«Война» двух систем капитализма: быть или не быть?


Весьма актуальна, но и столь же противоречива в своих выводах книга Яна Бреммера, вышедшая недавно в издательстве «Портфолио» под названием «Конец свободному рынку: кто выиграл в войне между государствами и корпорациями?» 1

Автор справедливо замечает, что кризис выявил две формы существования капитализма в современном мире: либеральную форму рыночной экономики и так называемый государственный капитализм. Трудно не согласиться и с тем, что советская модель плановой экономики вряд ли станет в обозримом будущем моделью альтернативной свободному рынку и госкапитализму. Однако Бреммер убежден, что скоро мы станем свидетелями нарастающей конкуренции между этими двумя типами капитализма.

К странам госкапитализма он относит Китай, Россию, Саудовскую Аравию и арабские страны Персидского залива, странным образом обходя уникальный опыт независимой экономической политики ряда стран Латинской Америки. Примечательно, что страны так называемого госкапитализма объединяет одна общая черта – отсутствие существенных долгов перед международными финансовыми институтами и, как следствие, более независимая экономическая и внешняя политика.

Бреммер явно отдает предпочтение рыночному капитализму, подчеркивая его большую гибкость и способность к инновационному развитию. В перспективе, полагает автор, рыночная модель будет преобладающей в мире, особенно в странах с «развитой демократией». Однако госкапитализм, по его мнению, будет отчаянно сопротивляться, поскольку имеет тесную связь с политическим классом, которого удовлетворяет «полуавтономная экономика».

Автор явно примитизирует роль государства в экономике, когда сводит весь смысл госкапитализма к его функции обслуживания интересов власти. Он очевидным образом игнорирует тот парадоксальный факт, что во времена кризиса коллапс рыночной экономики продемонстрировал его очевидную иррациональность и неустойчивость. Более того, «сильная» экономическая модель, подобно утопающему в разбушевавшейся стихии, умоляла государство о спасении. Правда, сам Бреммер признает, что залогом триумфа нерегулируемой рыночной экономики остается «хороший менеджмент». К сожалению, хороший менеджмент «вовсе не качество, которое нам гарантирует свободный рынок, когда во главу угла поставлены задачи безусловного успеха и максимальной прибыли. Безответственность менеджмента и стала одной из главных причин нынешнего кризиса. Мы попадаем в замкнутый круг: рыночная экономика не может развиваться без кризисов, кризисы усиливают роль государства, которое призвано обеспечить социальную стабильность и экономическую независимость. Соответственно повышается и роль госкапитализма. Правда, идеологи квазилиберальной экономической школы Фридмана попытались через модель «шоковой терапии» выработать свои средства лечения кризисов. Однако их экономический экстремизм полностью дискредитировал себя в России и странах Латинской Америки и, уж конечно, никогда не рассматривался как лекарство для США и других развитых экономик. Он предназначался для стран, которых, по выражению Бисмарка, «не жалко».

В целом, слабость монографии заключается в попытках рассматривать многие сложные аспекты современного экономического развития в черно-белых тонах. Скорее всего, развитие мировой экономики пойдет по пути сочетания элементов рыночной экономики и так называемого госкапитализма. Чередование кризисов и подъемов будет гарантией их выживаемости и испытанием на эффективность.

 

1 Ian Bremmer “The End of the Free Market: Who Wins the War Between States and Corporations?” Portfolio, 2010, 240 pp.   

Версия для печати