Чудо-Юдо-ЕвроПРО, или cтратегическое партнёрство по-американски

00:00 31.12.2010 Елена Пономарёва, профессор МГИМО, доктор политических наук


Уходящий год был богат на события мирового значения. Пальма первенства среди них, без сомнения, принадлежит тренду «стратегического партнерства» России и НАТО, одним из главных элементов которого многие эксперты считают планы создания системы так называемой европейской противоракетной обороны.

Идея общеевропейской безопасности, без сомнения, чрезвычайно важна. Однако, как показывает практика, ее понимание, а тем более методы ее реализации могут быть разными. И вряд ли стоит тешить себя иллюзиями о равноправном, тем более стратегическом партнерстве с Североатлантическим альянсом, чьи установки в отношении России и ЕвроПРО носят вполне определённый характер.

Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен, действительно, не раз говорил о необходимости создания противоракетного щита от «Ванкувера до Владивостока», который связал бы систему ПРО США с натовской системой ПРО ТВД и национальными системами ПРО с подключением России. Однако он всегда оговаривался: ЕвроПРО будет лишь дополнением к натовской концепции ядерного сдерживания ине будет означать совмещения систем противоракетной обороны НАТО и России.По словам Рассмусена, речь идет о взаимодействии систем ПРО НАТО и России, основным элементом которого должен стать обмен информацией и данными.Эту позицию он еще раз изложил на пресс-конференции после саммита НАТО в Лиссабоне.

Россия, тем не менее, предложила свой план организации пространства европейской безопасности. Его основным принципом является равноправное участие сторон на всех этапах создания и использования ЕвроПРО, не ущемляющее национальных интересов входящих в эту систему стран и позволяющее национальным системам ПВО-НПРО решать свои локальные задачи в рамках единой системы ЕвроПРО. При таком подходе не встает вопрос о жесткой унификации инфраструктуры, всех технических (обеспечивающих) и огневых средств, а также технологий управления и программного обеспечения систем управления, используемых национальными командованиями. Это делает систему открытой для расширения состава ее участников без больших затрат на модернизацию национальных систем новых членов и обеспечивает возможность подключения к ней в будущем других европейских стран. Под защитой такой ПРО можно более эффективно проводить мероприятия по нераспространению ракетно-ядерного оружия, антитеррористические и другие операции. Именно поэтому Россия предполагает создание системы ПРО с централизованным информационным обеспечением и децентрализованным управлением средствами огневого поражения. При этом предусматривается сохранение странам-участницам национальной подчинённости огневых средств и соответствующей инфраструктуры.

Системообразующим элементом такой системы должен выступать единый информационно-координационный центр, обеспечивающий своевременную и надежную обработку и передачу информации о ракетном нападении в национальные центры управления ПРО, анализ в реальном масштабе времени складывающейся оперативной обстановки, контроль за применением огневых средств национальными командованиями.

США придерживаются совершенно иного подхода. Во-первых, Вашингтон, опасаясь потерять в Старом Свете своё влияние и контроль, отказывается воспринимать Европу (Евросоюз) как коллективного участника блока НАТО. Во-вторых, США вовсе не намерены рассматривать Россию как равного партнера. Именно поэтому на встрече с Президентом России 3 ноября 2010 г. в Москве Расмуссен, рассуждая о противоракетном щите, который покрыл бы всю территорию стран Альянса и России, в очередной раз сделал акцент на том, что «такой щит должен статьсвязующим звеном между ПРО театра военных действий НАТО и аналогичными национальными системами (в том числе НПРО США)с подключением Российской Федерации (выделено мной – Е.П.)». Иными словами, Москве предлагают только «подключение» к глобальной НАТО-ПРО, а никак не участие в разработке общей с Альянсом системы.

Следует помнить, что пока речь идет лишь о политическом решении (лиссабонские договоренности) по созданию совместной ПРО. Есть несколько разных сценариев, как может выглядеть такая гипотетическая система, но самой системы пока нет. По словам Дмитрия Рогозина, на саммите Совета Россия - НАТО в Лиссабоне «договорились о том, что промежуточный анализ совместной работы по определению возможного сотрудничества в рамках противоракетной обороны состоится не ранее, чем в июне 2011 года на заседании министров обороны стран СРН (выделено мной – Е.П.)» (1). К тому времени эксперты должны представить планы конкретных действий по созданию системы. Однако, думаю, договориться сторонам будет крайне тяжело, если не невозможно.

Во-первых, очень разнятся оценки уровня ракетных угроз. Иранская ракетная опасность, которую в Брюсселе и в Вашингтоне, считают основной, весьма условна, если не сказать несущественна. По утверждению российских военных, Тегеран не имеет ракет, способных долететь до европейских столиц, и в ближайшие 15–20 лет иметь их не будет, учитывая технологическое и научно-техническое развитие ракетной отрасли Ирана, а также общее экономическое положение страны и жесточайший международный надзор. «Все, что сейчас имеет Иран, это не очень удачная модернизация старых советских ракет – оперативно-тактической Scad-D и морской Р-27, переданной ему Северной Кореей. Только Р-27 летает на дальность до 3 000 км. Но на ее базе, как и на базе «Скада», стратегическую ракету построить невозможно. Это никому пока не удавалось. В том числе и Пхеньяну» (2).

Во-вторых, очень разнятся принципы организации и структура разных систем ПРО. НАТО выстраивает свою систему по границам Европы, Россия – по границам своей страны. Средства поражения как были, так и останутся в единоличном пользовании. Где-то зоны ответственности будут пересекаться, но в этом ничего плохого нет. Главное, что каждая из сторон-участников этой системы будет отвечать за свою зону безопасности, при этом информировать партнера о том, что происходит в ее воздушно-космическом пространстве. И если, к примеру, вражеская ракета появится в пространстве над Россией и лететь будет в сторону Европы, то принимать решение сбивать ее будут русские. Если – над Европой и лететь будет в сторону России, то суверенное право распорядиться ее судьбой отдается НАТО. Не удивительно, что Брюссель такой подход не устраивает. В НАТО настаивают на создании своей, эшелонированной ПРО, к которой, как уже сказано, Россия, если захочет, может присоединиться. Отсюда вытекает третий вид проблем, связанных с направленностью ПРО.

Итак, против кого будет направлена так называемая ЕвроПРО? Напомню, что Россия уже имела опыт создания совместной с НАТО системы ПРО ТВД, даже провели вместе несколько командно-штабных учений по ее созданию. Однако потом оказалось, что Альянс создает эту систему как часть американской стратегической ПРО, которую при прежней администрации США пытались разместить в Польше и Чехии и которая была прямо направлена против российских сил стратегического сдерживания. Может быть, нынешняя попытка «втянуть» Москву в непрозрачный и очевидно ориентированный на американские интересы проект, есть не что иное, как новая гонка вооружений?

Думаю, что в любом случае, в ловушку гонки вооружений мы уже угодили. Если, как предупредил западных коллег Дмитрий Медведев, «Россия не найдет себе все-таки соответствующего места в этой системе, то к 20-му году мы можем прийти к ситуации, когда соответствующий «зонтик» противоракетной обороны будет рассматриваться как фактор, дестабилизирующий ядерное равновесие, снижающий возможности России…»(3). Ответом на такое положение вещей станет усиление собственной безопасности. Именно по этому поводу накануне консультаций 16 декабря в Брюсселе по созданию совместной ПРО министр обороны РФ сделал резкое заявление о возможности применения Россией ряда мер, в том числе военного характера, в случае, если она не будет включена в процесс создания европейской ПРО(4). Вероятно, в таком случае должна быть создана такая система, которая сможет преодолеть европейскую противоракетную оборону, при сохранении потенциала ядерных сил Российской Федерации.

Кстати, по словам командующего войсками Оперативно-стратегического командования Воздушно-космической обороны генерал-лейтенанта Валерия Иванова, «к середине 2011 г. в стране будут созданы войска Воздушно-космической обороны, включающие пять подсистем: противовоздушной обороны, системы предупреждения о ракетном нападении, системы контроля космического пространства, войск радиоэлектронной борьбы и противоракетной обороны. Кроме того, на защиту столицы, где уже стоят на боевом дежурстве зенитно-ракетные комплексы С-300, С-400 и проходит испытание новая система «Триумфатор» или С-500 в марте–апреле 2010 г. на вооружение войск поступит подвижный ракетно-пушечный комплекс ПВО ближнего боя «Панцирь» (5).

Если же Россия будет выстраивать совместную с НАТО ПРО, то денег на это понадобится не меньше, а скорее всего больше, чем на модернизацию национальной системы. Вот некоторые цифры. За последние 10 лет только Boeing получил от Пентагона около 16 млрд. долл. на развитие противоракетной обороны. На создание элементов системы ПРО в Европе Пентагон запрашивает у Конгресса на период до 2013 г. около 4,5 млрд. долларов. К 2024 г. объем расходов предлагается увеличить до 247 млрд. долларов (6). И это только американские деньги, а есть ещё расходы Европы.

Вспоминается программа Стратегической оборонной инициативы (СОИ), которая, по мнению многих аналитиков, будучи блефом, тем не менее усилила гонку вооружений и «ускорила развал Советского Союза» (7). Так что прежде чем соглашаться на какие бы то ни было американские предложения, нужно помнить и об этом. Не говоря уже о самых последних разоблачениях «стратегического партнерства» по-американски.

Я имею в виду скандал вокруг Джулиана Ассанжа, на сайте которого среди тысяч других документов обнародован крайне доклад за подписью госсекретаря США Хиллари Клинтон. Этот документ примечателен тем, что Москва открыто называется потенциальной угрозой для прибалтийских государств (8). В то время, как в новой Стратегической концепции Альянса, принятой в Лиссабоне, зафиксировано, что сотрудничество России и НАТО «играет стратегическую роль, поскольку способствует созданию общего пространства мира, стабильности и безопасности» (9), НАТО продолжает строить секретные планы по защите от нападения со стороны Москвы на «северном» фронте. Очевидно, существуют и другие «фронты». После этого вопрос о том, чтобы доверять Вашингтону и Брюсселю, даже не стоит.

Сегодня все должны знать, что, готовя открытый документ под названием «Стратегическая концепция» администрация Обамы параллельно готовила секретные материалы. «Ещё в начале 2010 г. с подачи США и Германии была разработана новая схема обороны стран Балтии и Польши под кодовым названием «Орел-защитник». При этом подчеркивается, что угроза для этого региона исходит именно от России. Окончательное же решение насчет новой схемы обороны было принято Военным комитетом НАТО 22 января 2010 г.» (10) (sic!). В этой программе, как сообщает британская Guardiancо ссылкой на польскую GazetaWyborcza, должны были участвовать девять дивизий НАТО, представляющие США, Великобританию, Германию и Польшу. Первые учения НАТО в рамках этого плана должны состояться в Прибалтике в 2011 году.

Не менее показательна переписка американских дипломатов с их польскими коллегами. Так, в ноябре 2009 г. заместитель министра обороны США Александр Вершбоу предложил Польше принять участие в новой системе ПРО и разместить на своей территории противоракетные установки «Стандарт Мисл-3», хотя Варшава неоднократно объясняла Вашингтону, что не чувствует угрозы со стороны Ирана. А вот Россия – другое дело. То есть рассуждения об иранской угрозе – лишь прикрытие для несведущих.

На сайте WikiLeaks можно также найти депешу бригадного генерала Джона Хестермана, в которой говорится: «Объекты наземного базирования можно снабдить большим количеством ракет-перехватчиков, если повысить уровень угрозы, а радары могут быть переориентированы» (11). Иными словами, документально тподтверждены опасения, неоднократно высказывавшиеся в Москве, о том, против кого в действительности разворачивается американская ПРО в Европе. После обнародования скандальных материалов и особой позиции, зафиксированной Сенатом США в отношении ПРО, России необходимо особо тщательно подбирать формулировки соглашений с таким непредсказуемым «стратегическим партнером», чётко оговаривая свои условия.

Есть еще два важных обстоятельства, в силу которых создание Россией совместной с НАТО ПРО крайне проблематично. Во-первых, система должна быть универсальной, то есть работать не на отдельную страну или группу государств, а прикрыть весь европейский континент, действовать в интересах всех его обитателей. Во-вторых, будущая система ПРО не должна разрушить сложившийся ядерный паритет.

Как известно, 22 декабря Сенат США все-таки проголосовал 71 голосом из 100 за ратификацию Договора между Россией и США о сокращении наступательных вооружений (СНВ-3). Российские атлантисты восприняли это как лучший подарок к Новому году. Однако торопиться с оптимистическими выводами не стоит.

Оказывается, одобрив Договор, Сенат США снабдил при этом резолюцию рядом оговорок и условий. Россия, в свою очередь, не имеет права оставить без ответа эти дополнения, так как это создает «дополнительные преимущества для наших американских партнеров, а возможно, и оппонентов, и нарушает смысл договора, который заключается в паритете совместных сторон» (12).

СНВ-3, особенно, без привязки к ПРО, серьезным образом ослабит обороноспособность РФ. Во-первых, Россия сегодня заметно отстает в обычных вооружениях, поэтому единственным сдерживающим фактором от возможной агрессии являются российские ядерные силы стратегического назначения, которые как раз и сокращаются. При этом Франция и Англия также имеют достаточно серьезный ядерный потенциал, который не учитывается в договоре и который в случае применения может легко уничтожить всю европейскую часть Российской Федерации.

Во-вторых, России не хватает ни времени, ни средств, чтобы перевооружить свою армию и флот на современный лад. В-третьих, США и НАТО не отказались от размещения военных баз вокруг РФ, что нашло непосредственное отношение в новой Стратегической концепции Альянса и в организации системы ПРО. И, наконец, налицо ненадежность самого партнера.

В связи с этим уместно вспомнить оценку генерала Л.Ивашова, который указывает на некоторые потенциально «ущербные», по его определению, моменты, связанные с соглашением. «Нельзя назвать соответствующими национальным интересам России уступку в вопросах передачи телеметрической информации. «Американцы не планируют создавать и испытывать новые баллистические ракеты, а мы планируем. Значит, телеметрию мы будем передавать в одностороннем порядке, чтобы американцы при наращивании и развитии своей системы ПРО, использовали ее в своих интересах, соответственно, против интересов России» (13). Кстати, накануне голосования в Сенате официальный представитель госдепа Филипп Кроули успокоил сенаторов, сообщив, что США «не собираются заключать договор с Россией по противоракетной обороне».

Не успели еще высохнуть чернила на резолюции Сената по СНВ-3, как администрация Обамы заявляет, что следующей целью в области контроля над вооружениями будет ограничение американских и российских тактических ядерных арсеналов. По сообщениям официальных лиц, ожидается, что взаимные инспекции, прекратившиеся год назад, возобновятся уже в апреле 2010 года. Иными словами, Белый дом уже нацелен на решение новой задачи – ограничение российских запасов тактического ядерного оружия. Такая установка самым прямым образом связана с положениями новой Концепции НАТО: «В будущем при любом сокращении нам следует добиваться согласия России на увеличение прозрачности ее ядерного арсенала в Европе и передислокации этого оружия подальше от территории членов НАТО (выделено мной – Е.П.)» (14).

Понятие «тактическое ядерное оружие» включает в себя ядерные заряды в виде мин, артиллерийских снарядов и боеголовок, устанавливаемых на ракеты ближнего радиуса действия, которые являются гораздо меньшими по размеру и связаны с более высоким риском распространения, чем стратегическое оружие дальнего радиуса действия, являющееся предметом договора СНВ-3. Как подчеркнула помощник госсекретаря по вопросам проверки, соблюдения и выполнения соглашений Роуз Геттемюллер, «…следующим шагом будет сокращение тактических ядерных вооружений, а также неразвернутых вооружений, то есть оружия, хранящегося на специальных объектах» (15) .

В заключение хочу напомнить, что вооружение сокращают Россия и США. Остальные члены НАТО сохраняют свои ядерные силы в неприкосновенности. Тем самым нарушение баланса стратегических потенциалов России и НАТО становится ещё более существенным. К тому же Россию исключают и из организаторов общей системы ПРО. Так что пространство для маневра, которое остаётся у России, не велико. Поэтому, чтобы, уступив однажды, не потерять всё, нужно трезво оценивать «стратегическое партнерство» по-американски и по возможности дистанцироваться от такого «чуда» как ЕвроПРО.

________________________

(1) Рогозин: данные о непринятии НАТО идеи секторальной ПРО неправда. – URL: http://newskey.ru.

(2) Литовкин В. ЕвроПРО для России и НАТО. – Независимая газета, 17 декабря 2010.

(3) Выступления Президента России Д.А. Медведева. – URL: www.kremlin.ru.

(4) Рубцов Ю. Какую всё-таки ПРО предлагается строить России? – URL: www. Fondsk.ru

(5) Интервью командующего войсками Оперативно-стратегического командования Воздушно-космической обороны генерал-лейтенанта Валерия Иванова каналу «Вести 242. – URL: http://www.vesti.ru.

(6) Конгресс США почти вдвое урезал расходы на ПРО в Европе. – URL: www.pelotki.ru/n.304058.html. Подробно о создании оппозиционных районов ПРОО США см. на сайте http://www.nest-expert.ru.

(7) Швейцер П. Тайная стратегия развала СССР. – М.: Эксмо, 2010. – С. 5.

(8) WikiLeaks раскрыл планы НАТО по защите Прибалтики от агрессии России. – URL: http://www.rb.ru.

(9) Новая Стратегическая концепция Cевероатлантического союза. Ноябрь 2010. – URL: http://www.nato.int.

(10) Воробьев В. Не НАТО обманывать."ВикиЛикс" полностью подтвердил опасения России насчет планов альянса. – Российская газета, 8 декабря 2010.

(11) Воробьев В. Указ. соч.

(12) СНВ-3: синхронной ратификации не будет. – URL: http://www.voanews.com.

(13) Там же.

(14) Новая Стратегическая концепция Cевероатлантического союза. Ноябрь 2010. – URL: http://www.nato.int.

(15) Договор СНВ ратифицирован. На очереди – тактическое ядерное оружие – URL: http://www.voanews.com.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати