Тунис: хроники революции

00:00 25.02.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фоторепортаж из Туниса, Николай Сологубовский

 

Бен Али сбежал. Мубарак ушел. Каддафи пока сражается.

Что будет дальше? Удержит ли армия ситуацию в Египте под контролем? Вернее, загонит ли она беснующиеся толпы людей в те рамки поведения, которые позволят мало-помалу начать восстанавливать нормальную жизнь?

Сохранит ли будущий ливийский режим (с Каддафи либо уже без него) территориальное единство страны, или Европа получит в Средиземном море точную копию Сомали с местными Бармалеями во главе пиратских анклавов на побережье? Ведь если в Ливии исчезнет сильная и предсказуемая власть, страна распадется на несколько частей (Триполитания, Киренаика и т.д.), контролируемых местными племенами, ещё даже не развившимися до феодального строя.

Это – из ряда тех вопросов, которые уже поставлены фактом смены власти в Египте и гражданской войной в Ливии.

Другой ряд вопросов касается развития общей политической обстановки на Ближнем Востоке, а, возможно, и в более широком плане. Тунис, Египет, Ливия, Бахрейн, Йемен, Иордания, Марокко, Алжир, Мавритания, Бенин. Кто следующий? И будет ли этот «следующий»?

Уже ближайшие недели дадут ответы.

А пока есть время оценить первые плоды тунисской «жасминовой революции», взбаламутившей арабский мир, при этом, рассматривая их, размышлять, повторятся ли кое-какие тунисские постреволюционные события в других взбунтовавшихся странах, например, на земле Египта? Уж коли египтяне пошли путем тунисских соседей, так, может быть, возникнут новые параллели в их «жизни после победы»? Вот уже Мубарак, как и Бен Али, после отставки оказался при смерти…

На фоне каирского «майдана», картинки с которого заполонили в начале февраля мировые телеканалы, на Тунис в последние недели особо внимания и не обращали. Египет, кстати, тоже моментально «ушел» с экранов после отставки Мубарака. Журналистов можно понять (они показывают то, что «горячо», то есть сам ход государственных переворотов – сейчас все сосредоточились на Ливии), но не оправдать, поскольку многим зрителям весьма интересно и то, как живут страны после этих переворотов.

Забыли СМИ про Тунис, чего уж там оправдываться. Но забыли не все. Одно из российских изданий, которое практически ежедневно освещает происходящее в Тунисе, это – «Московский комсомолец». Причина проста – там, на месте начал работать в качестве корреспондента газеты журналист Николай Сологубовский. Когда-то он был в Тунисе заведующим бюро АПН (ныне – РИА «Новости»), а сейчас вот стал автором МК.

Поскольку мы с ним старые друзья, Николай пишет не только небольшие материалы в МК, но и большие письма мне, как человеку, отдавшему Тунису более четверти века. Николай подробно день за днём рассказывает в письмах  о происходящем там.

И вот у меня появилась мысль предоставить обзор его личных писем ко мне читателям – они полны эксклюзивной информации, насыщены живым восприятием происходящего. А этого в Москве так не хватает для адекватной оценки. Причем, уже не только тунисских событий. Кто знает, возможно, те же египтяне начнут шаг за шагом повторять тунисский сценарий не только «до» изгнания своего президента, но и «после» ухода Мубарака.

Предварю цитаты из писем Николая фрагментом из статьи, которую написал по следам тунисской «жасминовой революции». К сожалению, очевидный для меня, как заинтересованного наблюдателя, прогноз стал быстро сбываться. Сказано было следующее:

«Лозунги оппозиции, сформулированные, например, доктором политологии Ларби Садики, позиционирующим себя независимым от власти деятелем, демонстрируют и наивность, недопустимую для политологов, и безответственность, что еще хуже. Он заявляет буквально следующее: «У нас есть стабильность, но нет демократии. У нас есть хлеб, но нет свободы слова». Талейран уже определил такого рода политику: «Это больше, чем преступление, это – ошибка!» Это – политическая ошибка, потому что отныне в Тунисе будет «демократия» и «свобода слова». Но не станет ни «стабильности», ни «хлеба»…

Теперь о том, что пишет мой друг из эпицентра событий в Тунисе.

 

«Температура» общества повышается. Кому это надо?

 

«14 января. Бен Али убежал. Во второй половине дня проехал по Хаммамету. Закрытые магазины, разбитые витрины. Черные языки копоти на зданиях полицейского участка и отделений банков. Повсюду молчаливые тунисцы стоят группками, кто-то убирает разбитое и сожженное. Разграблен магазин «Женераль», в котором продавались самые разные продукты по самым низким государственным ценам. Вижу винный магазин с покореженными жалюзи. Напротив винного магазина — распотрошенный магазин детской одежды и игрушек...

Подъезжаю к отелю «Рояль Азюр» — одному из самых популярных среди россиян. Подхожу к администратору Монжи, здороваюсь. У него грустное лицо. Я узнаю страшную новость: 12 января другой администратор, Зухейр, закончил работу и вышел на улицу, чтобы поймать такси и поехать домой. И в этот момент погромщики схлестнулись с военными. Зухейр стоял в стороне, но именно в него попала шальная пуля...»

 

«15 января. Несмотря на комендантский час, в столице слышались выстрелы. Банды погромщиков в масках продолжали поджигать автомобили и грабить магазины. Разграблены супермаркеты «Каррефур» и «Жеан». Армии пришлось применить оружие.

Возобновились манифестации — уже под исламскими лозунгами. «Аль-Каида» призвала тунисцев к вооруженной борьбе до установления в Тунисе власти исламистов, чью деятельность жестко подавлял президент Бен Али. Замечу, что на первых январских манифестациях ни одного зеленого флага замечено не было.

Очевидцы событий рассказывают о группах людей, вооруженных металлическими прутьями, цепями и дубинками, которые разъезжали по столице в машинах без номерных знаков. Они останавливались у частных домов, взламывали двери, избивали находящихся внутри и увозили их в неизвестном направлении».

 

«16 января. Утром в столице полиция перекрыла улицы, ведущие в центр города, металлическими решетками. Армия уже рассредоточила по главным точкам города танки и бронемашины. В редких открытых магазинах люди выстраивались в очереди, чтобы купить необходимые продукты. Местное телевидение показало несколько десятков арестованных молодых парней, которые были схвачены с поличным, когда разворовывали чужое добро. Один из них каялся и плакал как ребенок, причитая, что «больше не будет».

 

«Вернитесь добровольно в тюрьмы!»

 

«18 января. В столице продолжают митинговать нескольких тысяч человек, требующих отставки и премьер-министра, и других министров за то, что они работали во времена Бен Али. «Долой функционеров преступного режима!» Эти люди появились в столице организованно – их доставили на автобусной колонне. Цель митингующих – блокировать центр столицы Касбу, где расположены правительственные учреждения, резиденция премьер-министра, и не позволить переходному правительству начать спокойно работать. Кто их звал, и кто привез?

Сфакс, второй по величине город страны, охвачен всеобщей забастовкой по призыву ЮЖТТ – главного профсоюза страны. Эта забастовка вызвала возмущение и протесты со стороны людей самых разных профессий. Профсоюз ЮЖТТ запретил преподавателям... преподавать, пока переходное правительство Ганнуши не будет свергнуто! Люди задают вопрос: «Отчего же этот, такой «грозный» ныне, профсоюз ни одной забастовки при старом режиме не организовал? А как только возмущенный народ заставил Бен Али уйти, тут же ЮЖТТ осмелел».

В Набеле и Громбалии я был свидетелем демонстраций и митингов учащихся, которые требовали, чтобы учителя приступили к занятиям.

В столице демонстрации. Самая крупная закончилась митингом на главной авеню столицы. Собравшиеся требовали смещения руководства ЮЖТТ и немедленного возобновления нормальной работы предприятий и учебных заведений. Учителя шли с лозунгами: «Мы имеем право учить детей!» Я увидел плакат «Работа + работа + работа!»

Лазарь Каруи, министр юстиции, заявил, что во время беспорядков в Тунисе из тюрем убежало одиннадцать тысяч заключенных – насильников, воров, убийц. Это произошло во время революционного братания толпы и полицейских, которые в тот момент просто «забыли», что надо тюрьмы охранять. Вот так одиннадцать тысяч уголовников оказались на свободе! Тунисцы слушают обращение министра к преступникам: «Вернитесь добровольно в тюрьмы!».

 

«19 января. Я держу в руках список министров переходного правительства. Из них 12 министров, которые были назначены после бегства Бен Али, и 9 новых, среди которых – министр обороны, министр внутренних дел и министр иностранных дел. По словам премьера Мухаммеда Ганнуши, это «консенсус, плод работы всех политических партий и различных сил, составляющих гражданское общество». Это правительство «временное, задача которого осуществить в стране демократический переход и создать условия для организации будущих президентских выборов». Таких выборов, которые «будут выражать волю тунисского народа». И для того, чтобы они были «прозрачными и достойными доверия», выборы будут проходить под контролем независимой комиссии и международных наблюдателей. Обращаясь к манифестантам, большинство которых молодежь, Ганнуши призвал «детей Туниса – учеников и студентов, возобновить занятия».

 

«20 января. Интересное сообщение из Министерства юстиции: более полутора тысяч заключенных, бежавших из тюрем, вернулись добровольно в свои камеры».

 

«25 января. На круглом перекрестке, где разворачиваются машины по дороге в город Сусс, рабочие сажают цветочки.

- Кто вам работу оплачивает?

 - Никто. Сами поработать решили. Профсоюзы сказали, чтобы мы бастовали. Вот мы на основную работу не ходим, а запретить нам цветочки сажать они не могут».

 

«30 января. Русская, живущая в Суссе, рассказывает, что каждую ночь ее сын ходит на дежурство со своими тунисскими друзьями. Вначале они жгли костры на улице, сидели и грелись. Теперь сидят в кафетерии на бензозаправке, где теплее. Выходят по очереди – посмотрят, все ли спокойно, нет ли мародеров. Так и продолжают дежурить до утра».

А вот новость, которую по-разному восприняли тунисцы. «Во имя высших интересов родины» министерство внутренних дел решило «заморозить» деятельность бывшей правящей партии Демократическое конституционное объединение (ДКО). Все помещения ДКО закрыты, запрещены собрания и митинги членов партии. А их в Тунисе – два миллиона. «Вот тебе и демократия!» - говорит мой тунисский друг. А другой, споря с ним, утверждает: «Они все повязаны преступлениями против тунисского народа!» - «Какими? Ты что говоришь? Ты хочешь сказать, что среди них нет честных людей?»

Оставим тунисцев спорить. Тем более что оба они до 14 января были членами ДКО».

 

«Разве мы хотели такую революцию?»

 

«1 февраля. Обстановка в Тунисе резко обострилась. Полиция забастовала, видимо, по приказу. Но кто именно отдал этот приказ? И как только с улиц исчезли полицейские, сразу активизировались группы  мародеров и бандитов, которые начали нападать на мирных граждан. Возобновились погромы. Беспорядки вспыхнули одновременно в нескольких городах страны. Снова прекратились занятия в учебных заведениях. В столице около двух тысяч человек попытались захватить здание МВД. Военные атаку толпы отбили. Там, где полицейских не было, порядок обеспечивали армия и народные комитеты защиты революции.

Вечером выступил новый министр внутренних дел Фархат Раджи. Он заявил о «заговоре сторонников бывшего президента Бен Али против стабильности и безопасности». Арестованы бывший министр (его предшественник) и ещё 34 высших полицейских чина, которых новые власти страны считают виновными в разжигании беспорядков.

Фархат Раджи потребовал от своих подчинённых немедленно вернуться на рабочие места. Он заявил о том, что разрабатываются меры по социальному обеспечению полицейских, им уже повышена зарплата. Для граждан обнародованы номера телефонов, по которым они могут звонить и сообщать о нарушениях общественного порядка».

 

«2 февраля. Новое правительство приняло решение выдавать каждому безработному ежемесячное пособие в 150 динар (100 долларов), исходя из тех финансовых возможностей, которыми располагает Тунис. Но этого показалось кое-кому мало. «Мы не для того совершили революцию, чтобы получить эту подачку», «Работу – и немедленно!», «Повышение зарплаты – и немедленно!» - подобные заявления митингующих публикуют тунисские газеты. Чтобы выбить повышение зарплаты, организуют забастовки.

Премьер-министр призывает: «Одумайтесь!». Общественные деятели призывают: «Революции нет еще месяца! Как можно решить все проблемы сразу?!»

Газеты продолжают обсуждать последствия забастовки полицейских, аресты и отставки внутри сил безопасности, вызванные вторжением группы офицеров в штаб-квартиру МВД. «Временное правительство могло предсказать все, кроме такого восстания полиции», - свидетельствует газета «Ле Тан».

 

«4 февраля. Новые власти подсчитывают убытки от беспорядков, которые составили около 2,5 миллиардов евро (4% ВВП), сообщил министр регионального развития Неджиб Шебби. Тунис теряет ежедневно 200 миллионов динаров, оплачивая «издержки» революции. Но, в отличие от Египта, национальная валюта Туниса не обесценивается, и соотношение местного динара к доллару и евро остается без изменений.

Разграблены многие магазины и учреждения, в том числе 25 детских клубов.

Решаются проблемы, связанные с закрытием ряда газет, в том числе печатных органов бывшей правящей партии ДКО. Журналисты требуют, чтобы «свобода прессы» была для всех, и чтобы были привлечены к ответственности те, кто использовал социальные сети Интернета для распространения ложных слухов и провоцировал беспорядки.

Хотелось бы написать, что теперь Тунис начинает спокойную жизнь. Но нет – «горячие головы» снова требуют отставки лично премьер-министра Ганнуши».

 

«5 февраля. И все-таки, в то время как мир прикован к кровавым событиям в Египте, в Тунисе начинает налаживаться нормальная жизнь. В субботу — а здесь суббота рабочий день — все вышли на работу, прекратив забастовки. Накануне начались занятия в высших учебных заведениях. Новые министры приступили к исполнению своих обязанностей.

В районе Касбы в центре Туниса произошли стычки полиции с кучками экстремистов, которые требовали отставки премьера Мохаммеда Ганнуши. Для манифестантов, которых две недели назад завезли в Касбу из отдаленных районов (и все это время, видимо, кормили и поили), были поданы автобусы, и они отбыли в родные края, оставив горы мусора из плакатов, разбитых ящиков и пустых бутылок. Теперь там работают дворники…

Тема «Как выйти из кризиса?» продолжает доминировать в многочисленных дискуссиях на авеню Бургибы в центре столицы. Люди собираются группами, беседуют, спорят, иногда повышают тон, но без рукоприкладства. И, поспорив, ударяют по рукам и расходятся по своим делам. Вторая тема, которую горячо обсуждают тунисцы, — события в Египте. В разговорах с тунисцами чувствуется – они с облегчением думают: страну удалось уберечь от того, что теперь называют «египетским вариантом».

 

«6 февраля. Очень оперативно вышла книга журналиста Мохаммеда Килани о тунисской революции. Тунисский проект демократии, утверждает автор, - это «недоношенный новорожденный, появившийся на свет в результате ускорения Истории. Он все еще находится в инкубаторе. Поможем ему выжить, чтобы завтра ребенок мог постепенно различать голоса, лица и краски».

О Египте. Вечером с тунисскими друзьями побывал в кафе, где смотрели телеканал «Аль-Джазира», который передавал прямой репортаж из Каира. Вот записи, которые я там сделал:

«Тунисцы молча смотрят на экраны трех телевизоров, подвешенных на стенах. Там летят камни и горящие бутылки, там драки, схватки врукопашную.

Диктор: «Они полны решимости».

- Кто? Те, кто «за» или те, которые «против»?

- Все полны решимости...

- Это, - мой друг Сасси грустно показывает рукой в сторону горящего на экране Каира, - еще долго не закончится. Доигрались в демократию...»

 

«7 февраля. Продолжается выстраиваться «вертикаль» новой власти: опубликован список 24-х новых губернаторов страны.

Сообщается о том, как группы мародеров продолжают терроризировать мирное население. Они маскируются под вывесками «народных комитетов», ставят заграждения на дорогах, останавливают машины и грабят пассажиров.

Прекратилась работа всех спортивных клубов. Причина – отсутствие финансовых средств».

 

Но зачем же стулья ломать?

 

«8 февраля. В центре столицы слышны выстрелы. Беспорядки внутри страны (Кеф, Кебили и др.) продолжаются. Несмотря на трудное экономическое положение, аппетиты «разбуженных масс» растут. Тунисская улица не успокаивается, и, чтобы доказать свою твердолобость, она разгромила… министерство социального обеспечения. И переломала там все стулья.

Разгоряченные молодые люди с лозунгом «Убирайтесь, прогнившие!» попытались занять и здание парламента. Снова пришлось вмешаться армии, которая дала возможность депутатам приступить к работе.

На митингах тот, кто работает, требует повышения зарплаты – и немедленно; тот, кто не имеет работу, требует, чтобы ему немедленно её предоставили. Уже пошли манифестации под новым лозунгом – «Воды и хлеба!» Старыми лозунгами «Дайте свободы!» и «Хотим демократии!» демонстранты к неудовольствию западных корреспондентов размахивают лишь на заднем плане митингов.

Чаша терпения большинства населения Туниса – а это видно и по газетам, и по теледебатам, и по разговорам в кафе – переполняется. «Хватит бастовать! Хватить митингов!» Лейтмотив высказываний: «Революцию продолжать! Но зачем же стулья ломать?» «Недовольство своим положением справедливо, но несвоевременно в данный момент», - сухо замечает газета «Ля Пресс».  

 

«9 февраля.  Опубликовано коммюнике  нового Министерства внутренних дел: все полицейские обязаны выйти на работу и охранять граждан, их жизни и имущество. Тот, кто не выполнит своих прямых обязанностей, будет уволен. Министерство обороны Туниса призвало всех резервистов и офицеров запаса к 16 февраля прибыть на призывные участки.

Впервые с момента вступления в должность, временный президент Туниса Фуад Мебазаа в связи с усиливающейся напряженностью в стране обратился по телевидению к народу, назвав тунисскую революцию «революцией достоинства и свободы». Согласившись с законностью социальных и экономических требований, он призвал население осознать «всю сложность ситуации», в которой оказался Тунис, «довериться и проявить терпение». Главная задача, подчеркнул Фуад Мебазаа, – восстановить стабильность и безопасность путем переговоров на национальном уровне.

Парламент Туниса утвердил закон о прямом президентском правлении».

 

«Мы сделали самое легкое – прогнали Бен Али и его семью»

 

«10 февраля. Что пишут тунисские газеты? Тревожные новости из Кассерина: банда нападает на общественные здания и терроризирует мирное население. В Бизерте забастовали полицейские, которые требуют улучшения материального и социального положения. В Гафсе безработные молодые люди с дипломами о высшем образовании устроили митинг. Они требуют работы. А в центре столицы демонстрация молодежи закончилась жесткой стычкой с полицией, применившей слезоточивый газ. Я в этот момент как раз проезжал мимо...

Хорошие новости: народные комитеты, созданные в городах и в сельской местности, поддерживают порядок. Политические партии и общественные организации проводят собрания, заявляют о своей поддержке переходного правительства. Но в то же время все выдвигают свои требования.

В городе Кеф, который еще на днях был объят беспорядками, жители ремонтируют и красят пострадавшие от погромщиков полицейские участки. Здесь же «запустили» несколько производственных проектов, которые дадут рабочие места безработной молодежи.

450 французских туристов отказались покинуть остров Джербу, одну из туристических жемчужин Туниса. На Джербе работают все отели, стоит прекрасная погода. И полное спокойствие. Не закрывались отели и центры талассотерапии в Хаммамете. Приступил к исполнению своих обязанностей Мехди Хуас, новый министр торговли и туризма.

Общий настрой выразил молодой тунисец, выступая на одном из «круглых столов» по национальному телевидению: «Мы сделали самое легкое – прогнали Бен Али и его семью. Самое трудное впереди – построить новый, демократический, процветающий Тунис!»

 

«11 февраля. Новый поворот революции в Тунисе: вместо политических лозунгов на первом плане – экономические требования. И все требуют сиюминутного решения. Причем, каждый требует свое: студент – другого преподавателя, рабочий – повышения зарплаты, чиновник – смещения своего начальника...

Газета «Ля Пресс» задает вопрос: «Разве мы хотели такую революцию? Разве мы сделали её только для того, чтобы завоевать право бастовать и устраивать митинги?» Газета рассказывает, как в столице собираются мелкие демонстрации, которые парализуют уличное движение. Вспыхивают потасовки. Когда таксисты и водители автобусов попросили манифестантов дать возможность проехать, их избили. «Так революция дает простор любым актам насилия и злоупотреблениям»»,- констатирует газета.

 Журналист Слахеддин Гриши приводит факты произвола разбушевавшейся улицы, и приходит к выводу: «Равенство и свобода не означают хаос, который воцарился на наших дорогах, площадях и в учреждениях».

В тунисских газетах звучат призывы прекратить забастовки и начать спокойную, слаженную работу, которая даст возможность привлечь в Тунис новые инвестиции, создать новые рабочие места и приступить к решению других экономических проблем, унаследованных от старого режима.

В городке Сиди-Бузид, где началась тунисская революция, праздник. Сюда пришел «караван поддержки». Составившие его тунисцы прибыли из Набеля, Кайруана, Бизерты, Сусса и из столицы. Несколько сот машин проехали по главной улице под овацию местных жителей. На митинге, который собрал несколько тысяч человек, почтили память погибших. Звучали призывы продолжать революцию и призвать к ответственности всех, кто совершил преступления против страны».

 

«12 февраля. «Туристическая газета» с облегчением пишет: «Есть, все-таки есть одно святое, которое не было тронуто в эти бурные дни, – это туристическая инфраструктура. Ни один отель не пострадал, в страну возвращаются туристы. Благодаря революции, тунисский туризм получил новый импульс, который его обогатит: туристы увидят новую страну и гостеприимных людей, которые рады гостям и готовы показать им самое интересное, сделать их отдых удобным и счастливым».

 

Приплывшие на Лампедузу

 

 «15 февраля. Раскручивается истерическая кампания под лозунгом «Все плохо в Тунисе!». Масла подливают тележурналисты, которые распространяют с итальянского острова Лампедуза заявления, сделанные приплывшими сюда тунисцами. И что говорят эти люди о своей родине, стране победившей революции? «Это ад. Хватают невинных людей. Опять полиция зверствует. Никаких свобод! Никакой демократии!»

«В стране хаос», вот что твердят приплывшие на Лампедузу. «Мы боимся (?!), - говорит один из них репортеру телеканала «Евроньюс», - потому что после произошедшей революции ничего до сих пор не изменилось. С 14 января ничего не меняется». Похоже на откровенную демагогию. Но именно это тиражируют европейские СМИ.

Угадали, кто это? И чего они боятся? Итальянские власти уже вычислили, что среди мигрантов есть уголовники, и даже террористы. Это лица, которые бежали из тунисских тюрем. Кроме них от правосудия спасаются и те погромщики, чьи руки обагрены кровью невинных жертв в дни беспорядков. Это – те отморозки, которые успели сбежать из Кефа, из других городов Туниса, где терроризировали население и участвовали в погромах. Где их знают в лицо.

Сейчас на острове Лампедуза, расположенном в 138 километрах от побережья Туниса, где живут всего 6 тысяч итальянцев, правительство Италии ввело режим «гуманитарной катастрофы» из-за небывалого наплыва беженцев из Северной Африки. За несколько дней сюда высадилось около 6 тысяч «мореплавателей». У большинства из них документов, как они говорят, нет. Дома что ли забыли?

Эти тунисцы твердят: «Мы – безработные». Но некоторые, как сами признаются телерепортерам, заплатили большие деньги, чтобы их транспортировали в Италию. По 2000 динаров! Этой суммы достаточно, чтобы прожить в Тунисе одному человеку несколько месяцев. А откуда у «безработного» такие деньги?

«Среди тех, кто добирается до итальянских берегов, наверняка, много настоящих беженцев, в том числе – политических», – заявила представительница одной из итальянских правозащитных организаций Дэниэлла Комп. Какие «политические»?! Правозащитники хоть понимают, что говорят? В Тунисе свобода. Режим, при котором сидели «политические», свергнут. Все «политические» вышли из тюрем. И что? Сразу на Лампедузу.

 

Мой тунисский друг комментирует: «Тунис - теперь свободная страна, и каждый волен ее покинуть. Но будьте уверены, десять миллионов тунисцев трудятся, чтобы самим решить эти проблемы. Работы всем хватит! А не хочешь трудиться на свою страну – уезжай! Вот что я думаю...»

 

«I Love Tunisia»

 

«16 февраля. «Тунис спустя месяц после революции вновь готов принять у себя иностранных туристов»,- заявил журналистам новый министр торговли и туризма Мехди Хуас.

Под лозунгом «I Love Tunisia» началась кампания, цель которой – «побудить туристов всех стран посетить свободный и демократический Тунис». Новинка этой кампании – широкое использование социальных сетей, благодаря которым и произошло свержение старого режима.

«Нам ничего не надо – ни демонстраций, ни митингов поддержки, ни посылок с одеждой и бисквитами! Нам нужно только, чтобы вернулись наши друзья. И снова хорошо отдохнули в Тунисе», – говорит Монжи, администратор 5-звездного отеля «Рояль Азюр».

С 13 февраля авиакомпания Tunis Air, полеты которой срывали забастовки, возобновила свою работу. Найдены компромиссные решения, которые оказались приемлемыми и для дирекции авиакомпании, и для ее сотрудников. Стюардессы и стюарды отложили свои требования на второй план во имя интересов страны.

После Франции и Великобритания сняла запрет для своих граждан на туристические поездки в Тунис. В европейских странах начинается кампания в поддержку туризма в Тунисе. Во Франции она стартовала под лозунгом: «Мы свободны! А вы можете загорать!»

Вчера снова проехал по туристическим зонам Хаммамета и Ясмин Хаммамета, где накануне состоялся большой туристический праздник. Ярко светит солнце. Прогуливаются туристы. И хорошая новость от моего московского друга Алексея: российские туроператоры тоже вспомнили о Тунисе, и уже 20 марта ТРАНСАЭРО поднимает первый чартерный рейс сюда, в «жемчужину средиземноморского туризма», где в прошлом году прекрасно отдохнуло более 180 тысяч наших соотечественников.

Я ехал по улицам города и видел, что следы разрушений и пожаров Революции исчезают. Вспомнил, что на виллах членов семьи бывшего президента были сохранены мозаичные картины потрясающей красоты. Военные спасли их от мародеров! И подумал: «Утихнут страсти тунисских политиков, успокоится «улица», договорятся тунисцы между собой, а украденные у народа картины займут место в Музее Бардо. И мы снова придем в Музей, чтобы понять смысл Жизни».

 

Только труд спасет страну

 

«17 февраля. Беспокойно в Тунисе. Кто-то все также требует всего и сразу. В прессе и по телевидению ведутся дискуссии, как продолжать революцию дальше. Приходит понимание - и в этом я снова убеждаюсь, разговаривая с тунисцами, - только труд спасет страну.

Передышки не будет, будет всё труднее, и спасет тунисское общество только «коллективная солидарность». Именно так великий арабский философ Ибн Халдун, основоположник современной социологии, около памятника которого в центре столицы я разговаривал со знакомым тунисским преподавателем, называл ту единственную силу, которая дает возможность государству выживать. Солидарность, которая объединяет всех членов общества, от рядового гражданина до гражданина, облеченного высшей властью.

В марте в Карфагене, пригороде Туниса, запланировано проведение Международной конференции по вопросам политических и экономических реформ в Тунисе. Ее участники будут обсуждать спектр проблем, которые вскрыла тунисская революция, и те препятствия, которые необходимо преодолеть для их решения. Переходное правительство и тунисская общественность возлагают на нее большие надежды. В том числе, надежду на то, что конференция будет содействовать консолидации международной финансовой поддержки реформам в Тунисе».

 

«18 февраля. Министр внутренних дел Фархат Ражхи потребовал роспуска партии Демократическое конституционное объединение (ДКО), которая была создана первым президентом Туниса Бургибой и правила долгие годы. Это была массовая партия: каждый пятый тунисец  был ее членом. Решение о роспуске вынашивалось почти месяц, вызвало неоднозначную реакцию тунисцев и раскололо их – кто «за», кто «против». Да, эта партия связана с той политикой, которую проводил режим Бен Али, но в ней, как пишет газета «Ля Пресс», было «много честных и порядочных людей, настоящих патриотов, благодаря которым страна развивалась по пути прогресса».

Политические партии проводят собрания, на которых обсуждаются задачи переходного периода и трудности, с которым сталкивается революция. Появляются новые партии – объявлено о создании Республиканского народного союза.

Распущены региональные Советы, работавшие при губернаторах. Теперь будут созданы новые Советы из представителей, как заявлено, «всех частей гражданского общества: общественных, политических, профсоюзных и других организаций». Их целью будет претворение в жизнь «программ местного развития» в рамках «прозрачности и социальной справедливости».

Назначен новый министр иностранных дел. Им стал Мулди Кефи. Ахмед Юнайес, который был назначен на этот пост после событий 14 января, ушел в отставку, не выдержав давления своих подчиненных, решительно настаивающих на повышении зарплаты, и нападок журналистов из местной прессы, призывающих «революционизировать» внешнюю политику Туниса.

Прошла демонстрация, в основном интеллигенции, с требованием запрета порнографии в Интернете. Этот запрет существовал при Бен Али, когда в стране был отключен доступ не только к порносайтам, но и видео-сервисам.

И в то же время в Касбе состоялась новая манифестация молодежи с требованием отставки переходного правительства. Среди лозунгов, которые несли по-боевому настроенные молодые парни и девушки, плакатов с запретом порно не было. Но плакатов «Долой Ганнуши!» было предостаточно, как и плакатов, осуждающих вмешательство США и Франции во внутренние дела Туниса».

 

«19 февраля. Главная тема, которая обсуждается тунисцами, -«сокровища Али и сорока разбойников». По телевидению показали сейфы и тайники президентского дворца Бен Али, в которых спрятаны пачки долларов, евро, валют других стран, алмазы, золото и драгоценности. Тайники располагались за книжными полками в библиотеках дворца. Общая стоимость этого клада по предварительной оценке составляет 40 миллионов евро. Новые власти объявили, что найденные сокровища будут использованы «для народа и развития неблагополучных регионов».

Вторая тема – аресты по всей стране сотен преступников и членов банд, терроризировавших население. Я был свидетелем такой «зачистки» в Хаммамете. Патрули из полиции и военных, их называют «красные бригады», действовали спокойно, слаженно, приезжали по определенным адресам и проводили аресты. Отмечу: днем и при стечении народа. Сопротивления никто не оказывал.

