Энергетическая дилемма Центрально - Восточной Европы

00:00 21.03.2011 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Апокалиптическая катастрофа в Японии вновь напомнила о хрупкости нашей рукотворной цивилизации. Землетрясение, вызвавшее цунами,  последующий выброс радиоактивных элементов на АЭС «Фукусима» заставляют бросить беглый взгляд в другом направлении, противоположном от Японских островов – в сторону Центрально-Восточной Европы (ЦВЕ).

Следует учитывать, что европейский континент конца 1980-х и европейский континент сегодня – это с геополитической точки зрения две большие разницы. С момента падения социалистической системы Европа претерпела колоссальные геополитические изменения. Европейское политическое пространство переформатировано до неузнаваемости. Европа «старая» и Европа «новая», несмотря на желание быть более самостоятельными во внешней политике, ориентированы на США. Особенно заметно желание «новичков» Евросоюза окончательно вписаться в американский геополитический ландшафт. Но сделать это им не позволяет досадная зависимость от российского газа. Диверсификация его поставок – задача-минимум для правительств восточно-европейских государств.

Сегодня многие страны ЦВЕ испытывают сильную зависимость от ядерной энергетики. Проблемы в энергетической области, с которыми сталкивается ЦВЕ, во многом стандартны – устаревшее оборудование, высокий уровень энергопотребления, нехватка топлива, недостаточные инвестиции в энергетический сектор. Последняя проблема мешает осуществить плановую модернизацию действующих энергоблоков или запустить новые, поскольку, по оценкам экспертов, стоимость одного реактора в 1000 мегаватт – более $4 млрд..  Но желание осталось. Введение в эксплуатацию собственных реакторов способствовало бы уменьшению зависимости стран ЦВЕ  от поставок российского газа. На сегодня в объединённой Европе 30% энергии производятся на АЭС, 29% - на угле и более 15% - на газе.

Но ЦВЕ не является однотипным экономическим образованием. Центрально-восточно-европейские страны можно условно разделить на три группы. Первая, т.н. северная группа, куда входят Польша и вся Прибалтика. Для этих стран пока характерна низкая степень экономической интеграции или же её малые объёмы. Если Латвия, Литва и Эстония совместно реализуют отдельные экономические проекты, то Польша развивает сотрудничество в основном, только с Литвой.

Вторая  -  центральная группа  объединяет  Венгрию, Чехию, Словакию. Венгрия и Чехия – страны с развитой индустрией, в то время как Словакия не может похвастать особыми промышленными мощностями.  

Третья - южная группа  включает  Румынию, Болгарию, Албанию и бывшие республики СФРЮ. В прошлом эти страны не обладали развитой инфраструктурой и промышленностью, поэтому и сегодня они отстают от других стран ЦВЕ по большинству показателей.

С самым крупным восточно-европейским государством – Польшей – у РФ исторически складываются наиболее болезненные отношения. Невзирая на существенное потепление отношений, до искреннего партнёрства Москвы и Варшавы ещё далеко.  На данный момент Польша на 95% зависит от угля, а также от российского газа.  Предполагается, что к 2020 г. Варшаве удастся построить несколько ядерных реакторов, что значительно снизит зависимость поляков от  угля и российского «голубого топлива».  Варшава стремится в региональные лидеры. Она старается обеспечить себе крепкий «энергетический тыл» и здесь энергетика тесно переплелась с политикой. Поэтому Польша  готова сотрудничать в энергетической области даже с «недружественной» Белоруссией.  В соответствии с программой по развитию атомной энергетики, Варшава собирается построить две собственные АЭС. Первый из блоков будет запущен в 2022 г.  Польские власти настороженно наблюдают за атомными проектами Минска и Москвы. Достаточно сказать, что после  заседания Совета министров Союзного государства и Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества, состоявшегося в Минске 15 марта, белорусская оппозиция  выступила с протестными заявлениями против достигнутых договорённостей о вводе в эксплуатацию АЭС нового поколения в Островце, в непосредственной близости от белорусско-литовской границы. Главный повод для протестов – соображения безопасности.  Утверждается, что в 1908 г. в Островце произошло сильное землетрясение, поэтому строительство  АЭС в этом районе несёт потенциальную угрозу. Однако белорусские специалисты утверждают, что АЭС в Островце способна будет выдержать сейсмические толчки силой до 8 баллов по шкале Рихтера. Вероятно, протесты белорусских оппозиционеров продиктованы экономической заинтересованностью Польши энергетически «замкнуть» Белоруссию на себе. 

