Кто сыграл ключевую роль в мировом финансовом кризисе?

00:00 28.01.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Английскую деловую прессу полезно читать. Особенно ее полезно читать тем, у кого есть деньги. Потому что она не занимается пропагандой, а рассказывает о том, что с этими деньгами происходит или может произойти. Сам факт расположения главных британских газет на Флит-стрит – в самом центре лондонского Сити – лучше всего демонстрирует близость английских бизнес-СМИ к финансовым источникам туманного Альбиона.

И уж весьма полезно ее читать в эти месяцы, когда судьба мирового финансово-экономического кризиса стала наиболее популярной темой обсуждений в лондонском Гайд-парке. Но если там местные пикейные жилеты выказывают свои оценки в стиле: «Да, кризис – это голова! Ему палец в рот не положишь!», то колумнисты крупнейших изданий активно дискутируют на тему: «Кризис завершен или нас ждет его вторая волна?» Причем, в отличие от герольдов Гайд-парка, джентльмены с Флит-стрит располагают если и неполной, то вполне реальной информацией о происходящем. И на основании этого просвещают публику.

А, впрочем, может так и надо, чтобы происходящее было понятно не для всех? Ведь сказал же однажды Генри Форд: «Это довольно хорошо, что многие люди в государстве не разбираются в нашей банковской и монетарной системе, ибо, если бы они разобрались, то, я полагаю, на следующее же утро произошла бы революция».

Так вот для тех, кто разбирается, а не для домохозяек, и работают крупнейшие газеты Англии. Читая их сегодня, нельзя отделаться от ощущения, что бичуют они свои государственные и финансовые власти абсолютно в стиле советской международной журналистики 70-80-х годов.

«Десятилетиями рынок переваривал отброшенные государством конечности, но теперь он добрался до самого ядра», - пишет The Guardian. «Печатный станок позволяет сегодня играть в бумажные игры чуть дольше, чем раньше, но закончиться все как обычно – дополнительные триллионы долларов долгов, выдутые из воздуха за последние 10 лет, сделают неизбежную ликвидацию еще более болезненной… Практически все западные политики сейчас в заложниках у мировых рынков капитала. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявляет, что он сокращает расходы ради всеобщего благосостояния, поскольку в Банке Англии ему сказали, что только на этих условиях рейтинговые агентства оставят их страну в покое», - выдает свои сентенции The Financial Times.

«Крупнейшие британские банки передадут властям инструкции, по которым следует действовать в случае крушения компаний из-за нового кризиса», - пишет The Independent. К последнему тезису мы еще вернемся, а пока зафиксируем важный итог этого мини-обзора прессы – правду пишут, проблемы не прячут. А фраза «практически все западные политики сейчас в заложниках у мировых рынков капитала» может смело претендовать на Нобелевскую премию в области экономики.

Эпиграфом к заявке на эту премию можно поставить слова президента Соединенных Штатов Вудро Вильсона, который в 1913 году подписал закон, согласно которому, денежное обращение в США было передано в руки двенадцати частных банков. Так была создана Федеральная резервная система (ФРС). Впоследствии Вильсон, очень сожалея о принятом тогда решении, говорил: «Я наиболее несчастный человек. Я по недоразумению разрушил свою страну. Великая индустриальная нация контролируется системами кредита. Развитие страны, а, следовательно, и вся наша деятельность находятся под контролем нескольких людей. Мы пришли к худшей форме управления, к наиболее контролируемому и подавленному правительству в цивилизованном мире. В правительстве больше нет свободного мнения, больше нет убежденности, при голосовании не учитывается мнение большинства, но есть мнение и принуждение небольшой доминирующей группы лиц».

Не читал, видимо, Вильсон речь своего предшественника – третьего президента Соединенных Штатов Томаса Джефферсона. Ведь тот прямо говорил: «Я думаю, что банковские учреждения являются более опасными для наших свобод, нежели готовые к бою армии. Если американский народ когда-нибудь позволит, чтобы частные банки контролировали его валюту, то банки и корпорации, которые будут процветать вокруг них, лишат людей их собственности сначала через инфляцию, затем через рецессию, и так до того дня, когда их дети однажды проснутся бездомными и бесприютными на земле, которую покорили их родители». В XVIII веке Джефферсон пользуется экономической терминологией ХХI-го. В мире денег ничего не меняется…

 

Дэвид Рокфеллер называет виновников кризиса

 

Чему теперь удивляться, когда именно банкиров назвал виновниками мирового кризиса не кто-нибудь из оппозиционеров-вольнодумцев, а один из наиболее влиятельных представителей истэблишмента США - сам Дэвид Рокфеллер. 95-летний финансовый патриарх высказался вполне определенно: ключевую роль в мировом кризисе сыграли банкиры. Отвечая на вопрос журналистов, виноваты ли банкиры в нынешнем кризисе, Д.Рокфеллер заявил: «Конечно, они сыграли ключевую роль. Небрежная раздача кредитов, экзотические финансовые продукты, которые они продавали своим клиентам, – это все является причиной финансового кризиса». И добавил: «У них были помощники: политики, ипотечные маклеры, Федеральная резервная система».

О создании и возможностях ФРС мы только что упомянули и еще расскажем, про ипотечных маклеров – отдельный разговор, а что касается «политиков», то здесь уместно вспомнить слова Уинстона Черчилля о том, что политики, собственно, не есть государственные мужи. «Государственных мужей волнует судьба следующего поколения. Политиков волнует исход следующих выборов», - сказал Черчилль.

Теперь, после того, как «виновники торжества» названы, интересно посмотреть, каким образом они все это сотворили. Хотя бы для того, чтобы увидеть, есть ли выход из ямы, в которую угодили мировые финансы?

По оценкам Международного банка реконструкции и развития, сумма денежных операций в мировом масштабе сейчас в 15-20 раз превышает ту сумму, которая необходима для ведения торговли, т.е. для товарообмена. Другими словами, мировая экономика накачена гигантским объемом «пустых денег». Что за деньги? Рубли? Юани? Швейцарские франки? Нет. Поскольку международные трансакции в основном совершаются в долларах, то речь идет именно о них.

Откуда такие объемы? Эксперты резонно полагают, что уже пришло время разобраться в этом вопросе и определиться с перспективами американской валюты – ждет ли нас долларовая катастрофа и появление в свободном обороте зеленой купюры с множеством нулей, или же все это лишь инсинуации завистников Америки? Доллар - мерило всех и вся или просто пирамида?

 

Властью владеют кредиторы

 

Суть американской валюты в том, что к сегодняшнему дню, если она и не превратилась окончательно в финансовую пирамиду, то, по крайней мере, уже имеет все признаки оной, подчеркивает экономический аналитик Валентин Ингульский. За долларовой системой, как и за большинством финансовых пирамид, стоят частные лица – руководство ФРС. К тому же главный руководящий орган ФРС практически независим от американского правительства. Хотя семь членов Совета управляющих ФРС и назначаются президентом с одобрения Конгресса, длительные сроки их полномочий (14 лет) позволяют руководству ФРС принимать решения без оглядки на позицию законодателей или президента. Пусть себе занимаются ближайшими выборами.

При Бараке Обаме бюджетный дефицит в США приобрел, как заметил экс-руководитель Федеральной резервной системы Алан Гринспен, «пугающие размеры». Да, ради политических целей правительство все время увеличивает свои расходы. Одна система обязательного медицинского страхования, предложенная Обамой с самыми благими целями, стоит гигантских денег. Но что интересно? Целясь в Обаму, Гринспен вещает так, будто он не соавтор, как минимум, нынешнего кризиса, а сторонний да еще максимально объективный наблюдатель. «Правительство должно сократить расходы, в том числе на социальные программы», - цитирует выступление А.Гринспена агентство Bloomberg. И ни слова о банкирах.

Так что же дефицит бюджета? Белый дом сообщает, что за прошлый финансовый год, завершившийся 30 сентября, дефицит составил $1,47 трлн., а на текущий будет $1,42 трлн. Притом, что на конец ноября 2010 года цифра госдолга Америки, увеличивающаяся каждую секунду, уже достигла $14 трлн. Соединенные Штаты де факто стали государством-банкротом, которое полностью перешло в собственность к кредиторам. Если развить эту пугающую тезу дальше, то получается, что кредиторы владеют в США властью – и законодательной, и исполнительной, и судебной. Им принадлежат все структуры государственного управления.

Под чутким руководством этих кредиторов – балом-то правят деньги! - экономика сегодняшних США в значительной степени стала виртуальной. Доля услуг в американском ВВП составляет сейчас порядка 77%! А где производство? Где стальные бароны, где ВПК, где нефтянка? Где производство?! По разным оценкам, сейчас они дают 10-13% ВВП США.

Говорят, им на смену пришли высокие технологии! Проверим. Суммарная доля секторов, которые можно причислить к сегменту «высоких технологий», занимает около 6% от общего ВВП США и в натуральном выражении не дотягивает до триллиона долларов (данные www.bea.gov). Едва ли эта цифра может быть подкреплением для долларовой массы, которая, по оценкам экспертов, составляет примерно $13-14 трлн., т.е. покрывает всю сумму государственного долга США.

Таким образом, замечает Валентин Ингульский, ни в коей мере не умаляя заслуг и достижений заокеанских ученых, специалистов и простых тружеников высокотехнологической индустрии, мы вынуждены констатировать, что американский «хайтек» с точки зрения материального подкрепления доллара – это всего лишь миф, этакий очередной рекламный ход устроителей долларовой пирамиды.

Осталось уточнить – кто такие «кредиторы»? Китай, арабы и Россия, накупившие американских ценных бумаг на сотни миллиардов? Отчасти так. Но кто осмелится сказать, что эти кредиторы правят Америкой? А вот с ФРС все понятно – именно эта структура создает подавляющую часть внутреннего долга Соединенных Штатов. Именно у нее президенты просят новых кредитов на, скажем, «формирование» дефицитного бюджета правительства США.

 

Доллар теряет авторитет

 

По-своему долларовые скептики правы: если что-то выглядит как финансовая пирамида, растет по законам пирамиды, и рекламируется как пирамида, то, вероятнее всего, это она самая и есть. А коль уж так, то исходя из элементарных законов математики, долларовая пирамида непременно рухнет.

Этот прискорбный факт, кажется, стал осознаваться и самими американскими гражданами, которые обычно столь высоких материй сторонятся. И в Америки над долларом начали просто издеваться. Доллар теряет авторитет. Вот примеры.

То местные юмористы оповестили сограждан: ФРС США приняла решение о выпуске банкноты в 0 (ноль) долларов с портретом Джорджа Буша – какая разница, что за бумажки печатать, все равно все они «пустые».

То на дороге в штате Аризона устанавливается рекламный щит, на котором изображена исполинских размеров долларовая банкнота номинала в $100 000 000 000 000 (расшифровываем эту пока еще фантастическую цифру - Сто триллионов долларов). Неизвестный американский патриот, которого цитирует CNSNews.com, под 12-метровым изображением банкноты сформулировал риторический вопрос: «Но кто за все заплатит?»

То по Америке ходит анекдот: «Если мы написали на наших деньгах слова «Мы верим в Бога» (In God we Trust – слоган на долларе), это не гарантирует того, что Бог верит в нас».

Где ты американская поговорка времен кредитного бума: «Если я должен банку десять тысяч, то я завишу от банка. Если я должен банку десять миллионов, то банк зависит от меня».

И все это тиражируется СМИ. Насмешка над собственной страной всегда в Штатах считалась актом высшего неприличия. Даже если сами факты говорили о неких странностях американцев.

 

Где ты, «надлежащий эффект»?

 

Только глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке уверен в успехе своей антикризисной меры – напоить испытывающую жажду экономику Штатов водопадом свеженапечатанных долларов. The New York Times напоминает, что в конце 2008 года на волне разразившегося в США финансового кризиса ФРС скупила казначейских обязательств и ипотечных ценных бумаг на сумму 1,7 трлн. долл. Бернанке даже изобразили на карикатуре пилотом вертолета, с которого он разбрасывает над Америкой зеленые купюры. После этого он ждет «дальнейшее оживление экономики США» и не рассчитывает на наступление второй волны рецессии.

Откуда такой оптимизм? Во-первых, председателю ФРС иного говорить невозможно. Как и любому руководителю любой конторы. Роль у него в кризис такая – создавать хорошее настроение «обманутым вкладчикам». Во-вторых, ФРС начал новый тур вброса долларов в экономику. Аналитики The New York Times политкорректно объясняют: «Центральный банк массово закупит на открытом рынке ценные бумаги на сумму от 500 млрд. до 2 трлн. долл., чтобы разблокировать кредитование экономики США. Насыщение экономики денежной массой будет растянуто на многие месяцы. ФРС ежемесячно будет тратить от 80 млрд. до 100 млрд. долл., отслеживая ситуацию, чтобы удостовериться, что программа оказывает надлежащий эффект».

Кто бы из них подсказал, почему, несмотря на усилия ФРС, программа до сих пор не оказала «надлежащий эффект»? Почему не работает цепочка: деньги ФРС – банки – кредит – спрос – производство – налоги – бюджет? Коли бы работала, бюджетный дефицит вел бы себя по-другому.

Уже и The Washington Post в раздумии: если ФРС перестарается, вкачивая сотни миллиардов долларов в экономику, это может опять привести к пузырям в жилищном секторе и на фондовом рынке, которые вызвали нынешний спад. Газета не исключает и такого варианта развития событий, при котором усилий ФРС будет недостаточно для стимулирования экономики. Тогда возникнет четкое ощущение того, что у могущественной ФРС больше не осталось в запасе других вариантов действий, и без того уже зловещая ситуация станет еще более тревожной, предупреждает The Washington Post.

И британская корпорация ВВС подчеркивает, что руководство США попало «в отчаянное положение». Предпринятые в 2008-2009 годах снижение учетной ставки практически до нулевого показателя и скупка в активы ФРС гособлигаций и ценных бумаг на 1,7 трлн. долл. не привели к долгосрочному улучшению экономической ситуации и не вызвали устойчивую тенденцию экономического роста.

Глядя на повторные попытки ФРС залить кризис новой порцией свеженапечатанных долларов, невольно вспоминаешь слова Альберта Эйнштейна, который говоривал: «Безумие, это когда совершают одни и те же ошибки, ожидая иного результата».

 

Кому – дебит, кому - кредит

 

Нет, все-таки полезно читать английские газеты! Они – голос лондонского Сити, а он кое-что в финансовом мире да значит. «Соединенные Штаты вступают в валютную войну против всего остального мира в попытке решить свои экономические проблемы за счет обесценивания доллара. Они ищут возможность навязать свою волю другим странам за счет печатного станка и добиваются распространения инфляции на мировую экономику», считает The Financial Times. Вашингтон идет ва-банк, делая ставку на сильное падение курса доллара США, пишет The Daily Telegraph. И прогнозирует: этот курс грозит закончиться крахом доллара и потерей им статуса главной резервной валюты мира. «Доллар вновь стал генератором нестабильности», замечает в этой связи The Times.

Влиятельный член коалиционного правительства Великобритании, министр юстиции и лорд-канцлер Кеннет Кларк заявил, что мировая экономика находится сейчас в ситуации, когда ей грозит крайняя опасность финансового краха.

Зафиксируем озабоченность англичан. Но при этом не забудем, что, как показано выше, объем госдолга США равен объему долларовой массы. И это не случайно – в США эмиссия денег производится путем создания нового долга, т.е. появление в экономике новых долларов происходит во время выдачи ссуды. Практически это осуществляется несколькими путями, основные из которых – выдача кредитов коммерческими банками, кредитование коммерческих банков деньгами ФРС, а также выкуп Федрезервом долговых обязательств американского правительства. Вот почему дебит и сходится с кредитом.

Только вот «дебит» ложится грузом на бюджет, затрагивающий все население, а «кредит» видят лишь особы, приближенные к печатному станку, то есть сами реальные хозяева Америки. По мнению Франца Егера, профессора швейцарского Университета Санкт-Галлена, субсидии не помогут преодолеть кризис: «Программы поддержки конъюнктуры работают, как бумага в камине: она вспыхивает на пару секунд, становится светло и жарко, но от нее остается один пепел». Ну, и еще кое-что оседает в конкретных карманах.

ФРС целенаправленно создала механизм, благодаря которому раскрутилась, по выражению Дэвида Рокфеллера, «небрежная раздача кредитов». И ее он называет одной из главных причин финансового кризиса. Как это работает, рассказывает тот же Валентин Ингульский. Производство новых денег банками, разъясняет он, становится возможным, благодаря системе частичного резервирования. Коммерческие банки обязаны держать часть привлеченных ими денег в виде обязательных резервов (т.е. вклада в ФРС), а отношение между размером обязательных резервов банка и его обязательствами по вкладам называется резервной нормой, величина которой устанавливается самой ФРС.

Отдельно взятый коммерческий банк имеет возможность выдать ссуды клиентам в размере своих избыточных резервов, но в то же время вся система коммерческих банков в целом имеет возможность создания «новых» кредитных денег в размере, обратно пропорциональном норме резервирования, эта величина называется денежный мультипликатор.

На практике это означает, что если вы положите на счет в американском банке 100 долларов, то при сегодняшней норме резервирования банковская система потенциально может превратить их в 900 долларов выданных кредитов. Аналогично обстоит дело с кредитами, которые ФРС выдает банкам, – эти ссуды увеличивают потенциал банковской системы по созданию денег. Каждая сотня долларов кредита ФРС благодаря денежному мультипликатору превратится в тысячу кредитных долларов, влитых в экономику.

Настоящая, глубинная природа доллара – это долг. Американская валюта не обеспечена ни золотом, ни полезными ископаемыми, ни мощной индустриальной экономикой. Её единственным реальным фундаментом служат чьи-то долговые обязательства – государственные, корпоративные или частные, а способом обеспечения устойчивости денежной единицы США является не привязка к материальному эквиваленту, а управление объемом денежной массы.

Маркс писал: «Владельцы капитала будут стимулировать рабочий класс покупать все больше и больше дорогих товаров, зданий и техники, толкая их тем самым брать все более дорогие кредиты до тех пор, пока кредиты не станут не выплачиваемыми. Не выплачиваемые кредиты приведут к банкротству банков, которые будут национализированы государством…»

Дэвид Рокфеллер убежден в необходимости более эффективного регулирования финансовых рынков. Между тем, по его словам, в последние 20 лет механизмы контроля все время ослаблялись, а новые рынки - в особенности рынки деривативов - вообще не контролировались.

 

Квадриллион - тысяча раз по триллиону

 

Что такое слово «деривативы»? Derivative в переводе с английского «производная», а деривативы, как разъясняет словарь экономических терминов, — это производные финансовые инструменты (фьючерсы, форварды, опционы, свопы). Они получили широкое распространение недавно – в конце XX в. Используют их, прежде всего, для страхования рисков (так называемого «хеджирования») и извлечения дополнительной, спекулятивной прибыли. При работе с деривативами необязательно обладать базовыми активами. Грубо говоря, можно и воздух перепродавать. Только бы покупали.

Другими словами, это – чисто спекулятивный финансовый инструмент, появившийся в период, когда, по словам Дэвида Рокфеллера, «в последние 20 лет механизмы контроля все время ослаблялись». Благодаря появлению деривативов, началась нескончаемая перепродажа необеспеченных финансовых обязательств с нарастанием их стоимости. С деривативами, иронично заметил один эксперт, игра идет не на повышение или понижение, а на пессимизм или оптимизм. Система работает, пока ты веришь, что она работает.

Результат налицо – американский журнал «Народ за свободу» (People for Freedom) выносит в заголовок «1,2 квадриллиона долларов на рынке деривативов превысили мировой ВВП».

В триллионах этого уже не счесть! «Один из опаснейших рисков для всемирного финансового здоровья, это 1,2-квадриллионный рынок деривативов», пишет People for Freedom. Рынок сложный, нерегулируемый, и «должен вызывать беспокойство мировых лидеров, потому как более чем в двадцать раз превосходит размер мировой экономики». Квадриллион - большая цифра - тысяча раз по триллиону. Для сравнения, ежегодный ВВП всего мира составляет порядка 50-60 триллионов долларов.

Применив один процент имеющихся реальных денег к 1,2-квадриллионному рынку деривативов, можно (выше показано, как из доллара получают 100) получить сумму наличности в 12 триллионов. Выше мы уже оценивали эту же величину почти в 13-14 триллионов. Учитывая возможные погрешности разных методов подсчетов, позвольте говорить о том, что цифры сходятся! И все они примерно равны государственному долгу США.

People for Freedom цитирует ведущего эксперта по деривативам Пола Уилмотта, который полагает, что эти финансовые инструменты представляют риск неизвестных размеров. К сожалению, указывает он, регуляторы находятся не в лучшем положении, чтобы оценивать риск деривативов, потому что они их не понимают. А если уж регуляторы не понимают риск деривативов, остаётся огромный шанс того, что Конгресс тоже не понимает эти риски.

Вудро Вильсон сетовал: «В правительстве больше нет свободного мнения, больше нет убежденности, и при голосовании не учитывается мнение большинства, но есть мнение и принуждение небольшой доминирующей группы лиц».

Джордж Сорос заламывает руки в стиле провинциальной примадонны: «Правительство США сделало большую ошибку с программой по спасению проблемных активов». Эта программа, получившая название TARP, – просто накачка бюджетными деньгами тонущих американских банков и страховых компаний (так, например, спасали крупнейший банк Lehman Brothers и страховой гигант AIG). В рамках TARP ФРС раздала банкам $1,25 трлн. «За спасение крупных банков заплачена огромная цена, но эффекта для экономики нет», поэтому идею временно национализировать банки и заставить их списать убытки Сорос видит как наилучшее решение.

Мы слышим это от человека, который двадцать лет назад обрушил фунт стерлингов и считается одним из самых ловких биржевых игроков. Его требование было бы справедливо, если бы, как мы помним знаменитую американскую поговорку, «собака крутила хвостом», а в данном случае именно «хвост (банки) крутит собакой (правительством)». Как эксперт, читавший лекции в Финансовой академии при Правительстве РФ, Сорос должен об этом знать.

Еще более справедливо было бы пересмотреть стратегию ФРС и вообще найти новые подходы к мировым финансам, пока все не кончилось слишком плохо для всех. Даже Дэвид Рокфеллер убежден в необходимости эффективного регулирования финансовых рынков. Заявлений Бернанке о том, что он верит, будто банкиры извлекли уроки из кризиса, и что начатая правительством США финансовая реформа идет в правильном направлении, реальной экономике не достаточно.

Кстати, о термине «реальная экономика». Помнится, когда в Советском Союзе социализм начал пробуксовывать, в Германской Демократической Республике, где дела шли лучше, придумали термин «реальный социализм» в приложении к более благополучной ГДР. Новый термин не помог ни СССР, ни ГДР. Вот и сейчас мантра о «реальной экономике» (в пику «виртуальной») сама по себе сработать не сможет – требуются усилия и политические, и организационные.

Собрания «большой двадцатки» - это уже попытка вырваться из кризиса. Услышан и голос еврокомиссара по внутреннему рынку Мишеля Барнье, который резко заявил: «Должен напомнить о том, что банки сами спровоцировали финансовый кризис. Банкиры вели себя безответственно, аморально и неэтично. Это был настоящий кризис, поэтому теперь последуют настоящие реформы». По его словам, «банки должны сами платить за катастрофы, которые они вызывают. Мы не можем больше заставлять платить за это налогоплательщика».

 

«Базель-3»

 

Сейчас чиновники сосредоточились на совершенствовании новой-старой системы надзора за банками, именуемой «Базель-3». Она представляет собой, с точки зрения названия, развитие начатой в 1988 году программы минимизации рыночных и кредитных рисков для банков мира. Тогда Банк международных расчетов, находящийся в швейцарском городе Базеле, издал директиву по этому вопросу, и в том же году соответствующее соглашение подписали более 100 стран мира. В 2003 году закончилась работа над новым вариантом Базельского соглашения, которое называют «Базель-2». Его поддержали уже более 130 стран, но в кризис 2008 года это не сработало… И вот «Базель-3».

Принятый 12 сентября 2010 года Базельским комитетом по банковскому надзору свод новых нормы и стандартов по структуре и качеству банковских активов должен по идее создать условия для значительного повышения устойчивости банков и их способности противостоять новым финансовым потрясениям, пишет интернет-портал rodon.org. Реальные очертания приобрела реформа банковского сектора, которая была поставлена и уточнена последними саммитами финансовой «Двадцатки».

Заседавшие в рамках работы Базельского комитета главы Центральных банков 27 ведущих индустриальных стран, включая Россию, приняли решение почти в три раза – до 7% увеличить капитал банков, который представляет собой ликвидные активы, в первую очередь государственные облигации, обычные акции и нераспределенную прибыль, и служит для покрытия возможных убытков.

Получается, что главной идеей «Базеля-3» является увеличение имеющегося у банков свободного капитала для покрытия своих финансовых потерь. Тем самым возрастет способность банков противостоять кризисам. Новый стандарт должен быть введен к 1 января 2019 года, что позволяет поставить два вопроса: не поздно ли будет, и все ли банки подчиняться?

С одной стороны, 2019 год столь далек, что отсюда и не увидеть, как там жизнь сложится, пройдет ли банковский мир через напророченный многими еще более тяжелый кризис и что после него останется? С другой стороны, эта отдаленная дата порождает чувство законного оптимизма и гордости – финансовые мужи знают, мол, что до 2019 года уж точно экономической катастрофы не будет, и спокойно, грамотно подведут банковскую систему к новому этапу реформирования. И это хорошо!

А вот насчет того, все ли банки подчинятся решениям базельских мудрецов, есть сомнения. В банковском мире, несмотря на корпоративные интересы, все-таки каждый за себя.

Напомним, как те же американские банковские институты «Базель-2» проигнорировали. Для них европейцами закон не писан. И сейчас существует вероятность, что американские коллеги могут не последовать европейскому примеру по повышению уровня резервирования основного капитала. Немецкая газета Sueddeutsche Zeitung цитирует профессора Франкфуртской школы финансов и менеджмента Мартина Фауста, заявившего: «Могу себе представить, что американские банки для реализации «Базеля-3» потребуют для себя еще больше времени, чем это было в случае с «Базелем-2». Газета пишет в этой связи, что положения «Базеля-2» начали действовать повсеместно в Европе в 2007 году, а в США – применяются лишь некоторыми крупными банками и то с большими задержками. Банковское лобби Америки не любит, когда его действия ограничиваются из Европы, комментирует эту ситуацию профессор из Мюнхена Клаус Фляйшер.

 

«Финансисты» против «производственников»

 

Смеем предположить, что многим в США сейчас, действительно, не до Базеля. Пресса отмечает, что в американском бизнес-сообществе в последние недели распространились панические настроения, когда деловые люди, знающие подлинное положение дел в национальной экономике, сбрасывали крупные пакеты акций, которые были у них в собственности.

Впрочем, катастрофические сценарии ситуации в мировых финансах и экономике в наши дни не редкость. Предсказателей подобного рода много. Но на удивление мало кто разбирает другую проблему, которая по своей важности выходит, на наш взгляд, на второе место в мировой, а особенно в американской, экономике после собственно кризиса.

В экономике США произошел раскол по линии «финансовый сектор» - «реальный сектор». Первый собираются защищать те, кто предлагает резко усилить эмиссию, которая направляется прямиком в банковский и страховой бизнес. Они понимают, что возможность создавать деньги из воздуха в кризисные моменты является решающим конкурентным преимуществом. «Мой знакомый банкир говорит, что только за 2010 год заработает столько, сколько за всю жизнь. И ничто не сможет его остановить, даже отсутствие места в чемоданах для денег», признается автор английской The Financial Times. Что касается вторых, то у них логика простая: в экономике имеют место диспропорции, для устранения которых нужно ужесточить денежную политику, тем более что эмиссия все равно ситуацию не улучшает.

Когда-то то, что было хорошо для General Motors, было хорошо для всей Америки. Но за прошедшее десятилетие все изменилось – теперь для страны хорошо то, что хорошо для Уолл Стрит, заявляет бывший главный экономист МВФ Саймон Джонсон.

Этот важнейший факт почему-то не стал предметом широкого обсуждения. По нашим наблюдениям, исподволь, не торопясь, но весьма решительно, начинается война между «финансистами», т.е. денежными кругами США, и «производственниками» - хозяевами остатков американской индустрии. Боевые действия, пока на информационном поле, открыли пострадавшие «производственники». Примерами этой первой атаки на «финансистов» могут служить вышедшие в последнее время фильмы «Дух времени» и другие, в которых с большим знанием дела, а, главное, со вкусом, раскрываются скрытые доселе от широкой публики тайны финансовых институтов США, секреты мировой финансовой системы. Благодаря интернету, миллионы людей по всему миру уже познакомились с этими откровениями.

Масштабы появившейся в разгар кризиса кинопродукции такого рода, включающей уже с десяток 3-5-часовых фильмов, качество ее содержания, а, главное, понимание авторами коренных причин происходящего, глубинных побудительных мотивов обвиняемой стороны, т.е. мировых «финансистов» и их покровителей, позволяет сделать вывод, что за каждым сценарием стоят не только большие знания, но и большие деньги. А как без этого поднять такие проекты?

И возникает предположение, что создает и финансирует эти фильмы кто-то весьма осведомленный и состоятельный. Возможно, группа людей, связанных с «производственниками». Тогда понятно, откуда знания и деньги.

А что такое война финансовых и производственных кланов? Она не только резко усилит раскол в американской элите, но и окончательно ликвидирует любую возможность проведения даже не осмысленной, а просто системной экономической политики.

Мировая финансовая элита оказалась ныне в весьма сложной ситуации, пишет наш ведущий экономист Михаил Хазин. На протяжении многих десятилетий она обеспечивала всем остальным элитам, входящим в мировую капиталистическую систему, ресурс для развития и сохранения своего статуса и власти. Но современный кризис разрушает этот ресурс – деньги перестают работать в прежнем режиме и с прежней эффективностью.

О чем говорит Дэвид Рокфеллер? О том, что «настоящий кризис, наверное, будет не последним», о том, что необходимо «более эффективное регулирование» финансовых рынков, о том, что корни кризиса «лежат глубоко».

 

Банки составляют завещания

 

Реальное состояние мировой экономики – то, что она банкрот, она не зарабатывает, а только тратит печатающиеся деньги, отмечает экономический аналитик Михаил Муравьев. Сейчас прямо по бухгалтерскому учету можно проследить, что корпорации имеют убытки именно на производстве товаров. Но работать так постоянно не может никакая фирма. И сколько в такой ситуации сможет просуществовать американская, японская или британская экономика?

Почему же коллапс еще не наступил? Сегодня сокращение кредитования экономики со стороны частных банков компенсируется правительственными вливаниями. Сколько так может продолжаться? В ближайший год Евросоюз и США должны будут найти на государственном уровне 12-13 трлн. долларов. Можно сказать точно, пишет М.Муравьев, столько они вряд ли смогут найти. Правительствам придется просто печатать деньги. Это вызовет гиперинфляцию основных мировых валют.

Дальше все вдруг станут миллионерами! Деньги-то совсем обесценятся…

Лучше других понимают смысл происходящего банкиры. Причем, не азиатские или латиноамериканские, а самые посвященные – британские. И какова же их реакция на происходящее в мировой экономике и финансах? Вы не поверите - британские банки написали завещания!

Лондонская The Independent – и еще раз о пользе чтения английских газет! – сообщила, что крупнейшие британские банки передадут властям инструкции, по которым следует действовать в случае крушения компаний из-за нового кризиса. В завещании финансовых флагманов Туманного Альбиона, среди которых значатся банки HSBC, Royal Bank of Scotland, Barclays Capital, указывается, как необходимо будет помогать терпящему крах банку и каким образом следует ликвидировать проблемные корпорации, чтобы оставить в сохранности вклады клиентов. Прописав такие механизмы заранее, кредиторы смогут себя обезопасить, полагает Управление по финансовому регулированию и надзору Великобритании.

Нежная забота о «кредиторах» связана, несомненно, с тем, о чем говорилось выше, – «кредиторы» у власти, и заботиться будут в первую очередь о своих интересах.

С другой стороны, столь серьезная предусмотрительность крупнейших банков, которые принадлежат богатейшим семьям Великобритании и мира, свидетельствует еще об одном – они уже все просчитали и перспективу видят.  

Версия для печати