О драматических событиях на Арабском Востоке

00:00 07.02.2011 Григорий Варов, политолог, Анкара


Вначале неожиданно и стремительно в Тунисе, затем еще более ожесточенно и на грани фола в Египте волна «народного гнева» едва не смыла, пожалуй, единственные на Арабском Востоке мировые по своему масштабу и значимости «оазисы» цивилизации и культуры. События застали, казалось, всех врасплох. С чего бы это гражданам отнюдь не бедных, а в последние годы, даже несмотря на финансовый кризис, динамично развивающихся стран до боли неистовствовать и требовать здесь и сейчас абсолютной свободы и демократии.

Напомним, ВВП Египта в первое десятилетие ХХI века рос опережающими темпами, превысив уровень 7% в 2007-08 гг. и плавно опустившись до 4-5% в 2008-09 гг. В пересчете на душу населения и по покупательной способности национальный доход в 2009 г. достиг 5600 долл. Тунис, по показателям социально-экономического развития, вообще лидер всей Северной Африки и даже ближе к балканским государствам Европы с годовым национальным доходом на душу населения, приближающимся к 8000 долл.

Оба государства давно известны своей открытостью, либеральным отношением к мировым ценностям и общепринятым нормам. Не зря Египет и Тунис превратились в центры международного паломничества туристов, принимая в год около 20 млн. туристов. Экономический потенциал обеих стран, в первую очередь квалифицированная и дешевая рабочая сила, привлекали иностранный капитал – порядка 10 млрд. долл. в год. И, наконец, существенно, что, несмотря на присущие всему Арабскому Востоку политические издержки, Египет и Тунис числились среди наиболее близких региональных партнеров США и ЕС.

Последние, в свою очередь, облюбовали Каир и Тунис в качестве региональных центров для размещения десятков своих т.н. неправительственных организаций. Пожалуй, по уровню проникновения иностранных НПО Египет и Тунис не имели себе равных на пространстве Ближнего Востока и Северной Африки. Ежегодно под предлогом укрепления демократии и гражданского общества здесь тратились десятки миллионов долларов, кормившие на бесконечных семинарах, конференциях, выездных «тренинг-курсах» многотысячную армию местных апологетов прав человека и свободы. Разумеется, по западным стандартам.

И вот вдруг, не где-нибудь в живущей по средневековым законам Саудовской Аравии, а здесь происходит «социальный взрыв». Тунисцы и египтяне будто очнулись от летаргического сна и стали требовать освобождения от ненавистных режимов З.Бен Али и Х.Мубарака. Причем, что самое парадоксальное, демонстрации «народного гнева», перерастающие в столкновения с полицией, организуются в т.ч. под антиамериканскими лозунгами. Особенно странно это наблюдать в Египте, который является, как известно, вторым в мире по объемам получаемой из США помощи – только прямых грантов около 1,5 млрд. долл. в год.

Поначалу складывалось впечатление, что действительно все идет стихийно, дескать, народ устал от тирании. Однако беспристрастный анализ ситуации ставит вопросы, которые не дают однозначных ответов. В первую очередь, реакция на внутриполитическом поле Египта и Туниса со стороны основных игроков. Как известно, именно исламисты, традиционно противопоставляющие себя арабским режимам и имеющие, судя по неофициальным данным, наибольшую поддержку в обществе, поначалу не знали, как реагировать на народные выступления.

В Тунисе они во главе с изрядно опоздавшим к волнениям Р.Гануши подключились к уставшим жить по-старому массам уже на исходе бархатного «переворота», стараясь, по-видимому, не опоздать к дележу власти. В Египте руководство движения «Братьев мусульман» лишь на третий день протестов все-таки решилось поддержать «революционеров». Больше недели потребовалось исламистам, чтобы откликнуться на призыв властей к началу диалога.

Наверное, в первый момент исламисты в чем-то сомневались, колебались, определяя для себя причины неожиданного недовольства общества – кроются ли они в разоблачающих компроматах «кэйблгейта», которые и так были известны на «арабской улице», или же в магическом феномене социальных сетей, размещаемых, правда, на заокеанских серверах «Фейсбук» и «Твиттер», а не на традиционных интернет-форумах исламистов. В общем, действительно сложно поверить в стихийный характер протестов, особенно принимая во внимание инертный, близкий к фатальному мировосприятию склад самосознания среднестатистического араба. Наконец, неясно до сих пор, кто реально представляет интересы манифестантов? Какую политическую альтернативу они так страстно жаждут?

Второй, остающийся загадочным фактор – реакция главных внешних спонсоров режимов З.Бен Али и Х.Мубарака. Тунисский кризис практически все проглотил. Более того, главные поборники прав человека и демократии в мире в «пик событий» промолчали, набрав в рот воды. Боялись обмолвиться лишним словом? Или не знали, что сказать? А, может, забыли то, о чем так красочно и скандально излагалось в секретных донесениях в Вашингтон? Или же исходили из того, что данным информационным вбросом они уже «умыли руки»?

Ладно с Тунисом – не каждый с первого раза разглядит эту райскую и необыкновенно красивую страну на карте мира. Куда интереснее то, как формировалась позиция в отношении событий в Египте. В сухом остатке существенно, что, жестко критикуя правящий режим и Х.Мубарака лично, его западные союзники, спонсоры соблюдают предельную осторожность относительно возможной альтернативы. Очевидно, понимая, что самый реальный сценарий чрезмерного расшатывания ситуации – установление шариата в стране, являющейся одним из главных гарантов мира на Ближнем Востоке.

Все это в совокупности наводит на тупиковые размышления, если бы не одно «но». Ближневосточные режимы держатся главным образом благодаря деньгам американских налогоплательщиков, чье финансовое положение в целом и их правительства в частности близко к дефолту. А правящие круги в Вашингтоне активно ищут пути экономии своих безудержно разросшихся расходов, которые на протяжении последних лет увеличили госдолг США в два раза до 14 трлн. долл.

Мало кто в мире обратил внимание на то, что незадолго до того, как на улицах Каира, Туниса, Александрии, Суэца и некоторых других арабских городов вскипели людские страсти, в Конгресс США был внесен законопроект Республиканской партии о бюджетном секвестре, который предусматривает масштабное урезание бюджетных расходов с общей экономией до 2,5 трлн. долл. в период 2011-2021 гг. Разумеется, в интересах недопущения банкротства сокращению будут подвергнуты не только внутренние траты, но и внешнеполитические инвестиции, которые гипертрофировались в последние годы каденции администрации Дж.Буша.

Среди прочего (правда, небезынтересного – закрытие Агентства США по развитию торговли, Центра Вудро Вилсона, прекращение взносов на нужды некоторых программ ООН, субсидирование программ по поддержке мира в Северной Ирландии и пр.), законопроект предлагает свертывание Агентства США по международному развитию - главного ведомства США, занимающегося распределением финансовых ресурсов в интересах союзников и партнеров Вашингтона – и, что самое интересное, прекращение ежегодной экономической помощи Египту. Для последнего, сотни тысяч граждан которого, как заявляют американские официальные лица, через НПО ежегодно получают около полумиллиарда долларов (за последние 35 лет – порядка 30 млрд. долл.), формально в интересах развития демократии и свободного рынка, такой шаг равносилен перекрытию кислорода тяжело больному пациенту.

Сколько еще продлится спектакль на каирском «майдане», каков будет его финал, думается, зависит менее всего от воли простых египтян, а в значительной степени от того, чья чаша весов перевесит в итоге в балансе интересов политических сил США. Если, правда, ситуация на Ближнем Востоке не выйдет из-под контроля.

 

При подготовке статьи использованы материалы ООН, Всемирного Банка, Конгресса США, Республиканского исследовательского комитета

Версия для печати