Вожделенная Арктика

00:00 22.02.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


На любой карте советских времен государственная граница на Севере была обозначена пунктирными линиями, отходящими от двух крайних точек территории СССР на Кольском полуострове и в Беринговом проливе и сходящимися точно на Северном полюсе. Так было. И в прежние времена ни у кого в мире не возникало желание оспорить границы северных полярных владений Советской России, которые были определены постановлением Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 года.

Заметим, что еще в 1916 году Российская империя объявила своими владениями этот «клин» в Арктике, проведя к Северному полюсу от крайней точки своей западной границы (на стыке с Норвегией) одну линию, а от Чукотки (крайней восточной своей точки) – другую линию. Империя выкроила себе в Северном Ледовитом океане огромный сектор. В 1926 году этот принцип подтвердил Советский Союз.

Чтобы лучше осознать масштабы ледяных пространств, приведем простой пример.  Валерий Чкалов, когда совершал перелет в Америку, половину пути через Северный полюс летел над своей территорией!  

Веками формировалась та пространственная психология, результатом которой стал удивительный факт – просторы в стране такие, что не жаль и поделиться.

Первым показал пример Александр II. Молодой американской республике он отдал Калифорнию с Аляской. О второй все помнят, а про первую многие (кто не смотрел «Юнону и Авось») и не слышали, хотя Сан-Франциско и Лос-Анджелес основали именно русские переселенцы, а форт Росс, основанный ими в 1812 году в Калифорнии, был продан местным жителям в 1841 году. Подписание же договора аренды Аляски на 99 лет состоялось 30 марта 1867 года в Вашингтоне. Царь ждал 7,2 млн. долларов золотом за эту сделку, но… корабль с золотом из Америки до Санкт-Петербурга так и не доплыл.  В 1966 году в Москве уже ничего не ждали, хотя срок договора аренды вышел.

В результате – ни Аляски, ни денег.

Не прошло и ста тридцати лет, и очередной шаг прочь из Арктики был сделан советским руководством 1 июня 1990 года, когда министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе, по указанию Михаила Горбачева, подписал Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств. По условиям этого документа к США отошли часть исключительной (sic!) экономической зоны СССР и участок континентального шельфа площадью 46,3 тыс. квадратных километров в открытой центральной части Берингова моря, а также территориальные воды на небольшом участке в Беринговом проливе между островами Ратманова (СССР) и Крузенштерна (США).

В 1997 году Борис Ельцин шагнул еще дальше. Россия ратифицировала Конвенцию по морскому праву 1982 года, отказавшись от особых прав на владения в Арктике, потеряв при этом суверенные права на 1,7 млн. квадратных километров  (sic!) своего арктического сектора.

Получив этот очередной подарок уже далеко не «с царского плеча», прогрессивное мировое сообщество, естественно, сразу же принялось делить арктическую шкуру русского медведя.

Не прошло и трех лет, как Россия запустила в Арктике обратный отсчет. И вот на Северный полюс одна за другой начали высаживаться московские экспедиции с целью утвердить, что Полюс наш!

Уже в 2001 году Россия заявляет права на хребет Ломоносова. Чтобы добиться возврата прав на свои недавние полярные владения, теперь нужно доказывать, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева имеют континентальное происхождение, связанное с нашей территорией. В 2002 году российские пограничники устанавливают на Северном полюсе пограничный столб. В 2007 году из Мурманска к Северному полюсу стартует экспедиция под руководством известного полярника Артура Чилингарова. Ее кульминацией стал спуск под воду батискафов «Мир-1» и «Мир-2», которые разместили флаг Российской Федерации на дне океана под Северным полюсом. Затем секретарь Совбеза России Николай Патрушев прилетел на Северный полюс и установил там российский флаг. В сентябре 2008 года на заседании Совета безопасности РФ президент Дмитрий Медведев заявляет, что необходимо оформить внешнюю границу континентального шельфа РФ в Арктике. В 2008 году в России приняты Основы государственной политики в Арктике.

Таким образом, Россия, сделав из Арктики два шага назад, теперь делает шаг вперед. Но путь этот будет тернист и труден. В предлагаемом обзоре мы представим читателю картину происходящего и обозначим многие подводные камни, лежащие на нашей дороге к Северному полюсу.

 

Действующие лица

 

На сегодняшний день в арктических границах Европы, Азии и Америки располагаются 16 государств, в том числе ряд стран  Атлантического побережья Западной Европы.

Собственно в Арктический совет входят восемь стран, имеющих выход в Арктику – Россия, Канада, США, Исландия, Норвегия, Дания (вместе со своим островом Гренландией), Швеция, Финляндия.

В Совет Баренцево-Евроарктического региона (СБЕР) вошли на правах постоянных членов Российская Федерация, Дания, Исландия, Норвегия, Финляндия и Швеция, а также Комиссия Европейских сообществ. Девять государств - Великобритания, Германия, Италия, Канада, Нидерланды, Польша, Франция, США, Япония имеют в СБЕР статус наблюдателей.

Существует и Совет министров Северных стран с таким составом участников: Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, а также автономные территории – Фарерские острова (Дания), Гренландия (Дания), Аландские острова (Финляндия). Информационные офисы Северного совета находятся в Эстонии, Латвии и Литве, а также в Санкт-Петербурге и Калининграде.

Большая часть государств арктического пояса имеют друг к другу территориальные претензии и спорят за те или иные территории.

Канада спорит по поводу морской границы с США (Диксон-Энтранс, море Бофорта, пролив Хуан-де-Фука, остров Мачиас-Сил).

Великобритания спорит за континентальный шельф Рокопл с Данией и Исландией, имеет территориальные притязания в Антарктике (Британская антарктическая территория), спорит с Исландией, Данией и Ирландией из-за границы континентального шельфа Фарерских островов.

Ирландия спорит по поводу континентального шельфа Фарерских островов за пределами двухсотмильной зоны с Данией, Исландией и Великобританией.

Исландия спорит за континентальный шельф Роколл с Данией и Великобританией (Ирландия и Великобритания подписали пограничное соглашение по району Роколла); спорит с Данией о средней линии рыболовства между Исландией и Фарерскими островами; спорит с Данией, Великобританией и Ирландией о континентальном шельфе Фарерских островов вне двухсотмильной зоны.

Дания спорит по поводу континентального шельфа Роколл с Исландией, Ирландией и Великобританией (Ирландия и Великобритания заключили соглашение о границах в области Роколл); спорит с Исландией о средней линии рыболовства между Исландией и Фарерскими островами; ведет спор с Исландией, Великобританией и Ирландией о континентальном шельфе Фарерских островов вне двухсотмильной зоны.

Норвегия имеет территориальные притязания в Антарктике (Земля Королевы Мод); Свальбард (Шпицберген) находится в центре морского пограничного спора между Норвегией и Россией.

США, Дания и Канада — в отличие от Норвегии и России - не признают территориальных прав Исландии в Северном ледовитом океане.

И это только основные противоречия.

 

История вопроса

 

В 1920-х годах ряд прибрежных государств Северного Ледовитого океана (СССР, Норвегия, Дания, владеющая Гренландией, США и Канада) выдвинули концепцию о «полярных секторах», согласно которой все земли и острова, находящиеся в пределах полярного сектора соответствующего государства, а также постоянные ледяные поля, припаянные к берегу, входят в состав государственной территории.

Под полярным сектором понимается пространство, основанием которого является северная граница государства, вершиной - Северный полюс, а боковыми границами - меридианы, соединяющие Северный полюс с крайними точками северной границы территории данного государства. Самой большой стране, России, достался и самый большой сектор - около трети всей площади шельфа Арктики.

Эти районы не находятся под суверенитетом государств и не входят в состав государственных территорий, но каждое прибрежное государство имеет суверенные права на разведку и разработку природных ресурсов прилегающих к нему континентального шельфа и экономической морской зоны, а также на охрану природной среды этих районов. Объем этих прав определяется международным правом, в частности, Конвенцией о континентальном шельфе 1958 года и Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года.

Согласно этому документу, экономические границы прибрежных государств могут простираться не дальше, чем на 370 километров от своих берегов. Только в пределах этой зоны государствам разрешено распространять, разведывать и разрабатывать залегающие на дне природные ресурсы. Все остальные недра морей и океанов объявляются общим наследием человечества.

Любое государство имеет право подать в Международное управление по проблемам морского дна, которое находится на Ямайке, заявку на разработку ресурсов шельфа, простирающегося до Северного полюса. В пределах этих прав каждое государство издает свои законы и правила, регулирующие упомянутые виды деятельности. В остальном на континентальном шельфе и в экономической зоне действуют принципы и нормы международного морского права, согласно которым, прибрежные страны имеют право управлять доступом к береговой линии, опоясывающей их побережья, если этот пояс меньше, чем 12 морских миль (22,224 км).

Москва, как говорилось выше, ратифицировала Конвенцию по морскому праву в 1997 году, однако комиссия ООН рекомендовала, чтобы Россия доказала «изменение заявки на Арктику». Северный полюс считают международной площадкой, управляемой международным законом о морском дне. И если страна сможет доказать, что её подводный шельф - это продолжение её континентальных границ, то она, основываясь на этих результатах, может требовать экономическую зону. Когда страна ратифицирует Конвенцию по морскому праву, у неё есть 10-летний период, чтобы внести заявки для расширения границ территориальных вод.

Заметим, что почти все страны региона, за исключением Исландии, оспаривают позицию России по вопросам разграничения арктического шельфа. Северная «Антанта» обусловлена, прежде всего, тем, что именно в российском секторе Северного Ледовитого океана сосредоточено до 40-45% объема арктических ресурсов нефти и газа. А общий объем этих ресурсов в регионе, по оценкам Геологической службы США, составляет по газу — свыше 3 триллионов кубометров, по нефти — минимум 800 млн. тонн.

Но правды добиться можно! Норвегия стала первой нацией, выигравшей контроль над арктической территорией, когда комиссия ООН закончила обзор заявки Осло, дающей Норвегии право эксплуатировать ресурсы к северу от Свалбарда (Шпицбергена).

Канада и Дания проводят свои арктические изыскания вместе, пытаясь доказать, что горный хребет Ломоносова (полярная территория размером в половину Западной Европы является основанием для претензии России на полюс) проходит по их территории. Канада и Соединённые Штаты также сотрудничают вместе, проводя геодезические исследования континентального шельфа к северу от Аляски и Юкона.

Соединённые Штаты до сих пор не ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву. Сенатор от Аляски Лайза Мерковски убеждает правительство Барака Обамы в настоятельной необходимости ратификации Конвенции. «Это важно для того, чтобы мы и в остальных морях не подвергались прихотям других стран. На Аляске ледокол береговой охраны «Алекс Хэйли» картографирует внешнее побережье для заявки на область размером с Калифорнию, которая очень значительна, а русские, в свою очередь, зарегистрировали заявку на треть Арктики. Если мы уклонимся от ратификации, то мы ни на что не сможем заявлять права».

Лайза Мерковски сравнивает разворачивающуюся в Арктике борьбу с «глобальной игрой в шахматы», да еще на нескольких досках. У Соединённых Штатов есть «серьёзная нехватка аргументов». «В отношении ледоколов, например, США оперируют двумя, по сравнению с Россией, у которой их восемнадцать, Финляндия имеет семь, Канада - шесть, и даже Китай имеет один, в надежде на месторождения, если они останутся международными»,- заявляет она.

Во времена «холодной войны» Арктика представляла для великих держав прежде всего военно-стратегический интерес. Маршрут через Северный полюс был самым коротким путем от США до Советского Союза, то есть идеальным для бомбардировщиков и баллистических ракет. Позднее Арктика стала интересна для подводных лодок, которые под покровом льда могли приблизиться к берегу потенциального противника. Только весьма негостеприимная природа мешала массовому размещению здесь военных баз.

Но теперь перед военными открывается перспектива в связи с начавшимся уменьшением площади арктических льдов. По мнению ученых, льды будут неуклонно сокращаться. К 2030-2050 годам они станут на 30% тоньше, а их объем уменьшиться за это время, по разным прогнозам, от 15 до 40%. Благодаря этому военно-морские силы получат возможность действовать в Арктике на протяжении значительной части года.

И ВМС США уже инициировали четырёхгодичную программу по изучению последствий исчезновения арктических льдов, чтобы изучить вопрос использования надводных кораблей в этих водах и предложить варианты для функционирования флота в Арктике. «Лёд в этом океане отступает, а мы в ВМС США работаем во всех океанах мира», - говорит в интервью Navy Times контр-адмирал Дэйв Титли.

Здесь подо льдом уже побывали американские подводные лодки. По сообщению Barents Observer, в районе Северного полюса недавно всплыла, пробившись сквозь лёд, субмарина «Техас» – первая американская тактическая АПЛ, задействованная в Арктике.

К северному региону начала проявлять свой интерес и НАТО.  Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявляет, что «значение Арктики для Североатлантического альянса возрастает».

А как еще объяснить тот факт, что спустя менее трех недель после публикации новой арктической стратегии США под названием «Арктический план действий ВМС» (о нем мы расскажем ниже) прошла встреча в Исландии, на которой присутствовали генеральный секретарь НАТО и командующие ее вооруженными силами? Встреча, получившая название «Семинар по перспективам безопасности на Крайнем Севере», поддержала арктическую инициативу Америки. По ее результатам было объявлено, что «Крайний Север потребует в ближайшие годы еще больше внимания со стороны Альянса». Четыре из пяти официальных претендентов на Арктику – США, Канада, Дания и Норвегия, представленные на встрече, - члены-основатели Североатлантического военного блока. Россию не пригласили прислать даже наблюдателей...

Как пишет Daily Telegraph, «четыре из пяти сил, борющихся за Арктику, - члены НАТО, и мы должны быть уверены, что НАТО обладает желанием и возможностями, чтобы не допустить действий России в Арктике, идущих вразрез с международными соглашениями». Таким образом, России приходится иметь дело в Арктике не только с отдельными странами (США, Канада, Норвегия и Дания), но и с единым фронтом государств НАТО.

Соперничество за ресурсы Заполярья может спровоцировать конфликт между Россией и НАТО, предостерег главнокомандующий силами альянса в Европе адмирал Джеймс Ставридис, выступая с лекцией о направлении развития НАТО, прочитанной им в Королевском институте объединенных вооруженных сил (Лондон). По мнению адмирала, возможна также борьба за потенциальные военные базы и торговые пути. Ставридис предрек, что отношения с Россией станут главным аспектом концепции НАТО. Он отметил, что альянсу следует добиться максимального сотрудничества на Крайнем Севере, пишет лондонская The Times.

Недавний Лиссабонский саммит Россия-НАТО породил надежды на то, что открываются возможности разрешать существующие противоречия двух сторон. Только вот при глубоком изучении предлагаемой натовцами «дорожной карты» совместных действий выясняется, что основной замысел этого «партнерства» в их понимании очень прост. НАТО объявила, что его «северное измерение» «простирается до полюса», а это значит, что на Россию будут давить в вопросе уступки в «арктическом споре» с Данией и Канадой по поводу хребта Ломоносова. И это как минимум. Не исключено, что России придется защищать свои позиции в Арктике также против Евросоюза, который пытается интернационализировать Северный полюс и Антарктиду.

Сейчас Россия, пишет один из наших ведущих специалистов по Арктике Анатолий Цыганок, стоит перед вопросом: сотрудничество или конфронтация? Либо пойти на заключение межгосударственного соглашения об ограничении военной деятельности и НАТО, и России в Арктике, либо впереди нас ждёт конфронтация.

По словам министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, прозвучавшим на его пресс-конференции по завершению сессии Арктического совета, «мы не планируем увеличение военного присутствия в Арктике, размещение вооруженных сил». Россия не желает конфронтации и не отказывается от международного сотрудничества в Арктике. Россия готова к диалогу.

Однако, предлагаемые НАТО меры сотрудничества пока больше похожи на завуалированное ожидание новых уступок Москвы без стратегической компенсации со стороны альянса.

Норвегия и Соединённые Штаты уже оспаривают требования федерального закона РФ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации», в соответствии с которым на проход по Северному морскому пути иностранных военных и военно-вспомогательных судов накладываются жесткие ограничения. Такие корабли будут допускаться на трассу СМП только по специальным разрешениям, которые придётся получать в дипломатическом порядке.

 

Подводные кладовые

 

Вопрос о том, кому принадлежит Северный полюс, не рассматривался всерьез, пока весь регион был покрыт льдом, пишет лондонская газета The Financial Times. Однако повышение температуры на планете означает, что данный район, где может содержаться до четверти оставшихся в мире запасов нефти и газа, вскоре может оказаться втянутым в военно-дипломатическую игру, поскольку лед становится тоньше, а местные ресурсы – доступнее. Еще раз подчеркнем – прибрежным странам разрешено получать под свой контроль морское дно за пределами границ 200-мильной зоны, если они могут доказать, что это дно является продолжением их континентального шельфа.

Клубок завязывающихся противоречий нарастает в арктических льдах, как снежный ком. Жили тут спокойно белые медведи, которых всегда было больше, чем полярников. Амундсен ставил красную палатку. Спасали на льдинах Папанина и Шмидта наши летчики – первые Герои Советского Союза. Дмитрий Шпаро водил на Северный полюс свой молодой коллектив любителей экстремального туризма. Да мало ли что еще тут было. И вот, пожалуйста, теперь к каждому медведю будет приставлено, похоже, по человеку с ружьем.

А что в подоплеке? Опять нефть, опять газ.

23 июля 2008 года публикуется исследование геологической службы США (USGS), посвященное оценке перспективных запасов нефти и газа в Арктике. Это исследование, результаты которого были описаны в журнале Science, оценило районы к северу от Полярного круга и пришло к выводу, что газ и нефть «могут быть найдены в этом регионе, в основном, в оффшорных зонах, на глубине менее 500 метров».  Где они сосредоточены? Правильно – на российской подводной территории.

Согласно данным американской Геологической службы, и на Аляске может быть найдено значительное количество газа, и в Канаде, и на острове Гренландия. Но! «Развитие региона усилило бы выдающееся стратегическое положение страны, обладающей наибольшими запасами», - говорится в докладе USGS. Эта страна есть, и вы ее знаете. «Неразведанные запасы природного газа в три раза крупнее запасов нефти, и большая часть их сконцентрирована в России»,- пишет Science.

Да, происходящее потепление климата и таяние арктического льда (об этом – ниже) раскрыло обширное количество залежей энергоносителей на дне Северного Ледовитого океана. Впервые в истории, благодаря современным технологиям, можно добраться до континентального шельфа у Северного полюса. Скотт Борджерсон в книге «Арктика плавится» пишет: то, что здесь происходит, можно сравнить с началом Клондайкской золотой лихорадки, когда каждый стремился застолбить свой участок.

Всё острее и острее встаёт вопрос: кому ЭТО принадлежит?

 

Интересы

 

Ведущие мировые державы приготовились к переделу арктических пространств, и в первую очередь тех, что принадлежат России. Среди них - огромные месторождения газа, открытые в Баренцевом море (а из-за чего норвежцы так убивались, добиваясь договора с Россией?). В российском секторе уже проводили морские научные экспедиции США, Норвегия, Германия. В освоении месторождений в Баренцевом море хочет принять участие даже Индия.

Свою заинтересованность в Арктике проявил Китай, который открыл исследовательскую станцию на Шпицбергене и дважды отправлял в северные моря ледокол «Снежный дракон». У Поднебесной, правда, претензий на эти территории нет, но интерес заключается в том, что уменьшение ледяного покрова Северного Ледовитого океана может существенно сократить для Китая торговые пути из Азии в Европу. Например, путь между Шанхаем и Гамбургом через Северный Ледовитый океан будет короче на 6400 км. Прямая экономическая выгода.

Несколько лет назад Дания заявила, что Северный полюс принадлежит ей, так как он совсем недалеко от Гренландии. Министерство науки Дании выделило 38 млн. долларов на картографирование шельфа, чтобы убедить всех, что он - естественное продолжение принадлежащей ей Гренландии.

США претендуют на полюс, потому что именно их граждане первыми достигли вершины мира, и американцы уже несколько лет изучают морское дно Арктики со своих атомных подводных лодок.

Канада доказывает, что трансарктический хребет Ломоносова начинается с американского материка.

Основной целью экспедиции Артура Чилингарова было изучение шельфа Северного Ледовитого океана и уточнение его границы на территории от Новосибирских островов до самого Северного полюса. Если наши ученые докажут, что шельф, а точнее, океанский хребет Ломоносова, является непосредственным продолжением Сибирской континентальной платформы, то это позволит России претендовать на огромную территорию Северного ледовитого океана в 1,2 млн. квадратных километров. Если на основании собранных экспедицией Чилингарова данных Россия сумеет убедительно обосновать свои территориальные претензии, то она получит суверенные права на разведку и разработку природных ресурсов на этом участке. Установка капсулы с российским флагом на дне океана символизирует, что наша страна публично заявляет о своих претензиях на Северный полюс и не сомневается в победе!

Это отдавать было легко, а возвращать придется с большим трудом. Хребет Ломоносова, тянущийся на 1800 километров от Новосибирских островов России через центр Северного Ледовитого океана до канадского острова Элсмир, расположенного в Канадском Арктическом архипелаге, расположен очень интересно. «У него есть провалы с обеих оконечностей - и к нашим, и к канадским берегам, - объясняет директор Института географии РАН, академик Владимир Котляков.– Теперь бурить надо, но, к сожалению, пока нет никаких оснований ожидать, что завтра в РФ появятся буровые платформы ледового класса, способные работать в приполюсной акватории Северного Ледовитого океана. Глупо рассчитывать и на то, что норвежцы бросятся нам помогать в полярных исследованиях. А без результатов глубинных бурений заявка РФ на прежний советский сектор Арктики практически не имеет шансов на признание».

Справедливости ради надо заметить, что не только у России в Арктике намечаются проблемы. Дания с Канадой вот уже три десятка лет не могут поделить крошечный каменистый островок на границе между ними. Этот остров Ханса (Туркупалук) расположен во льдах Северо-Западного прохода, соединяющего Тихий и Атлантический океаны. Собственно, остров представляет собой всего лишь трехкилометровую полосу обледенелых скал.

До сих пор за эту скалу в океане шла «флажковая война». Экспедиции Дании и Канады по очереди водружали свои стяги на острове Ханса. В последние годы конфликт обострился. Канада провела в районе острова военные манёвры, глава ее министерства обороны высадился на спорной территории, чем вызвал протест Копенгагена. Дания уже высылала к острову патрульный арктический катер, который должен обозначить военное присутствие королевских ВМС в регионе.

Для того, чтобы как-то разрешить давний территориальный спор США и Канады, снаряжается совместная американо-канадская экспедиция. Ученые определяют протяженность континентального шельфа в море Бофорта, чтобы нанести на карту границу между двумя государствами. Истоки этого спора уходят корнями в ХIХ век, когда определялась граница между американскими владениями Великобритании и России. Потом Россия продала Аляску Соединенным Штатам, а Великобритания отдала свои территории Канаде, когда та стала самостоятельным государством.

Канада считает, что морская граница должна стать продолжением сухопутной границы между штатом Аляска и канадской провинцией Юкон. США же считают, что морская граница должна быть равноудалена от побережья обоих государств. Но в этом случае Канада потеряет примерно 21 000 кв. км акватории по сравнению с канадским вариантом границы.

Причина, по которой ученые именно сейчас взялись наносить на карту границы материкового шельфа, которые раньше мало кого интересовали, кроется в огромных ископаемых запасах углеводородного сырья. По данным энергетического ведомства Канады, в недрах спорной зоны может находиться до 1,7 млрд. кубометров природного газа и 1 млрд. кубометров нефти. Одного только этого газа было бы достаточно для покрытия потребностей Канады в течение 20 лет, сообщает ВВС.

Есть еще один повод для американо-канадских противоречий. В течение 2007-2008 годов поверхность океана в Северо-Западном проходе у побережья Северной Америки, контролируемом Канадой, почти полностью оттаяла, и в течение нескольких недель проход был судоходным – впервые за всё время ведения исследований. США претендуют на прибрежную полосу в 200 миль и оспаривают право Канады пользоваться Северо-Западным проходом, как своими внутренними водами, хотя тысячи островов по обе стороны прохода принадлежат именно Канаде. Американцы говорят, что проход должен быть объявлен международным, так как он удовлетворяет определению: водный путь, соединяющий друг с другом участки открытого моря или же эксклюзивные экономические зоны.

Североамериканские страны заявили, что прежний спор о принадлежности 12 тысяч квадратных километров морского дна в море Бофорта временно отложен, чтобы дать отпор арктическим устремлениям России. «Русские понимают, зачем им нужна Арктика, и при Путине и Медведеве они стали вести себя очень агрессивно, – объясняет Роб Хьюберт, заместитель директора Центра военных и стратегических исследований Университета Калгари. – Они далеко опережают всех остальных». А министр обороны США Роберт Гейтс на Международном форуме по безопасности в канадском Галифаксе заявил: «Вашингтон планирует расширить сотрудничество с Канадой в Арктике, в то время как Россия и другие кладут глаз на ее огромные энергетические и природные ресурсы» ( по итогам встречи сообщило агентство France Presse).

Гейтс признается, что «будущее НАТО и международные претензии на нетронутую нефть Арктики (sic!) были главными темами обсуждений, проходивших за закрытыми дверями, между США и высокопоставленными чиновниками из Бельгии, Бразилии, Франции, Японии, Германии, Индии, Новой Зеландии и Нидерландов». Что ни страна – всем до Северного полюса дальше, чем до экватора. Что потеряла в Галифаксе Новая Зеландия? А Бразилия?..

Вот как комментирует этот слет политолог Алексей Чичкин: США и Канада сейчас лидируют по расходам как на разведку и освоение арктических ресурсов, так и на инфраструктурное экономическое и военное «обустройство» в бассейне Северного Ледовитого океана. В Норвегии и Дании (включая Гренландию) уже введены в действие многие предприятия, позволяющие ускорить освоение арктических ресурсов и наращивание военного присутствия в регионе.

Наряду с формированием хора стран, которые в нужный момент начнут петь об «общечеловеческом значении богатств Севера планеты», страна-дирижер занимается вполне понятными приготовлениями.

