Что ждет СНВ?

00:00 01.02.2011 Андрей Кисляков, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Предстоящая в  Мюнхене встреча глав внешнеполитических ведомств России и Соединенных Штатов обречена  на то, чтобы стать  исторической. После того, как Сергей Лавров и Хиллари Клинтон обменяются ратификационными грамотами,   вступит в силу  новый Договор по сокращению стратегических наступательных вооружений. Значение документа велико, так как   он определяет  параметры сокращения стратегических ядерных вооружений, баланс стратегического взаимодействия и паритетов на ближайшие 10 лет. 

Между тем,  дальнейшая судьба Договора, успех его реализации зависят от многих факторов.   

Дело в том, что изначально Россия и Соединенные Штаты находятся в «противофазе», когда утверждают свои доктрины в области стратегических вооружений. Вашингтон с конца 80-х годов прекратил наращивать и отчасти модернизировать  ядерные силы и всецело посвятил себя поиску способов противодействия, причем, неядерных.

Россия же в большей степени полагается  на ядерную компоненту как средство сдерживания, так и наступления.      

Сегодняшнее стратегическое разоружение идет в  параллели с  наращиванием противоракетного потенциала в американских Вооруженных силах. Совершенно очевидно, что Вашингтон заинтересован в том, чтобы ядерные боеголовки и их носители  сокращались  не в ущерб системам ПРО. 

Российский же подход предусматривает непосредственную увязку процесса стратегического разоружения с контролем над соответствующими шагами в области работ по противоракетной обороне.

Договориться, в таком случае, крайне не просто.  Вспомним, какие бурные парламентские дебаты в обеих столицах  сопровождали процесс   ратификации Договора об СНВ.    Сенат Конгресса США ратифицировал Договор 22 декабря 2010 года.  Совет Федерации одобрил закон о ратификации Договора почти на три недели позже. Причем, по накалу полемики этот процесс может войти в историю российской Верхней палаты, как самый драматичный. 

В конечном итоге российские сенаторы прописали  исключительные обстоятельства, которые могли бы подвигнуть Москву на выход из соглашения, и оговорили возможности проведения дальнейших переговоров по другим видам вооружений.

В частности, подчеркивается, что Россия может выйти из Договора в случае нарушения со стороны американцев его положений, одностороннего развертывания США таких систем ПРО, которые «качественным образом нарушают национальную безопасность и обороноспособность России», а также принятия на вооружение систем в неядерном оснащении без соответствующих решений двусторонней консультационной комиссии. 

Отдельно указывается, что положения преамбулы Договора, где прописана взаимосвязь СНВ и ПРО, должны в полном объеме учитываться сторонами  и имеют всю юридическую силу. 

  В общем, круг оговариваемых  условий и в самом деле – не малый. Ждет ли успех новый Договор? Время покажет. Впереди у него 10 лет.  «В любом случае, - как подчеркнул российский Президент, -    мы в своей повседневной работе, работе Министерства обороны, других служб будем теперь руководствоваться этим документом. Мы будем заниматься и вопросами, связанными с европейской противоракетной обороной, - продолжил Дмитрий Медведев. - Мы свои предложения сделали. Эти предложения находятся в изучении у наших партнёров… Через некоторое время нам придётся определяться и соответствующим образом поступать в зависимости от того, какой отклик найдут эти предложения у наших партнёров по Североатлантическому альянсу».

Версия для печати