Ядерный фактор в международных отношениях и «иранский вопрос»

00:00 09.06.2010 Виктор Ковалёв, политолог


Ядерный фактор в международных отношениях – вновь в центре мировой политики. Ослабление роли Договора о нераспространении ядерного оружия было неизбежно. Договор не мог помешать «горизонтальному распространению» ЯО, появлению его у Израиля, Индии, Пакистана, КНДР, ЮАР. Причина - в дискриминационном характере Договора. Абсолютно невозможно объяснить, почему одним странам можно иметь ядерное оружие, а другим нельзя.

США в попытках строить мир «под себя» нанесли несколько мощных ударов режиму нераспространения.

Первый удар – выход из договора по ПРО 1972 года.

Второй удар – принятие новой ядерной доктрины, которая снизила порог возможного применения ЯО и фактически перевела его из категории средств сдерживания в категорию оружия поля боя. Как отмечала недавно The Financial Times, разоруженческие инициативы Барака Обамы – это «тактический ход для противодействия иранской пропаганде». Призыв Вашингтона к тотальному ядерному разоружению усилил позиции США в сложной ядерной дипломатии, ведущейся в ООН. «Имитация веры во всеобщее ядерное разоружение - необходимый элемент западного лицемерия».

Третий удар, нанесённый Соединёнными Штатами по режиму нераспространения, связан с признанием ими Индии де-факто ядерной державой.

Четвертый удар связан с усилением «силового компонента» во внешней политике США и НАТО, с объявлением всего мира зоной их жизненно важных интересов. После Югославии, Ирака, Афганистана совершенно ясно, что сегодня для стран, насчёт которых у Вашингтона есть «подозрения», ядерное оружие - это единственный способ оградить себя от «демократизации» с использованием крылатых ракет и авиации. Северной Корее достаточно было выйти из ДНЯО и объявить себя ядерной державой, чтобы эскалация угроз в её адрес заметно снизилась.

 

***

 

Международный фон, на котором проявляет себя ядерный фактор, крайне неблагоприятен для принятия согласованной программы действий по противодействию «горизонтальному» распространению ЯО.

1)Ядерное оружие, с одной стороны, является своего рода «супероружием», применение которого чревато катастрофическими последствиями. С другой стороны, эти же свойства «супероружия» позволяют рассматривать ядерные вооружения как важный инструмент достижения жизненно важных национальных (групповых, частных) интересов. В мире налицо две противоречивые тенденции: идут процессы ядерного разоружения, и в то же время государства всё активнее используют ядерный фактор в деле обеспечения своих национальных интересов.

2)Развал Бреттон-Вудской системы и кризис, начавшийся в 2008 году, привели к тому, что главный инструмент власти США на международной арене – доллар, не обеспечиваемый золотом, поддерживается исключительно военной силой. Это усиливает стремление других государств к обладанию ядерным оружием.

3) Происходящие на протяжении ряда лет «восстание Азии» обостряет стремление Запада не допустить появления новых ядерных государств. То есть грабить страны с неразвитой экономикой, потреблять львиную часть ресурсов планеты Запад хочет «неконвенционально», а вот воевать за это «право» - исключительно «конвенционально», в форме шоу «бесконтактных войн», без риска получить ответный удар с использованием оружия массового поражения.

4)Наблюдаемое увеличение «геополитической дистанции» между миром ислама и Израилем толкает израильтян к сохранению своего ядерного статуса как последней надежды обеспечения военной безопасности, а это сразу же заводит в тупик проблему денуклеизации Пакистана, обеспечения режима нераспространения на Ближнем и Среднем Востоке.

 

***

 

Серьёзным препятствием к принятию согласованной программы противодействия «горизонтальному» распространению ядерного оружия является «иранский вопрос». По отношению к Ирану - члену ДНЯО применяется своеобразная «презумпция виновности» в форме: «ты докажи, что…». Вашингтон пользуется ядерной программой Ирана для оправдания своей поддержки Израиля, а Израиль пользуется воинственными декларациями Ахмадинежада, чтобы иметь поддержку США, давая понять, что иначе он нанесет удары по ядерным объектам Ирана в одностороннем порядке.

А ведь Иран подписывал ДНЯО, принимал у себя международных инспекторов (пусть с ограничениями), и МАГАТЭ не уличило его в нарушении Договора. Рациональная интерпретация существующего положения вещей должна была бы подтолкнуть Запад к тому, чтобы использовать ДНЯО для дипломатического взаимодействия с Ираном и привлечения его к реальным усилиям по установлению более жесткого контроля над торговлей ядерными материалами и ноу-хау.

Вместо этого делается нечто противоположное: Иран пытаются загнать в угол, угрожают санкциями, которые лишь укрепляют позиции иранского правительства.

Получается, что ДНЯО не работает. Договор неравноправен, отдаёт лицемерием, перегружен исключениями. А применительно к Ближнему Востоку лицемерие Лондона и Вашингтона переходит все границы: утверждается, что поддержание мира возможно только путем сохранения ядерной гегемонии Израиля (страны, которая отказалась подписывать ДНЯО) и «наказания» Ирана - страны, которая это сделала. Комментарии излишни.

США, разыгрывая партию на «великой шахматной доске» в условиях международной пассивности России, завели игру в цугцванг, когда все ходы плохие.

Версия для печати