Оптимистические итоги «азиатского года» российской внешней политики с оттенком полемичности

00:00 07.12.2010 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Московская конференция на тему «Азиатский вектор российской внешней политики: итоги года» подтвердила значимость данного направления внешнеполитической деятельности России и заострила внимание на актуальных проблемах Азиатско-Тихоокеанского региона. 6 декабря в особняке «СоюзНефтеГаз», который возглавляет Юрий Шафраник, состоялась дискуссия в формате круглого стола, в которой приняли участие крупнейшие отечественные эксперты по Азии, а также специалисты по проблемам геополитики. Организаторы форума - журнал «Международная жизнь» МИД РФ, ПИР-Центр (журнал «Индекс безопасности»). Модераторами круглого стола выступили Армен Оганесян и Владимир Орлов.

Напомнив, сколь урожайным был нынешний год на азиатскую тему, Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь», назвал основные его вехи: очередной саммит АТЭС в Японии, второй саммит АСЕАН в Пхеньяне, российское участие в саммите Европа – Азия (АСЕМ) в Брюсселе, стамбульский саммит Конференция по взаимодействию и мерам укрепления доверия в Азии (CICA) и другие международные форумы. При этом, подчеркнул он, некоторые вещи были прорывного характера. Но вместе с тем для России существует масса проблем на азиатском направлении. Тем не менее, организаторы построили диалог так, чтобы услышать не только о проблемах, но и о возможностях России вписаться в АТР в 21-ом веке в качестве равноправного партнёра.

Владимир Орлов, Президент ПИР-Центра, обозначив проблематику круглого стола, уточнил, что Россия, являясь евро-тихоокеанской державой, взяла принципиальный курс на выравнивание европейского и тихоокеанского вектора своей политики. Несмотря на то, что это уже продекларировано, сказал он, не лишне напомнить, что существует правительственный план развития Дальнего Востока, Республики Бурятия, Забайкальского края и Иркутской области на период до 2025 года. И теперь в повестке дня - переход от деклараций к выстраиванию реальных планов. Задача же внешней политики России – облегчить работу на этом пути.

Проблем немало. Владимир Орлов выделил четыре из них. Первая - географическая: затруднительность управления регионом, находящимся в 9-ти тысячах километрах от Федерального Центра. Вторая - демографическая: семь миллионов человек проживают по ту сторону Уральских гор, а расстояние между крупными городами региона не менее 400 км. И здесь демографическая проблема сталкивается с миграционной, которую, кстати, можно рассматривать и как позитивный момент. Миграцию надо превратить из проблемы в открывающуюся возможность. Третья проблема: со стороны экспертного сообщества есть мнение, что у России нет пока чёткой стратегии развития Дальнего Востока. И четвёртая проблема: отсутствие масштабных, стратегически привлекательных проектов, одинаково важных для федерального центра, для региона и для тихоокеанских соседей.

Итак, с соседями по АТР у России открываются возможности взаимодействия в области высоких технологий, атомной энергетики и космоса. Юрий Шафраник, возглавляющий «СоюзНефтеГаз», а также Фонд «Мировая политика и ресурсы», который занимается проблемами энергетической геополитики, сосредоточил внимание на успехах своих коллег по цеху. Туркмены, отметил он, впервые построили «трубу» на Иран, (её развитие возможно и далее), впервые завершили прокладку трубопровода на Китай. Это, считает Юрий Шафраник, пока несформировавшаяся газовая ось. И вокруг неё будут развиваться события в отрасли. Рано или поздно с севера Ирака и из Ирана будут проложены «трубы» на Туркмению и Европу и обратно.

Здесь для России задача даже не в «трубах», а в идеологии: как относиться к этой газовой оси и что является приоритетом. Приоритетами для всех трёх стран – России, Ирана и Туркмении, по мнению главы «СоюзНефтеГаз», являются объёмы, направление и цены. Задача у России – экономическая, энергетическая и политическая – огромной важности, подчеркнул Юрий Шафраник. Но на этом направлении, отметил он, мы пока сделали «ноль», не считая некоторых экспертных выступлений. «Больше качаешь по меньшей цене - тогда для чего трудиться»? – поставил конкретный вопрос эксперт. Вторая причина для беспокойства: необходимость иметь дружественные отношения с бывшими республиками СССР. Третью причину Юрий Шафраник видит в Китае: «Когда мы говорим о взаимоотношениях с Китаем, я в первую очередь думаю об энергетике. Все страны в отношении энергетики являются или потребителями или производителями. Китай – крупнейший потребитель. Это всегда надо помнить. С 50-х по 90-е годы мы направляли туда технологии; настаёт время, когда мы уже из Китая будем получать технологии. И здесь, есть над чем задуматься…»

Вячеслав Никонов, президент российского национального комитета азиатско-тихоокеанского совета сотрудничества по безопасности, а также фонда «Политика», отметил что, этот год был годом разворота российской политики в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. Доказательством тому стало важное заседание Госсовета летом в Хабаровске, посвящённое проблемам укрепления позиции России в АТР. Правительству, в том числе и министерству иностранных дел, были даны поручения по выработке новой концепции России относительно государств Азиатско-Тихоокеанского региона. Документ должен быть готов к 1 января 2011 года. Это отражает те мегатенденции в современном мире, которые только ускорились в связи с глобальным кризисом.

Главная мегатенденция, как отметил Вячеслав Никонов, - это смещение глобального центра силы в Азиатско-Тихоокеанский регион, и страны АТР становятся двигателями мировой цивилизации, беря на себя ту роль, которую на протяжении пяти последних столетий выполняла Европа. На долю стран АТР приходится 60% мирового ВВП, 40% совокупных мировых инвестиций. В АТР находятся три крупнейшие мировые экономики – США, Китая, Японии. Страны АТР составляют ровно половину «Большой Двадцатки», средние темпы роста в АТР гораздо выше, чем во всех других, в том числе и развитых, странах. И для России этот стратегический манёвр чрезвычайно важен, считает Вячеслав Никонов. Экономическая «завязка» на Европу, когда 60% нашей внешней торговли зависело от спроса на энергоносители со стороны государств Евросоюза – это ловушка для России, особенно проявившаяся в период кризиса, подчеркнул эксперт.

Азиатская часть АТР - также важнейший мировой полигон модели политической модернизации, считает Вячеслав Никонов. Этот регион требует особого внимания с точки зрения конфликтного потенциала, заложенного в нём. Множащиеся в АТР вызовы и угрозы безопасности напрямую затрагивают интересы Российской Федерации, подчеркнул Никонов. В первую очередь, конечно, проблемы Корейского полуострова, которые сейчас резко обозначены. Обостряются проблемы вокруг Южно-Китайского моря, которое превращается в сплетение геополитических интересов крупнейших мировых держав. Регион важен и с точки зрения того, что туда перемещается центр военно-политического соперничества. Именно в АТР находится пять государств с самыми многочисленными армиями: Россия, США, Китай, Индия, КНДР. В АТР сегодня происходит наращивание военных потенциалов. Любой из зреющих конфликтов может обернуться большой бедой, поэтому надо быть предельно внимательным к процессам, происходящим в регионе, предупреждает Вячеслав Никонов.

Таким образом, евро-тихоокеанская ориентация России должна предполагать триединую задачу: развитие Дальнего Востока с использованием возможностей соседних стран; превращение России в крупную составляющую часть экономики АТР, и увеличение роли России как крупного геополитического игрока АТР в вопросах безопасности. Прогнозы и выводы, сделанные на конференции, стали началом большого диалога о проблемах, которые необходимо решать России на азиатском направлении своей внешней политики. И эти «азиатские» задачи невозможно рассматривать в отрыве от геополитики.

 

P.S. Полный текст материалов конференции «Азиатский вектор российской внешней политики: итоги года» читайте на нашем сайте в рубрике «Конференции»

 

Фоторепортаж

Версия для печати