Белорусско-российские планы обеспокоили и Вильнюс. МИД Литвы уже успел направить Минску протестную ноту, где опять-таки доводы о небезопасности строительства новой АЭС в 50 км от Вильнюса занимают главное место. В действительности же Литва боится выпасть из потенциального энергетического треугольника Польша-Белоруссия-Россия. Строительство Россией новой АЭС в Калининградской обл.  и проекты по запуску новой АЭС в белорусском Островце могут поставить крест на планах литовцев построить новую АЭС на базе инфраструктуры Ингалинской станции.

Согласно докладу МАГАТЭ от 2007 г., в ЦВЕ наблюдается стойкая динамика увеличения ядерно-энергетических мощностей. Социологические опросы выявили характерную тенденцию – число сторонников и противников использования ядерной энергетики в Европе приблизительно сравнялось. Как правило, позитивное отношение к атомным проектам выказывает население тех стран, где уже имеются собственные АЭС. В настоящее время в ЕС введены в эксплуатацию 153 реактора (35% в мировом масштабе). По данным Б. Бобылёва (Б. Бобылёв «Атомная энергетика Европы»), Чехия располагает 6 энергоблоками в Дуковане и Темелине общей мощностью 3,744 ГВт. Словакия  также владеет 6 энергоблоками, однако их мощность уступает чешским и составляет 2,64 ГВт.  На Украине эксплуатируются 13 энергоблоков суммарной мощностью  13, 835 ГВт,  украинские АЭС вырабатывают до 50% всей электроэнергии в стране. Однако не все страны ЦВЕ готовы выделить достаточное финансирование на атомную энергетику. Болгария  заморозила свои проекты, столкнувшись с нехваткой средств. Министр энергетики Болгарии Трайко Трайков уже заявил о возможности прекращения реализации совместного болгарско-российского проекта по строительству АЭС в Белене. Этот проект – крупнейший в Юго-Восточной Европе (его стоимость – 4 млрд. евро.), но финансовые возможности Софии не совпадают с её энергетическими амбициями.

В настоящее время, по данным Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), в мире насчитывается 438 реакторов, которые расположены в 30 странах. Также ведется строительство еще 44 реакторов. В России действует 31 энергоблок на 10 АЭС. Словакия, Словения, Венгрия, Чехия и Литва на момент присоединения к Евросоюзу уже имели 19 функционирующих энергоблоков. Румыния в 2007 г. ввела в эксплуатацию ещё один реактор.

По прогнозам Всемирного банка, среднегодовой прирост потребления электроэнергии в государствах ЦВЕ и СНГ составит 3,1 %. Эта тенденция будет сохраняться до 2030 г. В интересах Брюсселя интегрировать энергетические мощности ЦВЕ в общеевропейский рынок.  Предполагается связать воедино  сеть ветряных электростанций в Северном море, а также энергетические объекты не только в центрально-восточно-европейских государствах, но и в странах Юго-Западной и Юго-Восточной Европы. Это особенно актуально для прибалтийских государств и Польши.

Конкретное финансирование этих проектов будет обозначено в 2012 году.

Трагедия в Японии окажет безусловное влияние на планы развития «мирного атома» в европейских государствах. Пока же специалисты ожидают оценок  последствий аварии на «Фукусиме» от международных экспертов по атомной энергетике и МАГАТЭ. Но уже ясно, что ядерная энергетика подорожает, в первую очередь, из-за нововведений в сфере безопасности и поиска решений для хранения ядерных отходов.  По прогнозам издания «World Energy Outlook» к 2030 г. всемирные потребности в электроэнергии возрастут на 70%.  Это значит, что если темпы ввода в строй новых энергоблоков и замедлятся, то исключительно из-за недостатка финансирования.  Единая Европа стремится к созданию единого энергорынка и инкорпорированию восточно-европейских партнёров в общеевропейскую энергетическую систему. Отрыв стран ЕС от российской «энергетической артерии» помог бы Брюсселю и Вашингтону решить массу политических проблем. Поэтому выход России на европейский энергорынок не радует руководство западных стран. Согласно положениям т.н. третьего энергопакета ЕС, желание поставщиков энергоносителей участвовать в инфраструктурных проектах Евросоюза значительно ограничивается. Кремль по праву считает такой подход дискриминационным, поскольку взгляд на Россию  исключительно как на поставщика энергоресурсов, выгоден всем, только не России. 

Версия для печати