В декабре 1933 г. ЦК ВКП(б) принимает постановление о развертывании борьбы за коллективную безопасность в Европе. В 1934 г. СССР предлагает заключить Восточный пакт о взаимной помощи с участием Чехословакии, Финляндии, Польши, Латвии, Литвы, Эстонии, СССР и  отдельно с Францией. Однако  ведущие страны Европы делают все возможное, чтобы договоренности не состоялись (министр иностранных дел Франции Л. Барту поддержал советские инициативы и тут же был зверски убит).  

Франция и Британия всеми силами пытались направить Гитлера на Восток, намереваясь решить разом и проблему Германии, и проблему России. Тем, кто сегодня пытается  поставить на одну доску СССР и Германию, Сталина и Гитлера, рекомендую взять в руки американский еженедельник «Тайм» от 2 января 1939 г. На лицевой обложке - портрет фюрера и пафосное сообщение: Гитлер признан человеком года (1938-го, после Мюнхена), в статье посвященной фюреру, выражается надежда на то, что 1939 год станет для него еще более успешным. 

Я снова обращусь к Вальтеру Шубарту. В 1938 году он писал: «Вопрос не стоит так: Третий рейх или Третий Интернационал, фашизм или большевизм. Нет, речь идет о мировом историческом конфликте между частью света Европой и частью света Россией, между западноевропейским и евразийским континентами» (там же, с. 453). А это уже - большая геополитика, причем в британско-американской версии (Х. Маккиндер,  А. Мэхэн), утверждающая  неизменную нацеленность морских держав на завоевание или разрушение «хартленда», то есть России. Эти же авторы настойчиво трубили о недопущении союза континентальных России и Германии как смертельно опасного для США и Британии. Да и Ллойд-Джордж, в бытность его премьер-министром Англии, взывал к королю и парламенту: «Традиции и жизненные интересы Англии требуют разрушения Российской империи, чтобы обезопасить английское господство в Индии и реализовать английские интересы в Закавказье и Передней Азии» (А.Мартиросян. За кулисами мюнхенского сговора. М., 2008, с.15). Так что не  противостояние Сталина и Гитлера или их сговор привели ко Второй мировой войне, а геополитика западных держав.    

Другой характерной чертой общественной жизни предвоенного Запада было формирование фашистских режимов (Италия, Германия, Испания, Португалия) и распространение идеологии фашизма как реакции на итоги Первой мировой войны и мировой кризис капитализма. И за подготовкой новой мировой войны стояла  западная финансовая олигархия.  Гитлер - это продукт геополитических комбинаций Запада, а не реакция на советскую политику, на большевизм. Более всего в Гитлере были заинтересованы финансовые воротилы западных держав, особенно элита Великобритании.

И еще один теневой фактор присутствовал на пороге Второй мировой войны – религиозный. В Гитлере идеологи западных течений христианства видели инструмент для покорения ослабленного революцией и советской властью православного мира. Как и в 90-е г.г. ХХ столетия, в 30-е г.г. Ватикан активно «работал» на Балканах по расшатыванию православной веры и насаждению католицизма. Гитлера пестовали и католики, и всевозможные протестантские секты, нацеливая его на Восток, понимая, что, несмотря на атеистическую риторику, в Советской России реализуется обновленный геополитический концепт «Третьего Рима». Свидетельствует Арнольд Тойнби: «Агрессия на протяжении столетий является единственной формой общения Запада с внешним миром… хроники вековой борьбы между двумя ветвями христианства, пожалуй, действительно отражают, что русские оказывались жертвами агрессии, а люди Запада – агрессорами» (Тойнби А. Цивилизации перед судом истории. М., 1996, с. 106).

На полях предстоявших сражений сошлись три политико-идеологических системы - либерализм, фашизм и социализм. За ними стояли соответствующие религиозные системы, а также финансовый, фашистский и коммунистический интернационалы. У каждой из систем существовали свои геополитические концепции. Причем еще в 1925 г. будущий фюрер в «Майн Кампф», вопреки выводам немецких геополитиков (Ф. Ратцель, К. Хаусхофер), военных стратегов и завещанию Бисмарка, четко заявил: Италия и Англия – союзники Германии, Франция - смертельный обидчик, а Россия – главный объект завоевания: «Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, имеем в виду только Россию» (Гитлер А. Моя борьба. Ашхабад, 1992, с. 566)

Цели сторон: англо-саксонская геополитическая доктрина нацеливалась  на абсолютное мировое господство; немецкая – на фашистский мировой порядок, при абсолютном доминировании арийской расы, фашисткой форме власти на всей планете и иерархическом соподчинении всех остальных народов земли, в зависимости от цвета кожи, крови, уровня «цивилизованности». Советская геополитическая доктрина предусматривала коренное изменение существующего миропорядка в пользу социальной справедливости, иной смысл жизни человека (приоритет общинных ценностей),   равенство всех народов, мир без войн и аннексий.  Советская элита  после изгнания из её рядов Троцкого не ставила цели управлять человечеством, тем более - господствовать над ним. Приглашаю подтвердить мой тезис выдающегося британского историка А. Тейлора: «Русские не стремились властвовать, не хотели распространять коммунизм. Они желали безопасности, и лишь коммунисты и их попутчики могли ее обеспечить» (Тейлор А. Вторая мировая война. М., 1955, с. 539)

22 июня 1941 года соотношение сил в мире изменилось коренным образом: СССР, социализм, русский народ стали последней надеждой человечества на спасение от коричневой чумы. Впервые в человеческой истории народы мира молились на русского солдата… Сообразив, что с Гитлером вышла промашка,  Черчилль уже 22 июня 1941  г.,  обращаясь к нации, заявил: «Никто не был более упорным противником коммунизма, чем я… Но теперь все это отступает на второй план перед  лицом разворачивающихся событий. Опасность, угрожающая России, это опасность угрожающая нам и Соединенным Штатам». 24 июня о том же объявил американцам президент США Ф. Рузвельт. И даже лондонская «Таймс» в редакционной статье от 22 декабря 1941 г. писала: «Битва на восточном фронте является стержнем всей войны. В конечном счете, все зависит от нее». В ответ на панические настроения Запада, из Москвы прозвучало твердое: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». Смею утверждать, что 22 июня 1941 года по своему геополитическому статусу Советский Союз поднялся на высшую ступень в мировой иерархии…

Война втянула в свою кровавую орбиту 61 государство, 80 процентов населения планеты, поставила под ружье почти 110 млн. человек, военные действия охватили практически все континенты. Все народы мира вели в той или иной степени  борьбу за свои интересы, и только советский народ воевал за интересы человечества. Мессианская сущность русского человека, по Достоевскому – всечеловеческая, вселенская,  оказалась востребована летом 1941 года.  Итоги русской Победы стали главным событием ХХ столетия. Победа изменила мир, придала ему новое качество:

- порождённое западным колониализмом деление народов на дикие, варварские и цивилизованные ушло в историю (именно «варварские» народы внесли решающий вклад в разгром фашизма). Сегодняшние Китай, Индия, Арабский мир (та же Ливия) стали независимыми, благодаря русской Победе;

- ушла в историю неустойчивая многополярная европоцентричная модель мироустройства, на смену ей пришла  модель биполярная;

- у народов появилась возможность выбирать собственный путь развития;

- была создана эффективная система международной безопасности, основой которой стала универсальная международная организация – ООН, мир строился  отныне  на равновесии сил;

- СССР был признан лидером большей части человечества, социализм – наиболее эффективной моделью развития.

Все это совершил простой русский солдат. Земной поклон ему от имени всех людей планеты!  И в заключение, для молодёжи: война не остановила творческое, культурное, интеллектуальное  развитие советских людей. Создавались великая музыка, великая  литература, совершенствовалось оружие, совершались научные открытия, геологические партии открывали новые месторождения. В военном 1944 году линий метро строилось в 1,5 раза больше, чем сегодня. А это - еще один фрагмент Победы.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати