Бремя кризиса евро ложится на Германию

00:00 26.01.2011 Наталия Меден, институт экономики РАН, к. э. н.


В дебатах об укреплении Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF) Германия выступает против чрезмерной нагрузки на страны с устойчивой финансовой системой. В ходе встречи со своими коллегами, состоявшейся в Брюсселе 17 января, министр финансов Германии Вольфганг Шойбле высказался резко: «Европейская солидарность не должна сводиться к тому, чтобы шесть стран проявляли солидарность, а остальные извлекали из этого выгоду». Шесть стран – это Германия, Франция, Нидерланды, Австрия, Финляндия и Люксембург, страны с высшим финансовым рейтингом на уровне AAA. Одна из обсуждавшихся моделей предполагает, что финансовые гарантии для Фонда стабильности обеспечивают именно эти страны, а остальные могут быть привлечены лишь при необходимости. Пока объем фонда составляет 440 миллиардов евро, но фактически фонд способен обеспечить кредитование в масштабах 250 миллиардов. Ни один из обсуждавшихся вариантов так и не был принят – самый ожидаемый исход встречи при условии, когда «в товарищах согласья нет».

Германия, крупнейший плательщик взносов в бюджет ЕС, опасается негативных последствий для своего бюджета. Как показывают опросы общественного мнения, 62% немцев отвергают идею увеличения финансовой помощи странам ЕС, страдающим от бюджетной задолженности. На форуме журнала «Шпигель» читатели высказываются прямо: «Нам не нужен такой евро, как сегодня! Если так пойдет дальше, богатые страны-доноры обанкротятся, и о благосостоянии можно будет забыть».

В мае, когда федеральное правительство на экстренном заседании утвердило участие страны в программе Евросоюза по стабилизации евро, Объединение немецких налогоплательщиков упрекало руководство страны и лично канцлера Ангелу Меркель в легкомыслии. Тем не менее, в настоящее время 61% граждан Германии одобряют ее образ действий в условиях кризиса зоны евро, оправдывая тем самым поведение, которое глава Еврогруппы Жан-Клод Юнкер охарактеризовал как «неевропейское». Юнкер выдвинул подобное обвинение после того, как Меркель отклонила идею введения евробондов, активным сторонником которой он является. На этой идее настаивают, главным образом, политики из южных стран Евросоюза. Если бы специально созданное долговое агентство ЕС эмитировало такие облигации, их гарантами выступали бы все члены еврозоны, что позволило бы слабым странам прибегать к заимствованиям на более выгодных условиях, чем сейчас, поскольку за их погашение отвечали бы и страны с высоким финансовым рейтингом. Идею введения единых европейских бондов отвергает и Франция. На состоявшейся в декабре прошлого года встрече лидеры двух стран призвали страны Евросоюза вести вместо этого более согласованную экономическую, бюджетную и налоговую политику.

Однако о франко-германском единстве в вопросах преодоления кризиса евро пока речи не было, потому что, по негласному убеждению Берлина, ни кто иной, как Париж возглавляет коалицию стран «расточительного аграрного юга». В эту «коалицию» входят Греция, Испания, Италия, Бельгия и Ирландия. С критикой выделения Афинам кредита в размере 110 миллиардов евро в Германии выступил не только Союз налогоплательщиков, но и некоторые экономисты. Например, в СМИ тиражировались взгляды профессора Маркуса Кербера (Технический университет, Берлин), который в интервью Германскому радио сказал, что логичнее было бы объявить Грецию банкротом и выдать деньги на выход из зоны евро. Кербер и еще несколько экономистов высказали радикальную идею разделить еврозону. В этом случае Германия могла бы войти в валютный союз с Финляндией, Нидерландами, Люксембургом и Австрией. Францию Кербер назвал одним из основных виновников краха нынешнего валютного союза: «Парижский олигархический режим изначально всеми средствами саботировал политику финансовой стабильности. Там определенно считали, что бумага все стерпит... До тех пор, пока в Париже у власти находится этот режим, Франция не пригодна к членству в валютном союзе».

В поиске стран, пригодных если не для участия в новом валютном союзе, то, по крайней мере, способных поддержать позицию Берлина в европейских дебатах, немецкое правительство предприняло попытки оказать давление на некоторые из стран Центральной Европы с целью привлечь их в зону евро. Когда в сентябре 2010 года премьер-министр Чехии Петр Нечас прибыл с визитом в Берлин, канцлер приветствовала его словами: «Мы с удовольствием видели бы вас в еврозоне» и дала понять премьер-министру, что Прага могла бы относиться к числу союзников, с которыми можно было бы наводить порядок в еврозоне. Однако гость принял приглашение без энтузиазма, а позже заявил, что решение о вступлении в еврозону его страна будет принимать самостоятельно. «Я не думаю, что это произойдет в обозримом будущем. Во всяком случае, не при моем кабинете». Чешский президент Вацлав Клаус, известный своим евроскептицизмом, заявил своему немецкому коллеге Кристиану Вульфу, что «сейчас никто в Чехии не хочет введения евро». По мнению главного экономиста агентства Patria Finance Давида Марека, к такому шагу не готовы ни Чехия, ни собственно еврозона. Государства, входящие в еврозону, должны найти способ обеспечить ей стабильность, а Чехии, в свою очередь, необходимо выполнить «домашние задания» в сфере бюджетной политики и улучшить свои макроэкономические показатели.

Госпожа федеральный канцлер пробовала агитировать за переход от злотого на евро польского премьер министра Дональда Туска, прибывшего в Берлин с представительной делегацией в декабре 2010 года. Польский премьер был менее категоричен, нежели чешское руководство, однако и он сказал, что Польша сможет присоединиться к зоне евро не ранее 2015 года. Согласно опросам, только треть поляков выступают сейчас за переход на единую европейскую валюту. Вместе с тем, глава Польского центробанка предостерегает руководство страны от поспешного решения, называя евро «амбициозным, но сырым проектом». Венгерское правительство откладывает этот переход к евро на неясную перспективу. «Мы не торопимся», - оборонил министр экономики Дьёрдь Матолчи. Первым делом нужно оживить экономику и создать миллион рабочих мест и только потом уже думать о вступлении в еврозону. Румыния и Болгария заморозили свои планы из-за тяжелой экономической ситуации.

Среди немногих союзников в еврозоне, поддерживающих основанную на жестких монетаристских принципах позицию Берлина, называют Словакию, которая перешла на евро в 2009 году. Но в этой стране нередко звучат призывы к выходу из зоны евро. Скептицизм в отношении единой валюты ярко продемонстрировал отказ словаков выделить деньги на поддержку Греции: 12 августа 2010 года парламент Словакии проголосовал против выделения средств в общеевропейский пакет стабилизационных кредитов. Словакия единственной из стран зоны евро решилась тогда на подобный демарш. Между тем в декабре 2010 года спикер словацкого парламента Рихард Сулик, призвал правительство конкретизировать планы возможного выхода из зоны евро: «Главная цель заключается в том, чтобы Словакия перестала слепо доверять лидерам еврозоны и подготовила план В – возврат к словацкой кроне».

Растущий скепсис среди стран Центральной Европы обусловлен не только затратами на спасение евро. Не менее важно, что эти страны за время кризиса научились ценить свободу проведения независимой финансовой политики, которую они потеряли бы при вступлении в зону евро. В ходе кризиса валюта Польши и Чехии упала по отношению к евро, что позволило этим странам поддержать отечественную промышленность. Интерес к евро сохраняют в первую очередь страны, имеющие высокую внешнюю задолженность в евро; в Эстонии, которая присоединилась к зоне евро 1 января 2011 года, задолженность составляет 116% ВВП. Поэтому Эстония, несмотря на образцовую бюджетную дисциплину, на самом деле может повторить судьбу Ирландии. Во всяком случае, немецкие финансовые эксперты равнодушно реагировали на присоединение Эстонии, а простые немцы подозревают, что эстонское правительство своими отчетами о состоянии дел в бюджетной сфере обвело Европу вокруг пальца. «Наверняка эстонцы научились у греков, как можно одурачить наивного Юнкера», – иронизирует один из читателей Шпигеля.

Между тем председатель Еврокомиссии Жозе-Мануэль Баррозу призывает Германию проявить больше солидарности. Выступая в Штутгарте, он заявил: «Или мы плывем вместе, или по одиночке идем ко дну... Мы должны понимать, что в период финансового кризиса ни одна страна не может оставаться островом... Не может быть стабильности без солидарности». Опыт показывает, что нынешнее руководство Германии не способно противостоять подобному решительному нажиму. Канцлер уже официально отвергла идею разделения зоны евро на сильный север и слабый юг, а также возможность возврата к марке. Для отстаивания собственной позиции Германия отчаянно нуждается в союзниках. Думается, именно поэтому Ангела Меркель впервые определенно высказалась в поддержку французской инициативы о создании общеевропейского экономического правительства. Не вызывает сомнений, для укрепления позиций Еврокомиссии и сохранения влияния США на Европейском континенте очень удобно, когда немцы платят по чужим счетам ради того, чтобы считаться хорошими европейцами.

 

www.fondsk.ru

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати