Технологии обмана, или Фукусима

00:00 14.03.2011 Виктор Ковалёв, политолог


Общеизвестно, что одна из технологий обмана состоит в том, чтобы говорить только правду, но не всю правду. Эта формула целиком применима к  последним событиям, связанным с аварией на японских атомных  электростанциях  («Фукусима -1» и «Фукусима-2»).

Как следует из сообщений СМИ,  землетрясение  11 марта 2011 года магнитудой 8,9 балла привело к автоматической остановке реакторов на японских АЭС "Фукусима-1" и "Фукусима-2". « После этого были запущены резервные дизель-генераторы, снабжающие электроэнергией систему охлаждения реакторов. Однако волна цунами вывела из строя генераторы, и температура в реакторах начала расти. Попытки специалистов снизить давление в реакторах и понизить температуру не привели к успеху».

12 марта на "Фукусиме-1" произошел взрыв (водорода), который многократно показывался в телепередачах. Власти Японии заверяют, что уровень радиации не превышен, а реактор остался целым. Росгидромет и Росатом доводят до сведения жителей России, что даже при худшем сценарии радиационная угроза для российского Дальнего Востока отсутствует. Как сообщил корреспонденту РИА Новости источник в МАГАТЭ, агентство может признать аварию на АЭС в Японии аварией четвертого уровня по шкале INES. Международная шкала ядерных событий (INES) состоит из семи уровней, четвертый уровень - это незначительный выброс.

Таким образом, для «широкой общественности», которую  обычно держат за профанов,  дано объяснение в стиле «все хорошо, прекрасная маркиза». Западные и юго-западные ветры  «снесут» радиоактивный выброс в Тихий океан и можно будет скоро забыть о данном «неприятном» инциденте.

Складывается впечатление, что, прогнозируя последствия аварии, все СМИ ориентированы только на  освещение движения данного  слаборадиоактивного «облака».  Однако напрашивается «наивный вопрос»: что это там постоянно «мониторит» и оценивает  кризисный центр Росатома, если все так ясно?

Вместе с тем, по сведениям СМИ, к 13 марта на аварийных АЭС «Фукусима-1» и «Фукусима-2» уже вышли из строя системы охлаждения реакторов (сообщило в воскресенье, 13 марта, ИТАР-ТАСС со ссылкой на японских экспертов в сфере атомной энергетики). По последним данным, на 14 марта утратили функции охлаждения системы первого, второго и третьего реакторов АЭС «Фукусима-1», а также первого, второго и четвертого реакторов АЭС «Фукусима-2».

В связи с этим постараемся дать свою версию и оценить, могут ли проявить себя эмерджентные  последствия аварии.

Известно, что безопасность ядерных энергоблоков при нерасчетной эксплуатации и аварийных условиях обеспечивается за счет различных технических средств. Самыми важными из них являются: система аварийного охлаждения активной зоны (САОАЗ), система аварийной подпитки, аварийная остановка реактора и аварийное дизельное энергопитание. Все это в совокупности обеспечивает гарантии безопасности АЭС даже в экстремальных условиях (например,  в случае ее прямой бомбардировки). Ядерная энергетика, если все делать «по уму», абсолютно надежна и безопасна. Однако к Японии данное положение не применимо.  АЭС не только построили в аномально сейсмоактивной зоне, но и прямо на побережье, «забыв» про цунами. Цунами-то и повредило  защитные системы, которые исправно сработали после землетрясения, что привело к аварии с потерей теплоносителя и, как следствие, к  разогреву активной зоны. Мы пока только можем гадать, произошел или нет «тепловой разгон» реактора? Однако  уже сейчас ясно, что ТВЭЛы или их какая-то часть  могли быть разрушены. Раз взорвался водород, то произошло прямое соприкосновение окиси урана с водой  и  «пошла» соответствующая реакция с выделением водорода.

Что может произойти дальше? Оптимистический сценарий событий широко освещается в СМИ. Вместе с тем, в принципе, возможен и другой сценарий (пессимистический).

Вся имеющаяся в настоящее время информация о работе САОАЗ в режиме аварии с потерей теплоносителя  никогда (по понятным причинам) не  подтверждалась в натурных  испытаниях. Она есть результат математического моделирования и ограниченного числа испытаний по неполной схеме. В принципе, могут создаться  условия, когда САОАЗ (отключенная приливной волной)  не сможет предотвратить расплавление активной зоны.

При этом температура расплавленной зоны из двуокиси урана может возрасти настолько, что  начнет расплавляться (разрушаться) днище корпуса реактора, будет прорвана бетонная конструкция защитной оболочки, и расплавленные радиоактивные материалы попадут в грунт. Если эти массы встретят на своем пути грунтовые воды, то они взорвутся, и продукты взрыва,  содержащие  радиоактивные осколки, попадут обратно вверх в здание реактора со всеми вытекающими последствиями. Иначе говоря, на основе имеющейся информации нельзя исключить возможность существенно более масштабного радиоактивного заражения местности. Вероятность наступления данного события  и последующие результаты очень слабо исследованы из-за исключительной сложности соответствующего математического моделирования.

Таким образом, можно сделать общий вывод о том, что с авариями на « Фукусиме-1» и «Фукусиме-2» еще все не ясно. Можно ожидать в принципе и  существенно более «значимых» последствий.

Кроме того, из рассмотрения возможных последствий  произошедшей геофизической  катастрофы необоснованно «выпал» вопрос о состоянии (после геофизического воздействия) хранилищ отработанного ядерного топлива, которого в Японии накоплены огромные запасы. Согласно имеющимся экспертным оценкам, до 2020 года Япония должна выйти на первое место в мире по накопленным запасам плутония. Вызывает недоумение, почему данный вопрос обходится молчанием.

О чем можно сказать с  полной определенностью, так это о том,  что надежды Японии на обеспечение энергонезависимости за счет масштабного использования ядерной энергии  оказались безосновательными. Строить АЭС на островах,  расположенных в столь опасных сейсмогеологических условиях - недопустимый риск не только для самой Японии, но и для ее соседей.

По всей видимости, единственная надежда Японии – это российский сжиженный газ. Однако в этом случае японцам придется   перевести  конфликт с Россией по вопросу о Курильских островах с демонстрационной фазы в «латентную».

Наконец, в свете произошедших событий целесообразно рассмотреть концепт, гласящий, что современные технологии в условиях  антропогенных дестабилизирующих воздействий могут выступать в качестве «особой формы» оружия массового поражения. Но это уже -  самостоятельная тема. Я ещё надеюсь к ней вернуться.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати