Ц. Содномдаржаа: «Мои встречи с Г.К.Жуковым незабываемы»

00:00 06.05.2011 Ольга Иванова, редактор журнала «Международная жизнь»


Народного маршала Георгия Жукова называют ещё и великим полководцем Монголии. Об этом журналу «Международная жизнь» рассказал  военный дипломат, орденоносец, участник Великой Отечественной войны, гражданин Монголии Цэрэндайшийн Содномдаржа. Он лично знал и неоднократно встречался с Г.К.Жуковым в те годы, когда  работал первым военным атташе при Посольстве Монголии в СССР. Судьба подарила  военному дипломату много интересных встреч, но он считает важнейшими событиями своей жизни встречи с прославленным советским полководцем, Маршалом Советского Союза Георгием Константиновичем Жуковым.

Биографическая справка: Цэрэндайши Содномдаржаа, двенадцатого, самого младшего сына скотовода и караванщика из Архайганского аймака, перевозившего грузы из Китая в Монголию, ждала судьба его ровесников – бескрайние пастбища, кочевая жизнь арата, может быть, уход в буддийский монастырь. Но у  - если у Содномдаржаа была огромная тяга к знаниям. Мальчик каждый день преодолевал на лошади более двенадцати километров к грамотному монголу (школ-то не было), чтобы тот научил его читать и писать. Когда же был призван в армию, то в полку среди призывников оказалось несколько человек, знавших грамоту.

Учёба, служба в армии зажгли в его душе желание стать профессиональным военным. В годы Великой Отечественной войны Ц. Содномдаржа обучался в военном училище  в Ташкенте, а затем в Калинине в Военной академии тыла и снабжения им. Молотова под именем Садкова Анатолия Константиновича (таковы были строгие правила тогдашней политической конспирации).

 В биографии Анатолия Садкова Парад Победы 24 июня 1945 года в Москве сыграл едва ли не решающую роль: в этот день он женился на медсестре Евгениии Голубевой. Она разделила с ним нелёгкую службу в монгольских гарнизонах. А затем Москва - в 1968 году Ц. Содномдаржаа назначили первым в истории наших стран военным атташе при Посольстве Монголии в Москве. На этом посту он находился двенадцать лет и очень много сделал для укрепления дружбы между нашими народами и армиями. В настоящее время 92-летний генерал-майор в отставке Ц. Сондомдаржаа живёт в Подмосковье с семьёй: сын с женой, две внучки и один правнук.

- «Международная жизнь»: В Вашей стране Г.К.Жукова называют полководцем Монголии. Для этого есть все основания?!

 Ц. Содномдаржаа: Монголия сыграла в жизни Георгия Константиновича Жукова огромную роль. В 1939 году японцы устроили провокацию на реке Халхин-Гол. Пользуясь тем, что в этом районе находились незначительные силы Монгольской народной армии, они внезапно атаковали их, оттеснили, оккупировали нашу территорию.

Г.К.Жуков тогда был заместителем командующего Белорусского военного округа по кавалерии. Ему было поручено возглавить группировку советских и монгольских войск, организовать отпор агрессору. И он блестяще справился с поставленной задачей. 1-ая армейская группировка, согласно замыслу Г.К.Жукова, мощными фланговыми ударами взяла в окружение японскую армию и полностью разгромила ее.

Халхин-Гол для Г.К.Жукова значил много. Здесь он состоялся как полководец. Мы, монголы, гордимся тем, что на монгольской земле  начал раскрываться выдающийся стратегический талант Г.К.Жукова. Уже тогда будущий маршал показал себя военным начальником острого аналитического ума, таланта и большой мощи.

Георгий Константинович был большим мастером отвлекающего манёвра: введение в заблуждение противника относительно своих намерений. Так, к примеру, в ходе отдельных операций на фронте он осуществлял ложные переброски сил и средств на сравнительно дальние расстояния, нанося удары там, где противник меньше всего ожидал. Именно подобный приём введения противника в заблуждение он с успехом применил в ходе подготовки наступательной операции у реки Халхин-Гол советско-монгольских войск в 1939 году. В результате такого манёвра у японцев сложилось глубокое убеждение, что монголо-советские войска собираются зимовать в районе Халхин-Гола. Это как раз и было нужно объединённому командованию для того, чтобы обеспечить скрытность подготовки к наступлению.

Результаты боёв  на Халхин-Голе, как считают многие историки, отрезвляюще повлияли на руководителей Японии, заставили их одуматься и отложить намечавшееся вступление в войну против Советского Союза.

Объединить и подчинить единому командованию, а также организовать успешное взаимодействие солдат двух различных государств против милитаристской Японии в боях за Халхин-Гол, была исключительно новой задачей, вспоминал при нашей встрече Георгий Константинович: «Я удовлетворён тем, что мне первому удалось успешно справиться с ней». Кроме того, ведь в ходе военной операции было задействовано большое количество различных подразделений и военной техники, и это явилось для него большой школой.

В Халхин-Гольской наступательной операции Г.К. Жуков умело применил массированный удар на главном направлении силами  авиации, артиллерии и механизированных войск. Этот опыт впоследствии широко применялся на фронтах Великой Отечественной войны и стал одним из основных принципов советского военного искусства.

Напомню, что свою первую Золотую Звезду Георгий Константинович получил за Халхин-Гольскую победу.

- «Международная жизнь»: А Вы сами участвовали в этих боях?

- Ц. Содномдаржаа: Любопытно, что однажды тот же самый вопрос задал мне Георгий Константинович. Я ему рассказал, что, к сожалению, в это время находился восточнее линии фронта. Наш 34-й кавалерийский полк Восточно-Гобийского аймака совместно с советской воинской частью стоял на границе в полной боевой готовности.

Выслушав меня, Г.К.Жуков заметил, что японцы в случае успеха на Халхин-Голе планировали развить наступление на том направлении, где находился наш 34-й полк – они сосредоточили там  две дивизии. В то же время готовность нашего полка и советской части в любой момент начать боевые действия не позволила японцам бросить эти дивизии в Халхин-Гольское сражение.

- «Международная жизнь»: Вы не один раз встречались с великим полководцем, и каждую встречу считаете незабываемой.

- Ц. Содномдаржаа: Да. Работая военным атташе при Посольстве Монголии в СССР с 1968 по 1980 год, мне довелось много раз встречаться с четырежды Героем СССР, Героем МНР, Маршалом Советского Союза – Георгием Константиновичем Жуковым. И каждая встреча дарила новые впечатления об этом замечательном человеке.

Трижды мы виделись с ним, как говорится, по официальному поводу. Так, в 1969 году к 30-летию Победы на Халхин-Голе Маршалу Г.К.Жукову было присвоено звание Героя МНР.

За выдающиеся заслуги в защите и укреплении свободы и независимости монгольского народа, мужество и героизм, проявленные в совместных боях против общего врага, за умелое и образцовое руководство советскими и монгольскими войсками в сражениях у реки Халхин-Гол в 1939 году, завершившихся полным разгромом японской 6-ой Квантунской армии, Президиум Великого Народного Хурала МНР по случаю 30-летия Победы над японскими захватчиками Указом от 12 августа 1969 года присвоил Маршалу Советского Союза Г. К. Жукову звание Героя Монголии.

Вручал награду тогдашний руководитель нашей страны Ю. Цеденбал. Сам, кстати, участник сражений на Халхин-Голе. Г.К.Жуков очень тепло пишет о нём в своих мемуарах. Присутствовал при вручении награды Посол Монголии, другие официальные лица. От Министерства обороны СССР был генерал армии И.И.Гусаковский. Его судьба также связана с Монголией. В годы Великой Отечественной  И.И.Гусаковский командовал танковой бригадой, приобретённой на средства монгольских тружеников. Присутствовали жена и дочь маршала.

Вручение происходило на даче Г.К.Жукова. Он был одет в штатский костюм, но в нём  чувствовалась военная «косточка». Когда стали читать Указ о награждении, маршал, несмотря на  болезнь, встал. Его попросили сидеть, документ был большой по объёму, с подробным описанием подвигов Георгия Константиновича. Я держал в руках награду и, когда чтение  закончилось, передал её Ю.Цеденбалу. Тот вручил орден Г.К.Жукову. Георгий Константинович растрогался, обнял и поцеловал Ю.Цеденбала. Мы все поздравили маршала.

Потом Георгий Константинович пригласил нас отметить награждение, и мы с удовольствием подняли за его здоровье по рюмке хорошего коньяка. Правда, сам маршал пил сок.

Сейчас, вспоминая эти встречи, хочу отметить, что Георгий Константинович был очень простым, душевным и искренним человеком. Прекрасным собеседником, так как говорил обо всём искренне и откровенно.

Помню, как во время одной из личных встреч, Г.К.Жуков сожалел о том, что по состоянию здоровья не может посетить Монголию, посмотреть и поклониться тем боевым местам, где воевал вместе с товарищами. Хотя из периодической печати, сообщений радио и телевидения он знал, что Монголия достигла больших успехов с тех пор, как он, будучи командующим 1-ой армейской группой советских войск, временно находился в Монголии по просьбе монгольского правительства.

Вспоминая о том периоде, когда он был главкомом в боях за Халхин-Гол, Георгий Константинович говорил, что было бы неплохо монгольским историкам совместно с советскими учёными-историками Института военной истории издать книгу о боевых действиях на Халхин-Голе. Ведь военные операции, осуществлённые в период сражений на монгольской реке, стратегия и тактика, применённая во время этих боёв, сами по себе уникальны. Издание такой книги, говорил Г.К.Жуков, может послужить хорошим учебником для будущих командиров.

Так, основываясь на опыте боевых действий на Халхин-Голе, стала очевидной необходимость внести некоторые изменения и дополнения в действовавший ранее полевой устав. Эту работу провела специально созданная Комиссия на высшем уровне, вспоминал Георгий Константинович.

Часто во время наших встреч Георгий Константинович вспоминал и о том, как храбро и мужественно сражалась 6-ая кавалерийская дивизия под командованием Л. Дандара (впоследствии Герой МНР), как умело руководил в ходе боёв частями и соединениями монгольской армии Ж. Лхагвасурен (будущий министр обороны МНР). Георгий Константинович отмечал, как хорошо была организована политико-просветительская и агитационная работа среди солдат. Он также говорил о той большой роли, которую проводили политработники в советских частях. Ведь необходимо было донести до сознания каждого солдата и офицера смысл военных действий, взаимной выручки, бережного отношения к труду простого солдата. Кстати, Г.К.Жуков всегда подчёркивал великую роль солдата. Даже просто трудно представить, если бы он узнал о сегодняшней «дедовщине» в армии.

На память приходит день, когда Георгий Константинович подарил мне с автографом свою первую книгу «Воспоминания и размышления». Он тогда говорил, что при перечитывании первого издания обнаружил некоторые неточности в цифрах и сокращение текста, поэтому в данный момент готовит второе издание. «Бывало, в день писал по две страницы, а сейчас пишу только одну, да и то с большим трудом, так как, прочитав написанное, часто по нескольку раз исправляю и переписываю»,- говорил Георгий Константинович. Помощь в работе над книгой второго издания Г.К. Жукову оказывали сотрудники Института военной истории и архива.

«Написать правду, то есть правдиво отразить исторические события, - это само по себе уже является ценностью, и я, - говорил Георгий Константинович, - постоянно об этом помню. Врать истории нельзя, иначе люди потом не будут верить».

- «Международная жизнь»: А чем запомнились другие встречи?

- Ц. Содномдаржаа: Они состоялись по просьбе самого маршала.

Георгий Константинович, обычно, передавал через сотрудников Управления по внешним сношениям Министерства обороны СССР, что хочет со мной встретиться. В сопровождении одного из них я и прибывал к маршалу.

Как-то Георгий Константинович обратился с просьбой – передать его подарок Ю.Цеденбалу. Это была известная картина, изображающая Тёркина на привале. Маршал передал мне своё письмо Ю.Цеденбалу: «Переведи его на монгольский». Я подумал и ответил: «Товарищ маршал, раз Вы подарили, на русском лучше будет…» Георгий Константинович помолчал немного и сказал: «А ведь точно, на русском языке сподручнее». Потом мне объяснил, что эту картину ему подарил в своё время Сталин. Такую же картину Сталин подарил и Мао Цзе-Дуну.

Дар Г.К.Жукова был огромных размеров, пришлось заказывать специальную машину, искать специалистов, которые отделили холст от рамы. Сейчас картина находится в Улан-Баторе, в Музее Жукова.

Однажды маршал попросил помочь в лечении болезни. «У вас ведь, - сказал он, - хорошо развита тибетская медицина». Как раз в то время в Москве находился наш известный врач Хайдов, он защищал докторскую диссертацию. Приехали на дачу, Хайдов внимательно выслушал Г.К.Жукова, сказал, что «стопроцентной гарантии нет», но подобрать лекарство можно. Хайдов передал в Монголию заказ на изготовление лекарства. Вскоре оно прибыло, и при нем имелась переведённая на русский язык инструкция. Каждый раз, встречаясь после этого, Георгий Константинович улыбался мне: «Помогает...»

Вспоминается наша встреча с Георгием Константиновичем, при которой он рассказывал о том, что, когда снимался фильм о Великой Отечественной войне, у Георгия Константиновича очень часто бывал киноактёр Михаил Ульянов, приглашённый сниматься в этом фильме на роль Маршала Жукова. Георгий Константинович этот фильм смотрел. «Вроде бы Михаил Ульянов похож на меня. Только в фильме М. Ульянов увешан орденами и медалями, в то время как я на самом деле чаще всего носил Звезду Героя и знак «За участие в боях на Халхин-Голе. Ну, что поделаешь, кино, как говорится, художественный образ», - сетовал Георгий Константинович.

 

-«Международная жизнь»: Когда началась Великая Отечественная война, монгольский народ не остался в стороне от своего ближайшего соседа. Расскажите, пожалуйста, об этом.

- Ц. Содномдаржаа: Вероломное нападение на Советский СоюзГермании вызвало огромный гнев и возмущение среди всего монгольского народа и армии. Монголы в те  тяжёлые годы всегда поддерживали советский народ и его армию.

С первых же дней войны по всей Монголии развернулся сбор средств в фонд помощи воинам Красной Армии. Кроме того, были отправлены десятки тысяч полушубков, валенок, меховых рукавиц и другого военного обмундирования, около 400 тысяч выносливых монгольских лошадей. Всего 8 эшелонов, в том числе свыше 60 тысяч индивидуальных посылок для солдат и  офицеров Красной Армии. Эшелоны с подарками сопровождались четырьмя группами делегаций. Несмотря на трудные времена, Георгий Константинович нашёл время для встречи с членами делегации, выезжавшими на фронт.

На средства монгольских аратов (скотоводы) была построена и передана Красной Армии эскадрилья истребителей «Монгольский Арат». В 1942 году монголами была приобретена танковая колонна, которая была передана 112-ой танковой бригаде и впоследствии стала именоваться «Революционная Монголия».  Монголы взяли на себя содержание личного состава танковой бригады и эскадрильи. «Революционная Монголия» успешно прошла по  дорогам войны и дошла до Берлина.

 - «Международная жизнь»: Как сегодня относятся в Монголии к маршалу Жукову?

- Ц. Содномдаржаа: Я уже говорил, что Г.К.Жуков любил Монголию. В заключение хочу рассказать, как относились раньше и сейчас относятся у нас в стране к Георгию Константиновичу. Правительство МНР, кроме Золотой Звезды Героя, удостоило его трёх орденов Сухэ-Батора, двух орденов Боевого Красного Знамени – высших наград страны.

В 1946 году ему присвоили звание Почётного гражданина города Улан-Батора. Танковый полк в составе второй мотострелковой бригады монгольской армии переименован в полк имени маршала Г.К.Жукова.

С сентября 1939 года по май 1940 года Георгий Константинович жил с семьёй в Улан-Баторе. В этом доме открыт Музей Жукова.

Георгий Константинович говорил: «Монголия сделала меня Героем, и я рад тому, что она чтит и помнит меня при любых условиях моей жизни». «Я прожил жизнь с осознанием, что приношу пользу народу, а это – главное в моей жизни», - писал Георгий Константинович, оглядываясь на пройденный путь. Он имел право на эти слова.

- «Международная жизнь»: Спасибо большое, уважаемый Содномдаржаа, за интересную беседу.Крепкого Вам здоровья и долгих лет жизни!

 

Фотографии из семейного альбома Ц. Содномдаржа

Версия для печати