«Мы теряем позиции в глобальной конкуренции. Россия завершает программу создания национальных атомных ледоколов нового поколения, что гарантирует ей наличие нескольких тяжелых ледокольных судов, которые будут служить далеко за 2020 год, - заявил американским конгрессменам командующий службой береговой охраны США адмирал Тад Аллен. – Рост интереса к Арктике может заставить США изменить курс. Это поднимет множество вопросов, связанных с суверенитетом, обеспечением безопасности и другими подобными вещами. Вопрос в следующем: что мы планируем сделать?»

Обсуждая потребности США в ледокольном флоте, американский Конгресс пришел к выводу, что администрация США должна срочно скорректировать свои подходы к освоению Арктики. Но, как отмечает лондонская газета Financial Times, положение США в Арктике остается пока неопределенным, поскольку Конгресс не ратифицировал Конвенцию ООН по морскому праву, в соответствии с которой и будут решаться споры. Однако американские официальные лица продолжают работу, надеясь, что документ будет ратифицирован до 2013 года – это крайний срок для подачи территориальных притязаний на Арктику в ООН.

 

И зачем только Аляску продали?

 

«Жители Аляски живут в таком времени, когда больше известно о поверхности Марса, чем о глубинах Северного Ледовитого океана, - пишет Скотт Борджерсон в упомянутой выше книге «Арктика плавится». – Чем раньше это до нас дойдёт, тем раньше Арктика ответит последними неразведанными ресурсами углеводородов на Земле». Показательно при этом, что автор делает акцент на жителях Аляски, а не на жителях, скажем, Калифорнии, которым, по идее, углеводороды тоже небезразличны.

Не смог бы написать он такое, если бы США с царского плеча российского самодержца не получили сто с лишним лет назад эти земли. И Америка тогда бы имела на Арктику столько же прав, что и Бразилия…

А что теперь?

Теперь США дислоцируют на Аляске 24 тысяч военнослужащих, три базы армии сухопутных войск и три – ВВС, а также несколько объектов береговой охраны. С конца 1990-х – начала 2000-х годов США концентрируют усилия на ограничении возможностей всех конкурентов, имеющих отношение к Северному полюсу и окружающему его региону. Речь идёт о создании американской противоракетной обороны на Севере как элемента передового базирования средств ядерного нападения.

Первый район ПРО расположен на Аляске, второй совместный японо-американский морской компонент в Японском море и на Корейском полуострове, третий район планируется разместить на территории Восточной Европы (против чего Россия активно протестует), четвертый район - на территории Великобритании. Именно под этим углом ряд экспертов рассматривают взаимодействие США с Норвегией по использованию расположенного на Шпицбергене норвежского центра спутниковой связи, предназначенного для сбора информации со спутников, находящихся на полярных орбитах.

Принято считать, замечает руководитель Центра военного прогнозирования полковник Анатолий Цыганок, что претензии Вашингтона на гегемонию в Арктике связаны исключительно со стремлением взять под контроль нефть и газ Арктического шельфа. Результаты американской арктической экспедиции, проведенной летом 2008 года, показали, что экономические границы США могут быть перенесены, как минимум, на 150 км дальше относительно прежней береговой линии.

Но первоочередной целью для американцев являются даже не углеводородные месторождения Арктического шельфа. Американцы на самом деле стремятся взять под контроль новый морской путь из Атлантического в Тихий океан через море Бофорта и море Баффина, путь, который по мере глобального потепления открывается вдоль побережья Аляски, Канады и Гренландии. До конца ХХ века единственным трансатлантическим путем в Арктике был Северный морской путь, контролируемый СССР, а затем Россией. Однако по мере таяния льдов из-за глобального потепления новый маршрут может стать альтернативой не только Северному морскому пути, но и традиционным трансокеанским маршрутам.

В результате появляется документ под названием «Арктическая дорожная карта Соединенных Штатов». Его комментирует политолог Алексей Чичкин: «В этом документе отмечается, что сегодня Россия обладает потенциально наибольшими арктическими территориями и наиболее активна в планах по освоению арктических «кладовых». А таяние арктических льдов существенно ускорит не только освоение колоссальных запасов арктических нефтегазоресурсов, но и спрос на трансарктический Северный морской путь, проходящий в основном вдоль российского побережья Северного Ледовитого океана. Поэтому Соединенным Штатам придется укреплять военное присутствие и в своей части Арктики, и вблизи тех арктических районов, принадлежность которых примыкающие страны оспаривают друг у друга. В «Арктической дорожной карте» подчеркивается, что «уже сейчас нужно готовиться к возникновению возможных конфликтных ситуаций, в том числе путем проработки различных сценариев развития событий в регионе».

Этот 36-страничный документ, действие которого рассчитано на 2010-2014 годы, включает три этапа действий. Первый — укрепление военно-политического сотрудничества и взаимопонимания с приарктическими странами-членами НАТО. Второй – составление подробной геологической карты всех природных ресурсов, имеющихся в Северном ледовитом океане и в Арктике, а также более достоверное определение сроков таяния тамошних льдов. Третий этап – это ускоренная разработка адаптированных к Арктике новых образцов вооружений и военно-транспортной техники.

Словом, сегодня под эгидой США реализуется долгосрочная программа если не по вытеснению России из региона Северного Ледовитого океана, то, во всяком случае, по ограничению нашего экономического и военно-политического присутствия здесь.

Об этом сейчас и поговорим.

 

Мускулы

 

Начнем с анализа статьи Рика Розоффа в издании OpEdNews.com (США). Называется она просто «Запад готовится к арктической войне».

США демонстрируют повышенный интерес к Арктическому (так американцы именуют Северный Ледовитый) океану в связи с энергетическими, транспортными и военными задачами, пишет Рик Розофф.

Особенно военными. 10 ноября 2009 года в США опубликован «Арктический план действий ВМС». У Соединенных Штатов, говорится в документе, «есть широкие и фундаментальные интересы в Арктическом регионе, и Вашингтон готов действовать либо независимо, либо совместно с другими государствами, чтобы обезопасить эти интересы. Среди этих интересов такие вопросы, как противоракетная оборона и системы раннего оповещения; развертывание морских и воздушных систем для стратегических морских перевозок, стратегического сдерживания, присутствия на морях и операций морской безопасности; а также вытекающая из этого свобода навигации и пролета над территорией».

Название «Арктический план действий ВМС» – это любопытный выбор слов в описании той части глобуса, где вообще нет земли, иронизирует Рик Розофф. В документе прямо называются четыре вида операций в Арктике: боевые действия под водой; экспедиционная война; наступательные боевые действия; стратегические морские перевозки. Сказано также, что «морские службы должны быть готовы предотвратить или ограничить региональные конфликты в случае необходимости», и особый упор делается на стратегическое сдерживание и системы ПРО.

Американский сайт World Politics Review написал: «Арктический план действий» включает в себя полномасштабный список мер, которые флот надеется предпринять в арктическом регионе за последующие четыре года: разработать новые суда и оружие; составить карты морского дна с потенциальными ресурсами и геологической информацией; обновить диагностические инструменты, чтобы более точно предсказывать таяние полярных льдов.

В целом документ, развивающий цели стратегии национальной безопасности США, является повторением приоритетов, перечисленных в президентской директиве по национальной безопасности №66, выпущенной десятью месяцами ранее. Практическое воплощение этой стратегии означает расширенное проникновение за Полярный круг оснащенных ядерными ракетами подлодок ВМС США и расширение планов глобальной системы ракетного перехвата, которую разворачивают у западных, южных и восточных границ России. Радары, подлодки и ядерные ракеты США и НАТО, развернутые на Крайнем Севере, завершат процесс окружения России.

Бумаги – бумагами, а военные мероприятия уже давно начаты. США и Британия дважды в 2007 и 2009 годах провели совместные учения подлодок под полярным льдом. На сайте ВМС США в связи с этим появилось сообщение о том, что «подводный флот продолжает использовать Арктический океан в качестве альтернативного маршрута для перехода подводных лодок между Атлантическим и Тихим океанами… Подводные лодки могут достичь западной части Тихого океана, проплыв через международные воды Арктики, а не через Панамский канал».

Затем газета National Post опубликовала следующее: «Американский флот планирует крупномасштабный натиск на Арктику, чтобы защитить национальную безопасность, потенциальные подводные богатства и другие морские интересы. «Арктический план действий» описывает стратегический план по расширению операций флота на Севере в ожидании того, что замерзший Арктический океан превратится в открытую воду к лету 2030 года. Очевидно, что Соединенные Штаты полны решимости серьезно усилить военное присутствие и переоснастить свой военно-морской потенциал в регионе, который все чаще рассматривается как потенциальная «горячая точка» по мере того, как тающие полярные льды облегчают сюда доступ».

На этом фоне весьма забавно слышать гневные тирады канадского министра иностранных дел Лоуренса Кэннона, разглядевшего у своих берегов вместо американских подлодок русские. «Именно поэтому мы реагируем так решительно, когда такие страны, как Россия, проводят учения и предпринимают действия, которые производят впечатления вызова нашей безопасности на севере».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров на встрече с Лоуренсом Кенноном (прозванным в канадской прессе Лоуренсом Арктическим) объяснял тому, что ни о какой милитаризации Арктики Россией речи не идет. Зато мы видим, что милитаризацию начали другие, но, похоже, только одному Кэннону не доложили, что штатовский сайт AllGov опубликовал статью под заголовком «Флот США готовится к милитаризации Арктики».

Похоже, что некоторым политикам, действительно, некогда читать прессу о положении в Арктике. У них иные заботы. Норвегия вот передвинула свой Центр оперативного командования в Арктику и купила 48 боевых самолетов Lockheed F-35 для проведения арктических патрулей. Дания объявила о планах создать универсальное арктическое командование и арктические силы реагирования, а также усилить военное присутствие на авиабазе Туле в Гренландии, которая также будет открыта для союзников по НАТО.

Против кого дружим?

 

Ногою твердой стать на море!

 

России уже сейчас приходится иметь дело в Арктике не только с отдельными странами (США, Канада, Норвегия и Дания), но с единым фронтом государств НАТО. И этим братьям по оружию хотелось бы, чтобы мы активности в Арктике не проявляли. Да и не только там. Но пусть объяснит нам любой толковый натовский пропагандист, почему мы не должны реагировать, например, на «Арктический план действий ВМС США»? Он что, для галочки написан? Для отчета? Министерство, мол, отчита…, вернее, отписалось о своей работе? Не смешите! 

«А коли там все серьезно, то и у нас все серьезно.Военно-морской флот России наращивает боевые возможности в Арктике за счет новых кораблей и дополнительных пунктов базирования, - сообщил РИА «Новости» главнокомандующий ВМФ РФ адмирал Владимир Высоцкий. – Продолжается наращивание боевых возможностей группировок сил общего назначения Северного и Тихоокеанского флотов, дислоцированных в Арктической зоне Российской Федерации, за счет поступления в состав ВМФ кораблей новой постройки».

В июне 2010 года спущен на воду атомный подводный крейсер «Северодвинск», оснащенный крылатыми ракетами. Проводятся государственные испытания нового подводного ракетоносца «Юрий Долгорукий». Ведется строительство головного фрегата «Адмирал Флота Советского Союза Горшков». Подготовлены и представлены председателю правительства Российской Федерации предложения по обеспечению военной безопасности Северного морского пути, включая меры, обеспечивающие возможность временного базирования кораблей ВМФ в портах по его трассе, сказал главком. Он сообщил, что корабли и атомные подводные лодки Северного флота выполнили в 2010 году более десяти походов в Арктику.

Что-то начинаем делать. Но многое придется в Арктике наверстывать. Например, Россия потеряла там не менее 150 станций – метеорологических и связи. Еще в 30-е годы прошлого века в связи с освоением Северного морского пути была организована сеть станций по всей северной периферии России, по берегам Ледовитого океана. Станции исправно выполняли свою функцию более 60 лет, но многие из них в 90-е годы исчезли.

Забот полно, а тут угроза очередной конфронтации. Поэтому понятна озабоченность Владимира Путина, который в Москве на Международном форуме «Арктика – территория диалога» заявлял: «К сожалению, приходится сталкиваться с разного рода футуристическими предсказаниями о грядущей битве за Арктику. Мы внимательно следим за развитием ситуации в регионе, делаем свои ответственные прогнозы. И ясно видим, что большинство подобных пугающих сценариев по Арктике не имеет под собой реальной почвы, рассчитано на то, чтобы столкнуть, рассорить государства региона, а затем попробовать поживиться на этом, половить, как у нас говорят, рыбу в этой мутной воде... В Арктике, действительно, пересекаются серьёзные геополитические и экономические интересы. Но нет сомнений в том, что существующие арктические проблемы, включая вопросы континентального шельфа, могут быть решены в духе партнёрства, путём переговоров и на основе действующих международно-правовых норм».

 

Худой мир лучше доброй ссоры

 

Заявление Владимира Путина – далеко не единственное свидетельство того, что воевать за Арктику многим совсем не хочется. Лучше объединить силы для освоения этих неласковых мест. А возникающие проблемы – решать. Например так, как решили их Россия с Норвегией.

С 70-х годов велись российско-норвежские споры о пересмотре статуса Шпицбергена и условий рыболовства в его зоне. Правительство Норвегии на основе односторонней интерпретации Женевской конвенции 1958 года и Конвенции ООН по морскому праву 1982 года настаивало на том, чтобы в основу разграничения арктического района был положен принцип срединной линии - равностоящей от исходных линий Новой Земли и Земли Франца-Иосифа, с одной стороны, и архипелагом Шпицберген - с другой.

Российская сторона выступала за то, чтобы граница проходила по линии, являющейся западной границей российского арктического сектора, объявленной постановлением Президиума ЦИК СССР 15 апреля 1926 года. В результате возникших разногласий спорным оказался район общей площадью более 155 тысяч квадратных километров, ограниченный, с одной стороны, западной границей российского арктического сектора, с другой - срединной линией, предложенной Норвегией.

И вот после многих лет тяжелых переговоров Россия и Норвегия 15 сентября 2010 года подписали Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане – Россия и Норвегия разделили спорную акваторию пополам. «Снятие этого главного нерешенного вопроса в наших двусторонних отношениях должно способствовать созданию качественно новой политической атмосферы, характеризуемой укреплением духа доверия и партнерства», - заявили в Кремле.

По мнению Москвы, значение этого события выходит за рамки сугубо двустороннего измерения. «В данном случае речь идет и о практическом примере реализации принципа, что все возможные споры в Арктике должны решаться самими арктическими государствами путем переговоров и на основе существующих норм международного права. Урегулирование Россией и Норвегией этого давнего вопроса приветствуется мировым сообществом и дает основания говорить о существенном укреплении международной и региональной безопасности и стабильности на Севере», - отметили в пресс-службе Кремля.

Договор открывает возможность для совместной разработки месторождений нефти и газа на арктическом шельфе – спорная зона Баренцева моря как раз ими и богата. Рыбаки остались недовольны и написали письмо протеста Дмитрию Медведеву. Но договор уже есть, и хотя бы по этому поводу у Москвы голова за Арктику не болит.

Проявила инициативу к договоренностям и Дания. 27-29 мая 2008 года ее правительство собрало своих арктических соседей на Конференцию по Северному Ледовитому океану в небольшом гренландском городке Иллулиссат. Кроме хозяев форума (Дания/Гренландия), здесь были представлены министры иностранных дел России, США, Канады и Норвегии. Все они высказались за то, что настало время узаконить претензии выходящих к Арктике стран.

По итогам принята декларация, призвавшая направить в конструктивное русло возможные дискуссии о территориальной принадлежности того или иного арктического района. По сути, государства взяли на себя обязательства не обострять конфликты, которые вызваны объективными противоречиями между приарктическими странами.

Комментируя итоги встречи, политолог Алексей Чичкин отметил, что почти все страны арктического региона, за исключением Исландии, оспаривают позицию России по вопросам разграничения шельфа. Между тем, пока что только Россия одобрила предложение Исландии по «Арктическому Хельсинки» - международной региональной конференции по вопросам разграничения в бассейне Северного Ледовитого океана и совместному освоению его ресурсов.

«Не дожидаясь, пока начнут обостряться отношения между восемью окружающими Арктику странами – Канадой, Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией, Россией, Швецией и Соединенными Штатами, следует ввести в отношении Арктики всеобщий режим, обеспечивающий всем равный доступ к её ресурсам, наподобие Договора об Антарктике 1959 года». Этот голос звучит в статье под заголовком «Пусть Арктика будет свободной от ядерного оружия», опубликованной в The International Herald Tribune (США).

Упомянутый московский международный форум «Арктика – территория диалога», в работе которого приняли участие члены межправительственного Арктического совета из России, Соединенных Штатов, Норвегии, Дании, Финляндии, Исландии и Швеции, а также большое количество ученых и международных экспертов по Арктике и Антарктике, поставил ряд принципиальных вопросов.

Первый из них – вопрос о суверенитете над арктическими территориями. Это проблема носила академический характер до тех пор, пока суровый климат региона не позволял разрабатывать его потенциальные богатства с помощью современных технологий. Но в последнее время ледники и ледовое покрытие в Арктике тают со скоростью в два раза выше, чем в других регионах, поэтому дипломатическая температура по поводу будущего «нового Клондайка XXI века» постоянно повышается.

Комментируя итоги дискуссии на московском форуме, корреспондент лондонской The Times Тони Холпин в статье «Кто владеет Арктикой» пишет: «Ставки в Арктике в целом значительно выше, однако Россия отдает себе отчет в том, что ей будут необходимы иностранные инвестиции и опыт для разработки месторождений, расположенных под океанским дном. Природные условия сами по себе будут достаточно суровыми и без превращения Арктики в зону конфронтации». Здраво!

В конце концов, можно согласиться с Анатолием Цыганком, который пишет: «Если арктическая «пятерка» (Россия, Канада, США, Дания и Норвегия) будут в состоянии разработать свод общих правил, эти правила придётся принять всем остальным. Было бы вернее вместо бесплодных попыток раздела арктической пустыни договориться о её совместном использовании».

 

Куда уходят льды?

 

 Буквально за последние годы климат на Земле преподнес много сюрпризов. Один из них – беспрецедентно быстрое таяние арктических льдов, какого никогда за десятилетия наблюдений не бывало. Средняя температура атмосферы и океана Земли в первом полугодии 2010 года стала самой высокой за весь период наблюдений, сообщает газета The Washington Post со ссылкой на Институт космических исследований НАСА.

Как утверждают сотрудники Центра по изучению льда и снега США (NSIDC), средняя площадь арктических льдов в июне 2010 года составляла 10,87 млн. квадратных километров, что на 0,62 млн. меньше «негативного» рекорда 2007 года. Притом, что в летний период 1979-2000 гг. площадь морских льдов в регионе составляла в среднем 12 млн. квадратных километров. Высокая температура планеты отражается на площади льда в Арктике, которая оказалась в середине 2010 года самой низкой за всю историю спутниковых наблюдений (с 1979 года) и продолжает быстро сокращаться. В июле 2010 года площадь арктического ледяного покрова оказалась на 16% меньше, чем обычно в это время, передает Reuters.

2010 год, пишет испанская El Periodico, породил множество тревог. Ежедневно площадь арктических льдов сокращается приблизительно на 88.000 квадратных километров, что сопоставимо с территорией Португалии (sic!). Автор статьи Антонио Мадридехос ссылается на сообщения того же Центра NSIDC, который информирует о том, что поверхность арктических льдов никогда не сокращалась так сильно, как к началу июля этого года с тех пор, как тридцать лет назад начались систематические наблюдения и ее замеры со спутников.

В поведении арктических льдов, пишет он, присутствует ярко выраженная сезонная динамика. В зимний период они занимают около 15 млн. квадратных километров (в 30 раз больше территории Испании), и арктические льды достигают берегов Исландии, однако с началом лета их объём сокращается на 60 процентов. К минимальной отметке они обычно подходят в середине сентября. Как обычно, таяние льдов в наибольшей степени затрагивает северо-восточные районы Канады, и в особенности Баренцево море, омывающее северо-запад России.

Проблема в том, что за последние десятилетия этот процесс приобретает всё большие масштабы: летом масса ледяного покрова теряет больше, чем потом набирает зимой.

По прогнозу американского Национального управления океанических и атмосферных исследований (The US National Oceanic and Atmospheric Administration), Арктика к 2030 году будет в летние месяцы полностью свободна ото льда. «Температурные данные 2010 года являются свидетельством того, что планета продолжает нагреваться», - считает климатолог Рэйф Померанс. - Абсолютные цифры показывают, что климат Земли движется в неизвестном направлении, что отражается в массивном отступлении арктических льдов».

Есть также сценарий Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC), который предсказывает, что потеря ледового покрова летом в Арктике может произойти примерно к концу нашего столетия. То есть через 30-40 лет Арктика, в том числе Северный полюс будут освобождаться ото льда летом.

Группа ученых под руководством Даррелла Кауфмана из Университета Северной Аризоны установила: потепление арктического климата продолжается все более ускоряющимися темпами, что вызвано сокращением продолжительности периода, когда земля и океан скрываются от солнечных лучей под отражающей их прослойкой из снега и льда.

Такие же прогнозы дают российские специалисты. Арктика, в том числе и Северный полюс, к середине XXI столетия летом может полностью освобождаться ото льда, сообщил РИА «Новости» глава Росгидромета Александр Фролов. Более того, данные со спутников свидетельствуют: гренландский ледниковый щит тает, и скорость его разрушения все время нарастает.

Сейчас климат на Земле теплее, чем когда-либо за последние три тысячи лет, рассказывает доктор технических наук, заведующий лабораторией глобальных проблем энергетики Московского энергетического института, профессор Владимир Клименко. Климат очень быстро и неожиданно потеплел в течение нескольких десятилетий. Этот будет продолжаться, по крайней мере, лет двести. И в течение этих двухсот лет климат станет теплее, чем в любой момент времени за последние 250 тысяч лет.

 

Мы предполагаем, а Господь Бог располагает

 

Все, о чем рассказано в этом обзоре, не вызывало особых сомнений до мая 2010 года.

Мы не отказываемся ни от одного слова. Но, ради объективности, во имя того, чтобы читатель получил информацию полную и максимально точную, представляем некоторые факты, которые, при реализации описываемого ниже сценария, могут кардинальным образом переменить всю картину арктических перспектив. Футурология просто отступит перед природой, растревоженной человеком. И тут уже всем заинтересованным странам придется не мускулами в Арктике меряться, а думать, как с общей бедой справиться.

Дело в том, что все сценарии потепления Арктики, таяния ее ледяного покрова, открытия новых морских путей по акваториям, самоочищающимся ото льда, могут быть опрокинуты уже в ближайшие месяцы. Нужно только дождаться объективных научных данных о ситуации с Гольфстримом.

Ведь что такое Гольфстрим? Как влияет это теплое атлантическое течение, берущее начало в Мексиканском заливе, на климат Северной Америки и Северной Европы? Как взаимодействует с процессами в Арктике?

Даже школьникам известно, что если бы Гольфстрима не существовало, климат в Санкт-Петербурге, Хельсинки, Стокгольме, Лондоне, Париже был бы таким же, как и в других точках, расположенных на 40-60-м градусах северной широты: нашим Котласу, Сыктывкару или Магадану.

Так вот, на основании спутниковых данных, подтвержденных ВМС США, итальянский физик-теоретик из Института Фраскати, доктор Джанлуиджи Зангари, который уже несколько лет сотрудничает с группой ученых мониторинга в Мексиканском заливе, заявил: Северо-Атлантическое течение (Гольфстрим) больше не существует (sic!). Эта стратегически важная информация содержится в статье от 12 июня 2010 года, которая представлена по адресу: http://www.infiniteunknown.net/2010/08/06/loop-current-in-the-gulf-of-mexico-has-stalled-from-bp-oil-disaster/.

Как утверждает доктор Зангари, огромное количество нефти из Мексиканского залива, появившееся там в результате аварии на платформе British Petroleum, постоянно расширяясь в объеме, охватывает огромные площади и оказывает серьезное воздействие на всю систему терморегуляции планеты через разрушение слоев теплого потока воды Гольфстрима.

Последние спутниковые данные (снимки представлены там же на указанном сайте), утверждает доктор Зангари, демонстрируют, что Северо-Атлантического течения в настоящее время нет, и Гольфстрим начинает разбиваться на части в районе 250 километров от берега Северной Каролины. Отсутствие этого теплого океанского течения в восточной части Северной Атлантики, заявляет он, уже нарушило нормальный ход атмосферных потоков летом 2010 года, в результате чего образовались неслыханно высокие температуры в Москве, засухи и наводнения в Центральной Европе, а также массовые наводнения в Китае, Пакистане и других странах Азии.

Как отмечает Зангари, «реальное беспокойство вызывает тот факт, что в истории нет прецедента внезапной полной замены одной природной системы другой, созданной при этом человеком». Данные, получаемые со спутников в реальном времени, являются для Зангари явным свидетельством того, что в Мексиканском заливе после аварии на нефтяной платформе BP в кратчайшее время возникла новая искусственно созданная природная система. В рамках этой новой неестественной системы радикально изменились такие параметры как вязкость, температура и соленость морской воды. Это остановило продолжавшийся миллионы лет бег кольцевого течения Гольфстрима, констатирует он.

Сегодня данные измерения температуры Гольфстрима между 76 и 47 меридианами показывают, что течение на 10 градусов Цельсия холоднее, чем было в тот же период 2009 года. Соответственно, можно говорить о наличии прямой причинно-следственной связи между остановкой теплого Кольцевого течения в Мексиканском заливе, подпитывающего Гольфстрим, и падением температуры самого Гольфстрима.

Если эта тревожная информация подтвердится научными исследованиями и самого Гольфстрима, и прилегающих к нему акваторий, в том числе и акватории Северного Ледовитого океана, сливающейся с северной Атлантикой, то прогнозы об очищении Арктики ото льда будут сняты с повестки дня. А вся атлантическая человеческая раса столкнется с таким вызовом, что про нефть и газ Северного полюса никто и не вспомнит.

Автор долго размышлял, надо ли заканчивать этот обзор такой «страшилкой». И, в конце концов, решил, что прав был мудрец, сказавший «кто предупрежден, тот спасен».

Не дай Бог, обозначенное случится.

Версия для печати