Трагическое событие потрясло всех – в Манубе зверски зарезан польский священник, уважаемый всеми тунисцами-мусульманами человек, который сделал много добрых дел. Преступление носит характер заказного убийства, и почерк выдает организаторов и исполнителей: именно так расправляются с неугодными алжирские исламисты – «интегристы». Традиционная пятничная молитва мусульман посвящена памяти польского священника.

Религиозное движение Эн-Нахда резко осудило это злодейское убийство, а также погромы, которым за последние дни подверглись винные магазины и публичные дома».

 

«21 февраля. Пишу с трудом, потому что поглощен информацией, поступающей из Ливии. Там продолжается противостояние сил оппозиции с преданными Каддафи войсками. Ливийская революция сцепилась с силой, которая, если победит, поставит крест на Джамахирии. По последним данным, оппозиция – неизвестно кто это, и неизвестно кем она управляема - захватила города Бенгази и Эль-Байда на востоке страны, бунтовщики пользуются поддержкой религиозных деятелей, которые призвали к свержению Каддафи. Захвачены склады с оружием и военные базы. Повсюду мародеры.  Сообщается о сотнях погибших и раненых.

Лидеры ливийских племен, населяющих восточные районы страны, пригрозили перекрыть нефтепровод, идущий из Ливии в Европу. На международных биржах цена на нефть пошла вверх.

Европа волнуется, и некоторые министры предсказывают «большие проблемы», если в Ливии исчезнет сильная и предсказуемая власть. За этим – раскол страны на части и появление на южных берегах Средиземного моря нескольких анклавов с непонятными режимами.

Но в европейских СМИ публикуются заявления правозащитников, которые требуют «разрешения мирных демонстраций» и «свободы Интернета», без которого они не могут «донести» до «угнетенного и забитого ливийского народа, живущего в средневековье, свет западной цивилизации». Лицемерие этих людей потрясает. Какие мирные демонстрации?! В Ливии развернуты полномасштабные боевые действия с применением артиллерии и авиации.

И, конечно, они требуют - ни больше, ни меньше - «международного суда над палачами ливийского народа». Главари антиправительственного мятежа, похоже, им ближе.

 

Как сообщили мне тунисские друзья, ливийско-тунисская граница со стороны Джамахирии «открыта»: ливийские пограничники и полицейские просто исчезли, разбежались. Что хочешь, то и делай! Свобода! Появились сообщения, что на территорию Туниса уже проникли группы вооруженных людей, цель которых – отомстить за свержение старого режима, свести счеты с теми, кто лишил клан Трабелси (это семья жены Бен Али) влияния и богатств.

Информация к размышлению: в Тунисе нет демонстраций солидарности с восставшим ливийским народом. Хотя можно было бы их ожидать, потому что Каддафи выступил в поддержку Бен Али, когда тот 14 января покинул Тунис. Почему?

Мой тунисский друг ответил так: «То, что происходит в Ливии, пахнет не жасмином, а элементарной контрреволюцией. И если в Тунисе произошел прорыв  режима на путь демократии, ориентиры которого определены отцом тунисской революции первым президентом Хабибом Бургибой, то в Ливии будет откат в прошлое. И это самым негативным образом скажется на продвижении Туниса вперед. Да, мы будем сами решать наши проблемы, но теперь нам придется гораздо труднее. Мы зажаты в тиски и справа, и слева. И даже Европа вместо равноправного и взаимовыгодного сотрудничества опять высокомерно навязывает нам свое покровительство».

 

«22 февраля. Тунисцы переживают за Ливию. Говорят «слава Аллаху, Тунис избежал гражданской войны». Ливию покидают иностранцы, в том числе, и тунисцы. Национальное телевидение передает репортажи из аэропорта и с тунисско-ливийской границы. Печальные новости рассказывали тунисцы, покинувшие страну, в которой работают (работали?) более 100 тысяч их соотечественников… Покидают Ливию и сами ливийцы, кто на рыбацких лодках, а кто на гражданских вертолетах и на военных самолетах, как это сделали ливийские летчики, приземлившись на двух МИГах советского производства на Мальте. Италия объявила первую за многие годы боевую тревогу на своих базах ВВС».

 

Вот так проходят первые постреволюционные недели в Тунисе.

Революция породила новые надежды и желания. Уже никто не кричит:  «Дайте свободу слова! Хотим демократию!» Как волной смыло эти лозунги.

Кричат другое: «Долой всех подряд!», «Хотим всё и сразу!», «Дай! Дай! Дай!»

Хорошо еще, что многие готовы работать ради страны и её будущего. Но далеко не все.

Хаос не прекращается.

Хотя на фоне событий в соседней Ливии, тунисская революция уже выглядит не столь катастрофичной.

Версия для печати