Россия на Международной конференции по вопросам изменения климата в Тяньцзине (КНР)

00:00 12.10.2010 Иван Антонов, корреспондент газеты «Известия» в Пекине, специально для журнала «Международная жизнь»


В китайском городе Тяньцзинь завершилась Международная конференция по вопросам изменения климата. Она проводилась под эгидой ООН и была, по сути, последней «остановкой» перед главным событием года в области охраны окружающей среды – встречей в мексиканском городе Канкун. На тяньцзиньское мероприятие съехалось около 3000 тысяч гостей. Эксперты и опытные переговорщики общались между собой, искали возможные точки соприкосновения, словом, готовили почву для саммита в Мексике. Как и ожидалось, каких-то прорывных результатов достичь не удалось, поэтому канкунский раунд обсуждения обещает быть очень непростым.

В эксклюзивном интервью корреспонденту «Известий» в Пекине Ивану Антонову руководитель российских экспертов на сессиях переговорных групп РКИК (Рамочной конвенции по изменению климата) и КП (Киотского протокола), начальник Отдела многостороннего сотрудничества в области окружающей среды Департамента международных организаций МИД России Олег Шаманов так прокомментировал результаты конференции в Тяньцзине и рассказал о позиции российской стороны:

«Мы выступаем за единое соглашение и универсальные обязательства. Первое подразумевает наличие одного регулирующего документа, второе – обязательства для всех стран мира. Разумеется, обязательства развитых стран – это одно, а развивающихся – другое, но объединять их должно то, что они будут юридически закреплены.

На состоявшейся конференции никто и не ждал никакого прорыва. Вполне очевидно, что перед решающим мероприятием в Канкуне большинство делегаций не будет спешить открывать карты. Этот факт вызывает сожаление, переговорное «трюкачество» лишь затягивает процесс нахождения компромиссного выхода. Неправильно будет сказать, что результата нет, однако прогресс очень умеренный.

Хотелось бы отметить, что в рамках мероприятия подтвердилось и расширилось наше сотрудничество с т.н. «зонтичными партнерами» - странами, с которыми у России объективно совпадают интересы, а также с нашими коллегами из государств, которых с РФ объединяют общие социально-экономические факторы – Украиной и Белоруссией. Надо сказать, что с этими участниками переговоров у нас достигнут наибольший прогресс.

Разумеется, на конференции не остались без внимания результаты прошлогодней копенгагенской конференции на уровне глав государств и правительств. Тогда, к сожалению, не удалось выйти на всеобщее соглашение в силу исключительно сильной поляризации позиций сторон. Однако безусловным успехом можно считать подписание Копенгагенского соглашения, который стал фактически единственно возможной основой компромисса. Важно то, что в рамках этого документа предусмотрены обязательства индустриальных держав по сокращению эмиссий и развивающихся стран по возможным мерам и климатической политике (имеются в виду программы, которые эти государства способны реализовывать).

Надо отметить, что с Копенгагенским соглашением ассоциировались почти 140 стран – это приблизительно 80 процентов выбросов, тогда как, например, с Киотским протоколом связано только 30 процентов глобальных эмиссий. Поэтому Россия выступает последовательным сторонником этого документа и базовых принципов, заложенных в нем. Мы считаем, что Киотский протокол должен быть усовершенствован в соответствии с нынешними реалиями.

Однако эмитенты из числа развивающихся стран крайне неохотно идут на рассмотрение любых предложений, направленных на заключение единого международно-правового документа. Мотивируют они это тем, что во главе угла у них стоят прежде всего борьба с бедностью, ликвидация экономической отсталости. При этом внимание акцентируется на тезисе об «исторической ответственности» развитых стран за глобальное потепление и под этим предлогом старательно вуалируется существо вопроса. С нашей же точки зрения суть переговоров не в том, чтобы навязать развивающимся государствам конкретные обязательства, а в том, чтобы создать справедливые правила игры, которые дали бы реальную возможность решать проблему климатических изменений, учитывая как собственное экологическое состояние, так и интересы стран «третьего» мира.

В заключение хочу подчеркнуть, что российские переговорщики нацелены на конструктивный диалог. Нам крайне важно в Канкуне принять весомый пакет значимых решений по тематическим блокам, где имеются хорошие перспективы на консенсус. Это реально продемонстрировало бы преодоление «копенгагенского синдрома» и открыло бы дорогу на продолжение переговорного процесса в ЮАР в 2011 году с прицелом на обеспечение долгосрочного, жизнеспособного, универсального климатического урегулирования».


Версия для печати