Зачем разыгрывают греческую трагедию?

00:00 08.07.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Сколько уже про экономический кризис писано-переписано! В газетах – третий год центральная тема: закончился он или последует продолжение? По ТВ громче всего – «спасай Грецию!» Тут и добавить нечего. О чем писать, когда вокруг только эту тему и обсуждают? Ничего нового вроде бы и не скажешь…

Но вот что интересно – в США госдолг уже выше 14 триллионов долларов (говорят, что Обама поинтересовался у своего министра финансов: «А какая цифра идет после триллиона?»), в Великобритании дефицит бюджета выше греческого, страны бывшей советской Прибалтики до того изголодались в кризис, что уже готовы вновь дружить с Москвой (Западная-то Европа не только кормить их не желает, но и выданные ранее кредиты назад требует), про Исландию и говорить страшно – то банки рушатся, то вулкан извергается. И на фоне всего этого гигантского «леса» мировых проблем СМИ долгое время концентрировали свое внимание на одиноком «дереве» православной Греции. К чему бы это?

Население Греции составляет 11 миллионов человек. Это – одна пятая населения Украины или одна шестидесятая Евросоюза – 1,5%. К слову, ВВП самого Евросоюза – порядка 16-ти триллионов евро. Сельское хозяйство и индустрия туризма дают основной вклад в ВВП Греции, который на душу населения составляет 24 000 евро в год. Немцы зарабатывают по 29 000 в год. Прибалтика – в среднем по 14 000 на душу своего восьмимиллионного населения. Но почему-то Прибалтика не доставляет никому забот, а Греция, которая зарабатывает гораздо больше многих в Европе, – это как бы «проблемная зона».

Ваш автор с давних пор вывел для себя аксиому – если кричат «Все смотрите туда!», то смотреть надо прямо в противоположную сторону, где и происходит самое интересное. Например, кто-то что-то растаскивает из чужих карманов или лезет в чужой дом. И вот с этой точки зрения поразмышлять о нынешнем кризисе уж очень заманчиво, тем более что немало экспертов обращают внимание на весьма многозначительные события, происходящие в иных местах и весях под аккомпанемент включенного на полную громкость сиртаки.

Старая английская поговорка звучит так: «О чем бы люди не говорили, они всегда говорят о деньгах». Вот и мы начнем с денег – со стабилизационного фонда, созданного в Европе для борьбы с кризисом. Ради спасения единой европейской валюты Евросоюз совместно с МВФ учредил фонд размером в 750 млрд. евро. 60 млрд. выделено из бюджета собственно ЕС, еще 440 млрд. представляют страны зоны евро и около 250 млрд. получено от Международного валютного фонда. Все хорошо. Председатель правления Банка Кипра Владислав Байрака заявляет: «Создание стабилизационного фонда поможет залечить финансово-экономические проблемы Старого Света. Но, чтобы вылечить экономику Европы и остановить прыжки курса европейской валюты, необходимо искать еще и другие действенные пути и механизмы выхода из этой непростой ситуации».

Итак, в центре событий – единая европейская валюта. «Если евро потерпит фиаско, потерпит фиаско Европа. Речь идет о сохранении и утверждении европейской идеи», - говорит канцлер ФРГ Ангела Меркель и называет европейский валютный союз «общей судьбой». «Мы будем защищать евро, сколько бы это ни стоило!» - восклицает председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу.

Беспокойство было не наигранное – и долгосрочные инвесторы, и компании из многих стран, и центральные банки еще весной 2010 года дружно высказывали пессимизм в отношении будущего европейской валюты. Еще бы – за пять месяцев она подешевела к доллару на 15%! И усилия 2010 года не прошли даром – евро укрепился, вернувшись на прежний уровень. Краха удалось избежать. А вот сомнения кое у кого остались…

«Евро в перспективе не может выжить по одной простой причине. Нельзя создать денежный союз без политического союза. Но европейский политический союз немыслим. Трудно из Рима управлять такой страной, как Италия, а как можно управлять 26 странами из Брюсселя? Граждане Европы не хотят быть объединёнными в одно сверх-государство! Что бы тогда произошло с чемпионатом Европы по футболу? А на чемпионате мира кто бы за Европу играл? Никакой Франции, Италии, Германии. Объединенная команда Европы и всё?!» - восклицает в итальянской прессе экономист Николас Фаррелл. «Чтобы единая валюта работала, нам нужно именно сверх-правительство, которое управляло бы не только немцами, но и греками. Но подобное правительство невозможно создать даже за сто лет, что уж там за несколько дней», - утверждает он.

Симптомы недуга под названием «доверие к евро» особо сильно ощущаются в Германии, на плечах которой вся евро-конструкция (в смысле валюты) и зиждется. Почти половина жителей страны мечтает о возвращении к немецкой марке. Так говорят результаты опроса, проведенного Кельнским аналитическим центром YouGov-Institut. 51% немцев не удовлетворен евро как валютой, а 77% считают, что ввод евро снизил их благосостояние. Большинство опрошенных не верят в спасение евро - 67% респондентов выразили сомнение в стабильности этой валюты.

Есть от чего еврокомиссару взяться за голову…

Еще одна аксиома усвоена вашим автором с давних пор – «Независимость прекрасна, но очень дорого стоит». Хотя она того и стоит! Так вот независимость ЕС после создания упомянутого стабилизационного фонда вдруг оказалась под большим вопросом. Оценивая усилия ЕС и МВФ по спасению евро, немецкая газета Die Welt озабоченно пишет, что «МВФ не только дает деньги, но и влезает в центры власти европейского континента». Его инспекторы уже участвуют в решении греческих проблем и будут заниматься этим еще многие годы.

А «если кризис распространится, например, на Испанию и Португалию, то для МВФ в Европе открывается широкое поле деятельности. В таком случае правительствам этих стран придется смириться с тем, что экономисты МВФ обоснуются в их министерстве финансов и центральном банке, ежемесячно станут проверять все расходы и доходы, а также предпишут, каким может быть дефицит госбюджета и как проводить пенсионную реформу или другие меры по санации пошатнувшихся государственных финансов», пишет Die Welt.

Никто не забыл, что это – дежурный набор мер по стабилизации, которые МВФ десятки лет предлагает в обмен на свои кредиты? Только вот прежде его клиентами были развивающиеся страны Африки, Азии и Южной Америки. Да, и молодая Россия была. А вот ныне под раздачу эмвээфовских кредитов попали продвинутые европейцы! «О, времена! О, нравы!»

А кто в МВФ главный? Правильно – Соединенные Штаты Америки. Почувствовали легкое прикосновение удавки к общеевропейской шее?.. После этого совсем непонятно, почему кредиты МВФ в СМИ упорно называют «помощью»?

Но зачем Новому Свету такие отношения со Старым? А вот зачем: Евросоюз по объёму ВВП уверенно опередил США и превратился в крупнейшее мировое объединение с населением в 500 миллионов человек, имеющее особые экономические и политические стандарты. Конкурент в чистом виде!

В результате создания ЕС были, безусловно, и издержки – например, внутри организации оказались страны с совершенно разным уровнем развития. Как можно сравнивать бедную Болгарию и богатую Швецию? И для того чтобы сгладить ситуацию, в рамках ЕС приходится выделять огромные деньги на прокорм новых бедных родственников. Даже в докризисные годы новичкам пришлось оказывать многомиллиардную помощь, раздавать множество субсидий. Это только на флаге Евросоюза все звездочки одинаковые…

Бывшие соцстраны Европы стремились в ЕС, как в «светлое будущее», считая эту организацию идеальной моделью для политического и экономического развития в «единой европейской семье». Но оказалось, что ЕС — огромная бюрократическая машина, регламентирующая буквально каждую сторону жизни отдельных государств и ограничивающая суверенитет каждого в пользу, как выразился один обозреватель, «Брюссельского обкома».

Кстати, об обкоме. Есть мнение, что никто не знает, из кого он состоит. Вот, например, к гуру мировой политики Генри Киссинджеру стоит прислушаться. Этот мудрец как-то изрек: «Кого мне звать, если я захочу обратиться к Европе?» Когда «ей» (Европе) что-то надо – вам от неё не спрятаться, она вас где угодно найдёт и на свет божий вытащит запросами своих парламентариев, оценками «независимых», но почему-то, в основном, русофобских или сербофобских экспертов, всякими «репортёрами/врачами/интеллигентами без границ» (и без совести) и прочими еврокомиссарами. Но когда вам от «неё» надо что-то вразумительное и компетентное, оказывается, обращаться НЕ К КОМУ. Повсюду только вывески «демократических европейских институтов» на дверях и зиц-председатели в офисах... Полномочных и надзорных прав, особенно за происходящим в России, – в избытке, а ответственности и обязанностей отчитываться – ноль! Помните у Райкина: «Ребята, кто из вас костюм сшил? Я ему в глаза хочу посмотреть».

Сама евробюрократия чувствовала – что-то в евродоме не так, и еще в декабре 2007 года Европейский Совет заказал группе специалистов диагностику по проблемам Европы. Речь шла о том, как «остановить институциональный упадок». И вот почти два с половиной года спустя так называемая Группа размышления, возглавляемая бывшим премьером Испании Филиппом Гонсалесом, делает свои выводы, поражающие отсутствием принципиального ответа на поставленный вопрос.

Раздобывшая этот доклад испанская газета El Pais утверждает: авторы настаивают на том, что Европа не может обойтись без атомной энергетики, что необходимо принять в ЕС Турцию, что надо отказаться от раннего выхода граждан на пенсию, изменить иммиграционную политику, поощряя квалифицированную рабочую силу, что требуется решительно внедрять научные и технологические инновации... Прямо с российских программ развития списано все дословно. Кроме, естественно, Турции. Зато ни слова об «институциональной реформе». Впрочем, все, кто размышлял в этой Группе размышления, согласились, что какие-то реформы должны быть.

А пока, ехидно замечает американское издание Dow Jones Newswires, Европейский Союз представляет собой большой запутанный клубок из различных юрисдикций, национальных правительств, наднациональных органов. Одни входят в структуру Еврозоны, другие – нет. Иногда ЕС может поступать, как суверенное государство, иногда – нет. Если надо о чем-то попросить Европу, или что-то объяснить ей, то и не знаешь, к кому обращаться.

Уже глава Европейского центрального банка Жан-Клод Трише заявляет на саммите G20 в Сеуле, что «совершенно необходимо изменить способ управления Европой». А в конце ноября 2010 года на заседании Европарламента Найджел Фарадж, лидер британской Партии независимости и сопредседатель европейского Движения за свободу и демократию, открытым текстом заявил, что политика Евросоюза является существенной угрозой демократии и мира. «И дело не только в экономике. Все гораздо серьезнее. Вы отнимаете у людей их идентичность, отнимаете у них их демократию. В этом случае все, что им остается - национализм и насилие. Я могу только надеяться, что рынок разрушит этот Европейский проект прежде, чем произойдут необратимые изменения», - сказал британский европарламентарий.

И вот ради такого «европейского счастья» полякам и венграм, латышам и грекам пришлось поступиться немалой частью суверенитета. Расставаться сразу с ним не хотелось, и мелкие страны настойчиво отстаивали все, что могло от этого суверенитета остаться. В частности, наделали суверенных долгов – «уж это-то наше право!» Но набрали их в таком количестве, что та же Греция оказалась на пороге государственного дефолта. Кто там следующий?

Причем, острое желание остаться суверенными вывело греческих товарищей на весьма скользкую дорожку. «Там бюджетную статистику фальсифицировали годами. То, что случилось в Греции, — для Европы неприемлемо!», - возмущается теперь Ангела Меркель. А кто фальсифицировал-то? Только ли само прежнее греческое правительство, ушедшее после проигранных выборов и оставившее социалисту Папандреу целый букет проблем.

И никто-никто не знал об этих фальсификациях? Все знали, но… помалкивали. Уж очень хороша была жизнь в кредит! На незаработанные деньги. Многие десятилетия не по средствам жили и Греция, и вообще вся Европа, и США. Такое впечатление, что «богатые» страны просто устали работать и решили пожить в долг. Но… «Пировали – веселились», а теперь пора платить по счетам кредиторов.

Действительно, длительное время экономика развитых стран и мировая экономика, как следствие, накачивалась кредитами, шедшими на потребительские цели. Набрав кредитов на жилье, автомашины, бытовую технику и другие цели, заемщики в массе своей оказались не в состоянии рассчитаться. И начался кризис спроса. «Ипотечный кризис, с которого начались нынешние экономические проблемы, — это кризис потребительского мифа, модели потребления и образа жизни», - верно замечает публицист Александр Погорельский.

«Жить на заемные средства – все равно, что принимать наркотики. Это плохо! Поэтому прием подобных «наркотиков» нужно сократить, - заявляет Ханс-Вернер Синн, президент германского экономического исследовательского института Ifo. - И чем раньше люди поймут, что им придется довести свой уровень жизни до соответствия с их доходами, тем легче это будет сделать».

Интересный вопрос – чем обеспечены мировые деньги, которых каждый день печатают тоннами и на которых выросли все эти безумные цифры кредитов? После Второй мировой войны на Западе создали Бреттон-Вудскую систему мировых расчетов, в которой доллар был привязан к золоту, и стоила одна тройственная унция золота, например, в 1965 году всего 35 долларов. В 1971 году президент США Ричард Никсон под давлением Уолл-Стрита обязательства по Бреттон-Вуду отменил, и Федеральная резервная система США встала на неконтролируемый и безостановочный путь производства долларов. В результате зеленых бумажек с портретами американских президентов наплодили столько, что сейчас тройская унция золота стоит в диапазоне 1500-1600 долларов. Разница с 1965-м (т.е. за 45 лет) почти 40-кратная!!! Это означает, что каждый год доллар теряет до 75% своей текущей реальной стоимости! Чего уж удивляться, что цивилизация, основанная на «пустых» бумажных деньгах, влетела в такой кризис.

Факт падения стоимости доллара в пересчете на «золотой стандарт» приводит специалистов к феноменальным выводам. Один из ведущих экспертов США в области экономики Дэвид Розенберг подсчитал, что в 2000 году комплект акций, входящих в признанный стандартным расчет индекса Dow Jones, можно было купить за 40 унций золота, а теперь для этого понадобится чуть более 8 унций. Выходит, товарная биржа в реальных (т.е. обеспеченных золотом) показателях уже десять лет не растет, а падает.

Более того, Д.Розенберг предлагает инвесторам проанализировать динамику индекса Dow Jonеs и провести аналогию между текущими изменениями сводного индикатора и его движением в период 1929-1949 гг. По мнению эксперта, текущая ситуация на рынке напоминает май 1940 года - перед тем, как германские войска вторглись во Францию.

А кто и куда у нас сегодня собрался вторгаться? Что, война против Ливии не начата, а против Сирии абсолютно нереальна? Или же такая война поможет кое-кому списать на нее лишние триллионы?..

Еще одной сенсацией стало признание независимого (от крупнейших корпораций) американского финансового эксперта Джима Рикардса в статье, опубликованной в KingWorld News, «Фед может стать банкротом», где речь идет об устойчивости самой ФРС.

«В данный момент на балансе у Феда есть около $57 млрд. капитала, - пишет Д.Рикардс. - А размер текущих активов составляет около $2,3 трлн. и будет доведен до более чем в $3 трлн. На этом уровне требуется только 2% падения цен на активы, чтобы уничтожить весь капитал ФРС. Иными словами, лишь 2% падения средней цены активов на балансе Феда сделает его банкротом». Насколько рискованна программа скупки облигаций ФРС, навязанная практически всему миру? – задает он вопрос. И отвечает: «Очень рискованна».

А если ФРС – банкрот, что же будет с мировой финансовой системой, выстроенной Федом под производство своих долларов? Крах?!

«Правда в том, что сейчас мы переживаем период стабилизации перед вторым падением в рецессию двойного спада, о которой говорили многие экономисты. И что американская экономика на самом деле находится в середине полного и тотального структурного развала. Американская мечта теперь должна умереть навсегда для миллионов американских семей. Ещё миллионы должны будут потерять работу, ещё миллионы потеряют свои дома. Вот что мы получим, накопив самый большой долг в истории нашей планеты и переместив большинство наших производств в такие места, как Китай и Индия. И теперь мы, подобно дряхлому и обрюзгшему динозавру, пытаемся выкарабкаться с помощью сервисной экономики, имея самый большой долговой пузырь всех времён». Это пишет американский журнал под знаковым названием «End of the American Dream» - «Конец американской мечты».

А США из кризиса как привыкли выходить? За счет конкурентов.

Евро является единственным серьёзным конкурентом доллара как мировой валюты, пишет немецкий обозреватель KOPP-Verlag Уильям Энгдаль. Теперь, когда задолженность США бьёт все рекорды, а самому доллару грозит смертельный кризис, всё внимание – как по заказу – было обращено на Грецию и мнимую «слабость» евро. Роль, которую играют при этом рейтинговые агентства США, является более чем подозрительной.

На моем сайте worldcrisis.ru один из самых ярких российских экономистов и публицистов Михаил Хазин рассказывает, что один читатель решил посмотреть – а кто, собственно, стоит за этими рейтинговыми агентствами, за S&P, Moodys и т.д. Он стал искать, кто владелец, и выяснилось, что в одном агентстве один Ротшильд начальник, в другом – другой Ротшильд начальник. Банк Goldman Sachs – тоже структура Ротшильда.

«Банки, которые подтолкнули нас к границе пропасти, участвовали еще и в подделке греческой статистики», - заявляет Ангела Меркель. А «обманутые вкладчики» уже кричат: «К ответу!» Еврокомиссия потребовала от Греции предоставить детали о транзакциях ценных бумаг, которые страна проводила через Goldman Sachs и другие банки. Крупнейший пенсионный фонд Калифорнии подал в суд на рейтинговые агентства, которые его просто обманули.

Тот же Goldman Sachs, самый крупный банк с Уолл-Стрит, по утверждению The New YorkTimes, помог Греции ещё в 2002 году, при её вступлении в еврозону, тем, что разработал сложные мошеннические деривативы, с помощью которых были введены в заблуждение власти в Брюсселе и Европейский центральный банк по поводу фактического уровня государственной задолженности Греции. Но когда этот скандал обнаружился после выборов социалистического правительства Папандреу, греческое правительство предоставило Goldman Sachs ещё больше возможностей – Папандреу назначил его своим консультантом. Невероятно, но факт!

Обратите внимание, кому в прошлые годы греческое правительство поручало консультирование? Международным инвестиционным банкам, в частности, Morgan Stanley, Deutsche Bank, UBS, Goldman Sachs и JPMorgan. А теперь в США проводится масштабное уголовное расследование, которое ведет Комиссия по ценным бумагам и биржам в отношении шести крупных банков Уолл-Стрит, чтобы определить, вводили ли они в заблуждение инвесторов. Внимание прокуроров привлекли такие банки, как JPMorganChase & CoCitigroup Inc., Deutsche Bank AGUBS AGMorgan Stanley и Goldman SachsGroup Inc. Как вам такие совпадения? Американский экономист Джон Тейлор ставит диагноз: «Спекуляция сегодня – это более американское явление, чем яблочный пирог».

По итогам расследования на Goldman Sachs, например, были наложены санкции в размере 550 млн. долл. «за участие в спекулятивных операциях». И хотя самому Goldman Sachs эта сумма, как «слону дробина», заметим, что для «неприкасаемых» банкиров подобный штраф – первый опыт наказания за «сомнительную деятельность».

О качестве консультаций упомянутых агентств и банков высказался француз Жак Аттали, который десятилетие назад возглавлял МВФ. Поверим ему на слово. Итак, «кризис вначале был небольшим американским ипотечным кризисом, который мог обойтись в 10 миллиардов долларов. Ничего не было сделано, и он перерос в мировой банковский кризис, который стоил уже 500 миллиардов долларов. Снова ничего не сделано, кроме того, что все переложили на плечи налогоплательщиков, и начался кризис государственных долгов, который теперь определяется цифрой в 7-8 триллионов долларов. Банки продолжают спекуляции. Ничего, абсолютно ничего не изменилось в системе, которая полностью находится в руках международных финансовых кругов. Я думаю, что худшее впереди. Худшее означает, что через 2-3 года, может быть меньше, Европа распадется».

Вот и выходит, что в Штатах банки и консалтинговые агентства натворили, а расхлебывать приходится европейским работягам. Чему удивляться, если даже Джордж Сорос в своей книге пишет «Возраст, в котором ошибаются» (The Age of Fallibility): «Главным препятствием стабильности и мирового порядка являются США».

Жестокая правда заключается в том, что вся структура власти в США – от банков и политиков до средств массовой информации – является частью системы мошенничества и обмана, пишет американский публицист Марк Эймс. А уж история Макса Кайзера звучит просто как подтверждение этих слов:

«6 мая 2010 года мы без сомнения пережили акт финансового терроризма. Это день, покрытый позором. Чтобы напугать законодателей, к их головам было приставлено оружие массового финансового уничтожения, и они сдались. Как изобретатель формирующей рынок технологии двойного действия (VST tech. US pat. no. 5950176), которая 132 раза упоминается в торговых программах и патентах HFT с 1996, могу вам сказать, что Goldman, JPMorgan и остальная банда просто убрали «покупки» из своих торговых программ, и на бирже произошел крах (акции Dow Jones рухнули на 30%). А когда стало ясно, что завтра политики в Конгрессе не станут голосовать за предложение президента Обамы расчленить большие банки, из программ были убраны все «продажи», и рынок взвился вверх. Главную роль в этой мошеннической схеме играют торговые роботы, которые следуют указаниям Уолл-Стрит, посылая рынок в нужном направлении, а затем сотни тысяч частных инвесторов прыгают в гущу событий. А финансовые террористы потом говорят: «Это не мы, это – рынок». Следует отметить, что на следующий после краха день поправка о расчленении мегабанков потерпела поражение в Сенате со счетом 61:33, а также из билля об аудите Федеральной резервной системы были убраны ключевые положения. Одновременно Goldman встречался с представителями Комиссии по ценным бумагам, чтобы достичь мирового соглашения».

И ведь что интересно – банки и крупный бизнес в кризис только жиреют (вот вам и причина липовых консультаций), а расплачиваться должны обычные люди. Чистый социал-дарвинизм – перекладывание долгов из обязательств тех, кто их сделал, на шею тех, кто их обязан будет заплатить. Поэтому греческие манифестанты и требуют, чтобы за кризис расплачивались богатые – крупный бизнес и банки, - и критикуют стабилизационное соглашение Греции с ЕС и МВФ, которое предусматривает экономию в 30 млрд. евро в течение трех лет, прежде всего, за счет сокращения зарплат и пенсий и резкого повышения налогов. «МВФ и ЕС отбирают у нас целый век социальных завоеваний», – гласит один из транспарантов. «Правительство может сделать другие шаги до того, как забирать деньги у пенсионера, получающего 500 евро в месяц», – считает председатель Высшего совета профсоюза служащих госсектора Спирос Папаспирос.

Возвращаясь к началу статьи, хочется еще раз акцентировать внимание на том, что греческие проблемы при всем их трагизме все-таки выглядят как дымовая завеса, как информационная ширма, за которой пытаются упрятать более масштабные и болезненные вещи.

Минфин США смог сгрузить существенную часть долговых обязательств благодаря «греческому кризису», который нью-йоркские банкиры и хедж-фонды превратили в «кризис евро», пишет Пол Крэйг, отец «рейганомики», ныне обозреватель Wall Street Journal. «Финансовая пресса сработала на руку минфину, создав панику вокруг европейского долга и евро. Центральные банки и частные инвесторы, ушедшие от доллара к евро, запаниковали, продали свои евро и вернулись к долларам через покупку американских долговых обязательств».

Возможно, такую же штуку можно провернуть с испанским долгом, ирландским долгом и долгом любой несчастной страны, охваченной беспечным расширением Европейского союза, размышляет Пол Крэйг. Но когда не останется стран, которые еще могут дестабилизировать инвестиционные банкиры с Уолл-Стрит и хедж-фонды, как тогда будет финансироваться американский бюджетный дефицит?

А мнение Барри Айхенгрина, профессора экономики Калифорнийского университета в Беркли, которое он сформулировал в своей книге «Чрезмерная привилегия» (Exorbitant Privilege) звучит как приговор: «Америке остается самое большее пять лет, а, скорее, даже меньше, чтобы привести в порядок свой бюджет. Если же сохранить прежние тенденции, то США могут оказаться в роли сегодняшней Греции».

И это только парочка из разнообразных «лесных массивов» глобальных экономических проблем, которые старались прикрыть информационной кампанией вокруг одинокой «греческой оливы». Вот – еще одна чаща.

Экономический обозреватель Deutsche Welle Андрей Гурков так комментирует нюансы происходящего: «Ведущие политики еврозоны, включая и канцлера ФРГ Ангелу Меркель, далеко не случайно столь активно «кошмарят» народ: они пытаются предстать в виде борцов с аморальными спекулянтами и в ореоле спасителей евро, чтобы отвлечь внимание от своей совместной ответственности за падение общей финансовой дисциплины в еврозоне. А ведь именно из-за этого и стала возможна греческая трагедия, и над Португалией, Испанией, Италией, Ирландией замаячил призрак неплатежеспособности».

Португалия может быть вынуждена выйти из зоны евро, заявил министр иностранных дел страны Луиш Амаду. Страна в конце 2010 года разместила на мировом рынке свои гособлигации под более чем 6 процентов годовых. Это – один из самых высоких показателей за историю существования зоны евро. В еще более серьезной ситуации, чем Португалия, оказалась Ирландия, у которой доходность по подобным облигациям достигает 8,6 процентов.

Правда, у некоторых комментаторов эти нарочито размашистые действия некоторых европейских стран вызвали весьма интересную реакцию. «Молодцы в еврозоне! Европа – колыбель цивилизации и ответственности. Эти новости следует понимать так – мы обесценим евро, но свои проблемы, вы, американцы, решайте сами. Если не поняли намека с Ирландией, будет намек от Португалии, а потом и от Испании».

Анализируя ситуацию в еврозоне на конец 2010 года, тот же Ханс-Вернер Синн, президент германского экономического исследовательского института Ifo, пишет, что Греция должна реструктурировать задолженность, поскольку ее бремя выплаты процентов неприемлемо в долгосрочной перспективе. А вот Ирландии и Португалии вряд ли будет нужна реструктуризация долгов в течение нынешнего кризиса. «Я полагаю, что Португалия и Ирландия в значительно лучшей форме, чем Греция. Они принадлежат к другой категории и способны вернуть долги», - отмечает он.

Вроде бы лучшей демонстрацией того, что в зоне евро все не столь печально, стало и вступление туда в самый канун Нового года Эстонии. Переход на европейскую валюту означает для Эстонии, помимо всего прочего, то, что ей придется переводить часть бюджетных денег на стабилизационные программы для стран-соседей по ЕС, переживающих трудные времена. И это при весьма скромном бюджете. Вот результат – эстонское телевидение демонстрирует, что от 50 000 до 100 000 человек из Эстонии могут в 2011 году остаться жить в Финляндии. Еще 77 000 жителей, согласно опросам общественного мнения, уже готовятся уехать из Эстонии за границу на заработки. «Очередной момент истины ждет в день первой зарплаты, когда будет выдана пугающе малая первая сумма в евро. Она может стать поводом для новой волны отъездов», - пишет эстонская газета Ohtuleht.

И, наконец, то, что занимает всех – кризису конец, или он еще покажет себя? Для понимания ситуации обратимся к мнению экономического эксперта Алексея Михайлова, который доходчиво объясняет происходящее.

Формальные экономические показатели стран мира, прежде всего США и зоны ЕС, по итогам 2010 года маскируют проблему. Кризис не закончился. Он перешел в скрытую фазу, замечает эксперт. Чтобы американская экономика начала расти, необходим рост кредитования, а запустить его никак не удается.

Резкое расслоение рынков — особенность нынешнего кризиса. Денежная накачка уходит на определенные рынки, где риск мал, а доход велик в силу того, что эти рынки хорошо управляемы либо государством (например, рынок гособлигаций), либо крупнейшими финансовыми структурами (например, рынок нефти и, в определенной степени, рынок акций). Между рынками выросли невидимые стены.

Экономическая структура изменилась, а у государства остался старый инструментарий управления. С его помощью можно было управлять экономикой ранее — лучше или хуже. Однако сегодня управлять с помощью этого инструментария невозможно, он устарел. Здесь ключ к пониманию того, почему США и мировая экономика не могут выйти из кризиса. К пониманию того, почему внешне кажется, что все готово к экономическому росту, но сам рост никак не настает. И, увы, настать не может, пишет Алексей Михайлов.

До тех пор пока на рынке ликвидных активов можно много зарабатывать, деньги не пойдут в остальные сектора. Чтобы деньги могли стимулировать рост на потребительском рынке, надо перекрыть возможность заработка на рынке ликвидных активов.

Все, что могут власти США, — это поддерживать экономику на плаву за счет госбюджета. Это единственное, что работает в нынешней ситуации. Бюджет поддерживает потребительский спрос населения и в значительной части рынок недвижимости. Но, во-первых, это – искусственная подпорка, убери ее и все здание экономической стабильности развалится. А, во-вторых, это – не бесконечный источник.

Как можно привлечь капиталы при сохранении очень низких процентных ставок? Два старых, как мир, способа — пряник и кнут, пишет эксперт. (От себя добавлю: обратите внимание, как он анализирует «кнут», - прямо в тему нашей статьи!)

«Пряник» — это рост курса доллара, что означает дополнительную премию тем, кто переводит свои деньги из других валют и вкладывает их именно в долларовые активы, включая госбумаги.

«Кнут» — это дестабилизация других валют. Доллар растет, потом он останавливается. И начинается подробное обсасывание и смакование проблем зоны евро с обсуждением самых крайних сценариев – государственных дефолтов и распада самого евро. С нехитрым выводом в конце о «ненадежности» этой валюты и «надежности» доллара. Когда эта дискуссия миру поднадоест, доллар вновь начнет расти. Конечно, это грубая схема, но именно так и происходит не первый раз в течение последних трех лет.

Все более и более ясным становится тот простой факт, что нынешний кризис не выполнил своей очищающей миссии – он не расчистил площадку для нового экономического рывка. Мир из кризиса не вышел, он просто получил передышку, заключает Алексей Михайлов.

Версия для печати