18 дней, которые потрясли Египет. Борьба за власть продолжается

00:00 12.02.2011 Юрий Тыссовский, публицист


В 18.30 по московскому времени пятницы вице-президент Египта Омар Сулейман объявил об отставке «в нынешних тяжелых условиях» президента Хосни Мубарака, правившего Страной на Ниле в течение 30 лет. В попытках свести на нет революционный пыл многотысячных толп, в течение всего этого времени собиравшихся на площади Ат-Тахрир в центре Каира, а также в других крупных городах, режим пошел на существенные уступки. Мубарак заявлял, что не намерен баллотироваться еще на один президентский срок, но намеревался завершить свои властные полномочия в сентябре. Кроме того, он передал их часть Омару Сулейману, которого назначил вице-президентом, уполномочив Высший совет Вооруженных сил взять на себя труднейшую задачу поддержания конституционного порядка в стране. Эту обязанность армия выполнила с честью, не допустив дальнейшего кровопролития, однако в четверг достаточно жестко предупредила протестующих, что не допустит беспорядков, угрожающих общественной безопасности. Омар Сулейман призвал беснующихся «революционеров» прекратить протесты и вернуться к созидательному труду, что было отвергнуто толпой. Тем не менее, Высший Совет провозгласил, что собирается взять под свой контроль процесс передачи власти новым структурам, которые сформируют всенародные свободные выборы. На Западе в связи с этим заговорили чуть ли не о «военном перевороте» - лозунг, который охотно подхватили как египетские либералы, так и местные исламисты.

Итак, время «последнего фараона» пришло к концу. Его правление было запятнано как гонениями на светскую оппозицию, так и, особенно, на «умеренных» исламистов в лице запрещенного движения «Аль-Ихван аль-муслимун» (братья-мусульмане), пользующегося заметным влиянием в обществе. С целью искоренить диссидентство всех мастей, Мубарак и его окружение всеми средствами усиливали политический вес правящей Национально-демократической партии, не брезгуя такими методами, как подтасовка результатов президентских и парламентских выборов, полицейское преследование оппонентов режима. Все это осуществлялось под сенью введенного еще в 1981 году чрезвычайного положения. Вместе с тем при «фараоне» были проведены существенные реформы, направленные на улучшение материального и социального положения беднейших слоев населения, но внедрению их в практику во многом мешал элементарный недостаток государственных средств, уровень безработицы  -  10%, неограниченный рост населения (ныне - свыше 80 млн. человек). Но главные «висты» глава государства получил за бескомпромиссную борьбу против самых «отмороженных» радикалов-исламистов – он буквально вырвал страну из пучины кровавого террора в 80-90-х годах прошлого века.

На какой же «кухне» стряпалась египетская «революция масс»? Глупо отрицать, что в нее были вовлечены представители многих слоев общества, в основном люмпен-пролетариат в лице безработных и лишенцев, пришедших на Ат-Тахрир по призыву «Братьев-мусульман» и либеральных интеллигентов. Их было, по грубым подсчетам, четыре-пять, ну пусть десять миллионов человек. А где же остальные десятки миллионов, которые или не принимали участие в протестах, или противились их проведению? Роль «молчаливого большинства» надо считать главной тайной событий в Египте. Могу дать единственное объяснение – власти и армия не стали задействовать крупный пласт своих сторонников из-за опасений крупномасштабной гражданской бойни.

Теперь о западной, прежде всего – американской «кухне». Ранее мне доводилось упоминать о разоблачениях «Дейли Телеграф» относительно роли Вашингтона, который в течение трех лет «рыхлил почву» для «финиковой революции», всячески привечая слабеньких политически, но столь дорогих сердцам деятелей правого крыла американского истеблишмента либерально-демократических деятелей разного толка, в том числе из «Движения 6 апреля». Их принимали в президентской администрации и на Капитолийском холме, сводили с единомышленниками из других арабских стран.

В ходе этих контактов стало известно о своего рода антиправительственном пакте между представителями таких партий, как праволиберальная «Аль-Вафд», «Карама» (достоинство), «Кифайя» (хватит), «Братья-мусульмане», «Тагаммуа» (единение) и насеристские группировки с целью перехода к парламентской демократии. Строились планы привлечения некоторых элементов в армии и полиции на сторону диссидентов к выборам 2011 года. «Смена режима» планировалась через три года, то есть в 2011 году. А уже после начала беспорядков посол США в Каире Маргарет Скоуби совершенно беззастенчиво вступила в контакты с одним из лидеров оппозиции, бывшим главой МАГАТЭ Мухаммедом аль-Барадеи, как, впрочем, и представителями других диссидентских групп. Что касается официального Вашингтона, то все без исключения деятели администрации, начиная с президента Барака Обамы, беззастенчиво требовали от Мубарака ухода в отставку. К нему присоединились лидеры Европы (за исключением Сильвио Берлускони). Это был беспрецедентный для современной дипломатии, я бы сказал – оголтелый нажим. В официальном Каире такое давление воспринимали с негодованием. Мубарак заявлял, что не намерен уступать шантажу извне, Омар Сулейман призывал соотечественников «не смотреть телевидение, которое стремится ввергнуть страну в пучину гражданской войны». Против такой позиции протестовали и те, кто рассматривается как ближневосточные союзники США. Саудовская Аравия, Иордания и Объединенные Арабские Эмираты убеждали Вашингтон не «топить» египетского президента и не спонсировать диссидентов, что приведет к дестабилизации всего региона. Другие высказывали опасения, что американская политика помешает упорядоченному процессу передачи власти в Стране на Ниле из-за гиперболизации влияния пресловутых демократических сил. Даже Израиль призывал администрацию не «педалировать» события, так как там всерьез опасаются прихода при определенном раскладе сил к власти исламистов. Я уже указывал ранее, что такая возможность стала бы катастрофической для самой населенной арабской страны, да и для региона в целом. Тем не менее, «радетели демократии» из Вашингтона закусили удила…

Сегодня судьбы Египта находится в руках военных. Мубарак передал всю власть на переходный период фельдмаршалу Ат-Тантауи, который заявил, что армия будет править совместно с Конституционным судом. Он намерен отправить в отставку правительство, распустить парламент и НДП, обеспечить упорядоченный переход к демократии. Какие силы придут в результате к власти, остается загадкой, но ясно одно – Египет "сменит кожу". Остается надеяться, что расцветка ее не будет зеленой.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати