Ж. Ф. Бертонья: Конец американской гегемонии в Южной Америке?

00:00 06.04.2011 Андрей Давыденко, «Международная жизнь»


Вышел в свет очередной выпуск журнала  «Negocios Estrangeiros» - официального издания Дипломатического института Министерства иностранных дел Португалии. Сборник, который выходит из печати с полугодовой периодичностью,  традиционно содержит актуальные статьи по вопросам внешней политики Португалии, геополитическим проблемам, анализирует основные аспекты  внешнеэкономической деятельности страны на различных направлениях,   уделяет внимание историческим и культурным связям Португалии с миром.  Журнал печатается на португальском языке, ряд материалов представлен на английском.

18-й  номер издания предлагает читателю  весьма разнообразную по темам и  жанрам профессиональную подборку статей национальных и зарубежных авторов, в которых   помимо профильной  прикладной информации, присутствуют  аналитические исследования фундаментального характера,  дающие  массу пищи для ума.

Приятно порадовало   русское имя  в перечне авторов сборника - Светлана Балашова, журналист и историк,  известная своим  весомым вкладом в пушкиниану. Португальское издание публикует на своих страницах собранные ею материалы о   Рафаэле да Круз Геррейру  (Rafael da Cruz Guerreiro) – Чрезвычайном посланнике и Полномочном министре Португальского Короля при Петербургском дворе, через  судьбу которого  удивительным образом  преломились  события, связанные с   трагической гибелью великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Захватывающее повествование.  Читается на одном дыхании. Признаюсь, был большой соблазн рассказать более подробно именно об этом. Но, дабы, не получить упрек в пристрастии к творчеству соотечественницы, предложу вашему вниманию для более подробного ознакомления другую работу, не менее интересную. Она -  не о прошлом,  наоборот, обращена в будущее и полностью соответствует  профессиональной специализации внешнеполитического издания. Речь идет об аналитическом прогнозе Жоао Фабиу Бертонья (Joao Fabio Bertonha),  бразильского ученого-историка, преподавателя кафедры истории государственного Университета г. Маринга (Бразилия).  Название  работы   очерчивает круг его  исследований: «Конец американской гегемонии в Южной Америке?  Россия, Китай и Евросоюз – новые региональные игроки?». Свои варианты ответов на эти вопросы   бразильский ученый дает в предлагаемом аналитическом прогнозе.  

 Вступление    

 Автор напоминает о традиционно доминирующем положении  США в Латинской Америке, подразделяя процесс ее «освоения» американцами на пять исторических периодов.  Первый – так называемый период «пре-гегемонии» (до 1898г.);  второй (1898-1945г.г.) –  период, когда США,  «избежав риски немецкой интервенции и британского влияния», сумели с помощью экономических, военных и культурных рычагов существенно продвинуться  в регион и в нем обосноваться; в третий  период (1945-1969г.г.)  США уже прочно закрепились на континенте, в то время как  на четвертом (1969-1990г.г.) американская гегемония подверглась определенным испытаниям.  С 1990  по 2000 годы влияние Америки несколько стабилизировалось, хотя и не восстановилось в прежних объемах. В настоящий момент процесс ослабления влияния США продолжается,  отмечает автор и перечисляет характерные тому свидетельства: утрата Соединенными Штатами ряда позиций в политическом и экономическом пространстве Южной Америки. Формирование группы боливарианских государств с откровенно антиамериканской «повесткой дня».  Политическое и экономическое восхождение Бразилии. А также возросшая активность России, Китая и Евросоюза.  В этой связи,  Жоао Фабиу Бертонья задается следующими вопросами: в чем  сегодня проявляют себя «заморские»  игроки на латиноамериканском поле?  Насколько велика вероятность того, что в будущем они смогут диктовать свою «повестку» всему региону? Останется ли Северная Америка без Южной,  и как в ближайшие несколько лет изменится роль  Бразилии, уже обладающей немалой толикой автономии и регионального влияния?

 Россия: символизм присутствия

 В последнее время  много пишут  о «возвращении Москвы» в Латинскую Америку,  о том, что Россия,  «оправившись от  коллапса, вызванного распадом СССР,  начала оказывать  беспрецедентное внимание региону с намерением  сформировать потенциальную базу своего влияния в  нем».

Ясным сигналом «русского возвращения», по мнению бразильского ученого, стало, помимо участившихся визитов высокопоставленных официальных делегаций,   возросшее  военно-морское присутствие России в Карибском бассейне, а также попытка формирования в противовес США  некоего альянса  с боливарианскими республиками:  Никарагуа, Боливией, Кубой  и, конечно, Венесуэлой.  Между тем,  говорить серьезно о каком-то усилении «русского влияния»  преждевременно, считает Жоао Фабиу Бертонья. Возможно, это -  одна из реальностей будущего, но сегодня  - это скорее «…область мифов и символизма. Сколько-нибудь значимых изменений в стратегическом региональном  «раскладе» от данного фактора  ожидать не следует».     Для Венесуэлы поставки российского оружия – это всего лишь способ хоть что-то противопоставить США в случае конфликта. Трудно предположить, что это оружие будет когда-нибудь повернуто против соседей по континенту. Что до антиамериканизма Уго Чавеса, то он носит весьма ограниченный характер: венесуэльская нефть по-прежнему течет на нефтеперерабатывающие заводы США. Бразильский ученый не склонен также преувеличивать значение военно-морского присутствия России  в регионе. По его мнению, в случае регионального конфликта, российские военные моряки поступят так же, как морские пехотинцы США в российско-грузинской войне: геополитические риски перевесят чашу весов в пользу невмешательства: «Россия - далеко, а США – здесь, за углом». Более того: обладая значительной  военной силой,  Россия, по мнению автора статьи,  «не способна перенести ее за океан». 

Россия,  продолжает автор, - крупнейший рынок для латиноамериканской продукции, прежде всего сельскохозяйственной, но  российская экономика целиком зависит от нефти, что делает ее уязвимой. Культурный посыл России в Южную Америку также ограничен.  «Единственный российский призыв, пользующийся ответной реакцией в регионе: положить конец американской униполярности».  С этим согласны все, но этого недостаточно для формирования устойчивой  «пророссийской оси»,  заключает Жоао Фабиу Бертонья.

 Китай: торговля и политические альянсы

 «Учитывая впечатляющий экономический рост, усиливающееся дипломатическое и военное влияние Китая в мире, легко предположить, что страна может стать заметным игроком на экономическом и геополитическом пространстве региона в ближайшие годы», - пишет  Жоао Фабиу Бертонья.   – Такой вывод становится еще более обоснованным, если посмотреть, какими темпами развиваются торговля и двусторонние отношения стран континента с Китаем в течение последних десятилетий… Эту новую реальность некоторое время назад даже невозможно было себе представить», - отмечает автор. 

Китай сегодня – один из крупнейших торговых партнеров  Латинской Америки. У разных групп латиноамериканских государств - свои интересы в этом  взаимовыгодном бизнесе.  Сам же Китай, помимо чистой коммерции и «традиционной риторики на тему бойкота Тайваня», преследует также и цели  «политико-культурно-дипломатического характера». Бразильский ученый-историк напоминает о том, что в 2006 году в Мехико был открыт первый в Латинской Америке Институт Конфуция и связывает с этим событием заметно возросший интерес латиноамериканцев к китайской культуре и китайскому языку.

Вместе с тем,  продолжает Жоао Фабиу Бертонья,  Китаю для того чтобы утвердится в качестве «значительной силы» в Латинской Америке, необходимо решить ряд проблем. Так, несмотря на увеличившееся количество военно-технических контрактов со странами региона, объемы продаж вооружений китайского производства продолжают оставаться минимальными. Китай не имеет реальных инструментов «военно-стратегической проекции» на регион в отличие от США, ему нечего противопоставить Пентагону.

Перспективы культурной экспансии Китая также не высоки, несмотря на динамичный рост китайской диаспоры. География распространения Институтов Конфуция в мире показывает, что  для культурной политики Китая  Латинская Америка не является  приоритетной целью. Жоао Фабиу Бертонья  обращает также внимание на тот факт, что в экспортно-импортной системе Китая, ставшим мировым  «заводом по переработке сырья и производству товаров»,  Латинской Америке отводится роль именно сырьевой базы.  В свете таких подходов,  замечает автор,  Китай малопривлекателен для промышленно развитых стран региона.

«Главное же препятствие к тому, чтобы  утвердиться в качестве серьезной силы на континенте, - это собственное  нежелание Китая становиться таковой, по меньшей мере, сейчас», - пишет автор. Для Китая укрепление торгово-экономических отношений со странами Латинской Америки – крайне выгодно и интересно. Но его приоритетными  союзниками и партнерами остаются Северная Америка, Европа и Азия. Китай, по мнению, Жоао Фабиу Бертонья, не будет дожидаться  «очагов напряжения» и предпочтет уступить своему главному партнеру - США, если почувствует, что «наступает на американские интересы» в регионе.

 Европа: «мягкая сила» и ее границы

 В отличие от России и Китая у Европы есть две характерные особенности. Во-первых, она – не новичок в Латинской Америке, исторически она там  очень давно и никуда не уходила.  Вторая  же особенность заключается в том, что у Европы нет единой внешней политики. Это несколько затрудняет анализ европейского присутствия на континенте. Необходимо учитывать не только позиции Брюсселя, но также Парижа, Берлина, Рима, Лиссабона и других стран. «Но в любом случае, - констатирует бразильский исследователь, - позиции Европы, как таковой,  в Латинской Америке достаточно прочны, а двусторонние отношения с подавляющим большинством латиноамериканских партнеров - гармоничны». Кроме того, южноамериканский общий рынок (Mercosul) и ЕС имеют  дополнительный  потенциал  для динамичного роста товарооборота  в условиях блоковой системы, позволяющей лучше координировать те или иные инициативы.

Веским аргументом в пользу Европы являются ее «возможности  на культурном пространстве, фундаментальной области применения «мягкой силы». Здесь у европейцев  колоссальное преимущество, которое они могут  активно использовать, привнося разнообразие и  задавая  новые параметры и очертания», -  считает Жоао Фабиу Бертонья.  В Латинской Америке, как нигде больше, - самая что ни на есть благодатная для этого среда. Судите сами: «в разных странах региона ассимилировались и начали думать по-бразильски или, скажем, по-аргентински  порядка 30 миллионов итальянцев, 25 миллионов испанцев, около 15 миллионов немцев, 50 миллионов португальцев, не говоря уже о выходцах из Польши, Скандинавии, России…».  Однако, чтобы «рычаги мягкой силы» заработали,  в них нужно инвестировать. Этого не происходит или, по крайней мере, признаки такого рода инвестиций малозаметны.  Бразильский ученый проанализировал  деятельность основных европейских культурных фондов (институтов Сервантеса, Гете, Данте Алигьери…).  Из 73 филиалов Института Сервантеса, к примеру, 36 расположены в Европе, 15 – в странах мусульманского мира, и только 9 – в Латинской Америке, причем, все -  в Бразилии. Другой пример: португальский  Институт Камоенса насчитывает всего 18 культурных центров, из которых один -  в Бразилии, 5 -  в Азии, 10 -  в Африке и 2 – в Европе. Схожая ситуация сложилась и с  аналогичными институтами Италии и Германии.  Приведенные данные  служат иллюстрацией того, что Южная Америка, хотя и не обойдена вниманием, но в число приоритетных направлений деятельности европейских культурных фондов не входит. Жоао Фабиу Бертонья  делится еще одним   наблюдением: «различные культурные сети, созданные европейскими странами, похоже, больше соревнуются друг с другом, нежели сотрудничают в работе над общим проектом».  Разобщенность и разнонаправленность европейской внешней культурной политики, являющаяся отражением отсутствия внутреннего  единства Европы, осложняет любые ее инициативы за пределами  «старого континента».

Ссылаясь на исторический опыт, автор исследования отмечает также, что внешняя политика, основанная, преимущественно, на использовании «мягкой силы»,  практикуется, в основном,  за недостатком иных рычагов влияния:  главным образом,  военно-политических. Сама по себе, и даже в сочетании с экономической и культурной составляющей,  она  не способна «перевести Южную Америку (особенно Центральную ее часть, а также  Мексику) с орбиты Вашингтона на орбиту Брюсселя.  Требуется мощное военно-стратегическое усилие, сделать которое Европа, с одной стороны, не может, а с другой, - по мнению автора, - не видит в этом смысла». Вывод,  к которому приходит Жоао Фабиу Бертонья,  следующий:  позиции Европы в Латинской Америке достаточно прочные, но пределы ее влияния на регион ограничены.

 США: безраздельное господство больше не гарантировано

 На протяжении всего  ХХ века    безраздельное господство США на Латиноамериканском континенте было абсолютным и воспринималось как данность.  Впрочем, и сегодня оно, во многом,  сохраняет таковые черты,  считает бразильский ученый.

Экономики стран  Центральной Америки, а также стран Карибского бассейна, фактически являются  частью экономики США. Природные ресурсы этих стран продолжают оставаться открытыми для американцев. Торговый оборот  с США по данным за 2007 год в пять раз превышал  объемы торговли  стран региона с Китаем. А  цифровая разница между американскими и китайскими инвестициями в Южную Америку,  вообще,  астрономическая.

С позиций реального политического и культурно-идеологического влияния  у США практически нет конкурентов в регионе: возможности Госдепа США в этом смысле огромны.

С военно-стратегической точки зрения США также находятся в привилегированном положении благодаря  своему  непосредственному военному присутствию в  ряде стран Центральной Америки, а также интенсивным военно-техническим контактам с большинством государств континента.  Колумбия, где расквартированы несколько военных баз США,  вообще,  является настоящим  форпостом  Пентагона.  А четвертый флот армии США - доминирующей военно-морской силой, которая полностью контролирует акваторию между двумя Америками. Даже если принять во внимание тот факт,  что боливарианские государства в своих национальных военных доктринах идентифицируют США как  главного противника,  никакой серьезной военной угрозы для американцев в регионе все равно не существует. Неудивительно поэтому, что в американских  изданиях, специализирующихся на военно-оборонной тематике, Латинская Америка упоминается, в основном, в связи с наркотрафиком и нелегальной иммиграцией.

"Но даже с учетом всех вышеперечисленных обстоятельств, -  продолжает Жоао Фабиу Бертонья, – появление новых «игроков» на континенте вызывает у Соединенных Штатов определенное беспокойство. Они видят в них потенциальную угрозу в будущем. В стране даже развернулись алармистские дебаты на тему, как нам вернуть Южную Америку".

На самом деле, главная проблема для США – Китай,  считает автор. Российское военное присутствие раздражает, но оно  не критично. Культурное влияние Европы мешает, но не очень: ЕС – союзник США. А вот Китай с его быстрорастущей торговлей, действительно,  внушает опасения, чреватые стратегическими рисками в будущем. По мнению части американских аналитиков, для Китая торговля – лишь первый этап более амбициозного и далеко идущего «латиноамериканского плана».

На правительственном уровне  такие риски оценивают, но  практическими действиями не отвечают. У Америки есть более насущные вопросы, связанные с Ближним Востоком и с собственными внутренними проблемами, прежде всего экономического характера.  Кроме того, запас прочности  и  объем совокупной  ресурсной базы влияния США на латиноамериканский регион таков, что Белый Дом, действительно,  может позволить себе не испытывать особых беспокойств от  присутствия России, Китая и Европы.

Кто, действительно, может повлиять на изменение геополитического «расклада»  на континенте, так это  Бразилия,  считает Жоао Фабиу Бертонья и посвящает этой теме  следующий раздел своего аналитического прогноза.

 Бразилия: ключевой фактор

 Бразилия вступает сейчас в новый период своей истории. Быстрорастущая экономика страны способна вывести ее в мировые лидеры,  считает автор исследования. В военно-политическом отношении у Бразилии  также широкие перспективы, особенно после принятия новой Стратегии Национальной обороны (2008 г.) и заключения Договора о стратегическом партнерстве  с Францией  (2009 г.).  За последние годы серьезно укрепились позиции страны на международной арене. В самой же Латинской Америке она уже сегодня считается лидером и экономическим «локомотивом». Если данные тенденции получат дальнейшее развитие, у Бразилии, по мнению Жоао Фабиу Бертонья,  есть все шансы претендовать на ключевую роль, став своего рода «пропускным пунктом» в Латинскую Америку для всех, кто хотел бы получить «входной билет» в нее.

Четверо основных претендентов это понимают и ведут себя подобающим образом.   Сама Бразилия проявляет осмотрительность, дабы избежать «ненужных зависимостей и не  отдавать предпочтения какой-то одной стране:  она для всех держит двери открытыми». 

Далее Жоао Фабиу Бертонья приводит анализ того, как складываются двусторонние отношения с каждой из отдельно взятых стран «большой четверки».

В бразильско-российских отношениях,  пишет автор,  в последние годы наблюдается впечатляющий прогресс. Это касается практически всех сфер: дипломатии, торговли, научно-технического сотрудничества.  Бразилия и Россия выступают союзниками в группе стран БРИК.  Цементирующим звеном бразильско-российского альянса является общий пункт об отказе от однополярного мира и переходе к миру многополярному. Вместе с тем, Бразилия не заинтересована в поддержке  «российско-боливарианской оси» в противовес США.  Более того, ей уже сейчас приходится «сдерживать и модерировать» Чавеса, чтобы не испортить отношения с Вашингтоном.  Из этого ученый делает следующий вывод: «границы бразильско-российского сближения заканчиваются там, где начинает «маячить» угроза конфронтации с США».

С Китаем у Бразилии - тот же, что и с Россией, общий пункт о многополярном мире. С этой точки зрения, внешнеполитические стратегии двух стран гармонизированы, что подтверждают их   согласованные действия на различных международных форумах. Однако перспектива возникновения некоего альянса между Бразилиа и Пекином, который бы открыто, оппонировал американской стратегии, слишком фантастична.  «Это не нужно ни Бразилии, ни Китаю», – утверждает Жоао Фабиу Бертонья.  Автор напоминает также, что обе страны, успешно сотрудничая в самых разных областях, в том числе  в области освоения космоса, наибольшего прогресса добились в торговле. В прошлом году, впервые за всю историю, Китай вышел на первое место в списке крупнейших торговых партнеров Бразилии. Вместе с тем, «наводнение» не только бразильского, но и всего латиноамериканского рынка массовой дешевой китайской продукцией становится сдерживающим фактором в плане укрепления доверия, в том числе в связи с «отсутствием у китайцев традиции инвестировать».

Что касается Европы, то между Бразилией и Евросоюзом,  напоминает исследователь,  подписан Протокол о взаимном партнерстве (Лиссабон, 2007г.), значительно  расширяющий области двустороннего взаимодействия. И если в развитии торговых связей периодически возникают моменты напряжения, то в области культурного обмена дела идут как нельзя лучше - потенциал здесь огромен.

Военно-стратегическое партнерство – еще одна  сильная сторона  двусторонних контактов с Европой. «Складывается впечатление, - пишет автор, - что после подписания Договора о партнерстве с Францией и массовых закупок военной техники и вооружений французского производства для нужд бразильской армии,  Европа стала привилегированным союзником Бразилии». Жоао Фабиу Бертонья приводит данные, что после сближения с Францией, ряд стран Евросоюза, испытывая «некоторую ревность», также  стали заявлять о себе. Бразилии это пошло только на пользу. Вместе с тем, ученый  в своем исследовании дает понять, что Париж, как и другие члены ЕС и НАТО, никогда не пойдет на какие-то шаги, которые серьезно противопоставляли бы его Соединенным Штатам в Латинской Америке.

Центральным  пунктом внешнеполитической «повестки»  для Бразилии продолжают оставаться  «сохранение и поддержание устойчивых политических экономических и  культурных связей со своим историческим союзником - США, чья ведущая роль в Южной Америке никем пока не может быть оспорена».  Параллельно с этой генеральной линией Бразилия  пытается добиться для себя  определенной степени автономии, «очертить свою зону эксклюзивного влияния». В контексте такой двуединой задачи нельзя исключить перспективу формирования «оси  Вашингтон-Бразилиа, которая будет стабилизировать континент,  и управлять им», -  заключает автор.

 Заключение

 С приходом новых игроков в Южную Америку можно было бы допустить возможность начала его поляризации,  формирования «клубов по интересам». Например: российская «ось», включающая боливарианские государства; американская «ось», контролирующая Центральную Америку и Мексику с форпостом в Колумбии, а, возможно, и Перу;  европейская (французская) «ось» с центром в Бразилии.  Китай при этом остается  в тени, но это как раз дает ему определенные возможности для маневрирования и геополитических заигрываний, скажем, с Каракасом и Боготой. Возможно ли такое?  - задается вопросом Жоао Фабиу Бертонья и сразу же отвечает: нет, такой сценарий абсолютно нереален. «В сегодняшней Латинской Америке отсутствуют предпосылки  для подобного рода поляризаций, нет устойчивых альянсов против четко обозначенных противников».

Восхождение Бразилии с  ее амбициями регионального лидерства и видимыми устремлениями в сторону  «некоторой автономии и  ограниченного дистанцирования», безусловно, является важнейшим фактором, который будет определять дальнейший «геополитический расклад» в Южной Америке,  подчеркивает исследователь.  «Русским, китайцам и европейцам, возможно,  придется реализовывать свои внешнеполитические проекты на континенте через бразильский континентальный проект».

Главной же силой в Латинской Америке, хотя  и без былого  безраздельного господства, по-прежнему, остаются США. «Этот ключевой фактор, в обозримом будущем, никуда не исчезнет и будет продолжать влиять на все региональные процессы», - завершает свой аналитический прогноз бразильский ученый-историк Жоао Фабиу Бертонья.[1]

 Комментарий

 Позволю себе краткий комментарий к изложенному материалу.

Исследование бразильского аналитика, который, по собственному признанию, опирался на  открытые источники - публикации в СМИ, научную литературу, документы, находящиеся в свободном доступе в сети Интернет, -   представляет собой глубокое и всестороннее осмысление процессов, происходящих сегодня в Латинской Америке и вокруг нее.

Считаю, что  автором дана правдоподобная, в целом,  характеристика как  основных нерегиональных  субъектов  южноамериканского театра действий с их геополитическими устремлениями, так и  расстановки сил внутри региона.  

В своей работе исследователь делает особый акцент на «бразильском факторе»,  рискуя получить  упрек за  «лоббирование» своей страны. Но это –   авторское право, кроме того, -  взгляд эксперта изнутри.  Мне как человеку, знакомому с  бразильской действительностью не понаслышке и давно следящему за развитием событий в этой части Латинской Америки, также  представляется весьма реалистичной перспектива  лидерства Бразилии не только в регионе, но и за его пределами. Вместе с тем, я не  разделяю идею безусловного бразильского «миссионерства» в качестве «пропуска» на континент  для «нерезидентов». Не стоит недооценивать значение двусторонних контактов региона с остальным миром как с позиций сегодняшнего дня, так и в будущем.  У двусторонней дипломатии стран Южной Америки, с моей точки зрения, - серьезный потенциал.

Так же  не стал бы исключать иные, отличные от тех, что предлагает автор, сценарии с участием Китая, Европы и США.  Мир меняется, становится многополярным, и конфигурации будущих  геополитических союзов могут принимать  самые неожиданные очертания. Возможность формирования гипотетической  «оси» «Вашингтон-Бразилиа»  вероятна в той же степени, на мой взгляд,  что и появление, к примеру,  потенциального альянса «Вашингтон-Пекин» в южноамериканской проекции. Особенно, если учесть фактор растущего китайского экономического «лобби».

Относительно неминуемого  господства США на континенте я бы поспорил, если бы автор не сделал существенную поправку на «обозримое будущее». В такой редакции выводы выглядят корректно. Не могу не отметить при этом, что  границы обозримого будущего в  условиях стремительных геополитических модификаций ХХI  века достаточно размыты.

Что касается оценки автором роли России, замечу только одно: усилия российской внешней политики на латиноамериканском направлении не преследуют цель   чисто «символически отметиться» в регионе.  

Подводя итог, выражу мнение, что исследование Жоао Фабиу Бертонья, дает простор для широкой профессиональной дискуссии, и это - большой плюс  автору. Аналитический прогноз бразильского ученого-историка заслуживает, на мой взгляд, того, чтобы  с ним ознакомились  не только  ученые-латиноамериканисты, но и представители внешнеполитических и внешнеэкономических  структур  заинтересованных стран,  деятельность которых связана с Южной Америкой.

 Ключевые слова:

Гегемония, Южная Америка, Соединенные Штаты, Бразилия, Китай,  Европейский Союз, Россия.        

      



[1]  Joao Fabio Bertonha, Doutor em Historia pela Unicamp, Professor do Departamento de Historia da Universidade Estadual de Maringa e Pesquisador bolsista do CNPq, todos no Brasil. Atualmente (2010) faz estagio de pos-doutorado na Universita di Roma (La Sapienza).

 

“Negocios Estrangeiros”, Publicacao semestral do Instituto Diplomatico do Ministerio dos Negocios Estrangeiros,  Dezembro 2010, Numero 18, pp. 121-141

Версия для печати