Продовольственная безопасность в мире

00:00 05.06.2009 Жак Диуф, Генеральный директор Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН


Москва, 5 июня 2009 года

За два последних года, 2007-й и 2008-й, главным образом из-за высоких цен на продовольствие число голодающих людей в мире увеличилось на 115 миллионов. Предварительные результаты исследования, проведенного ФАО, показывают, что из-за финансового и экономического кризиса в 2009 году хронический голод может затронуть более 100 млн. человек. Сегодня в мире около 1 млрд. людей страдает от голода и недоедания.

По данным за апрель этого года, 31 государство находилось в состоянии продовольственного кризиса и требовало оказания чрезвычайной помощи. 20 из них находятся в Африке, девять - в Азии и на Ближнем Востоке и два - в Центральной Америке и Карибском бассейне.

Такая ситуация не может быть приемлемой в мире изобилия, когда триллионы долларов в настоящее время расходуются на борьбу с мировым финансовым кризисом.

К сожалению, глобальная продовольственная нестабильность не что иное, как предсказанная хроника катастрофы. Пять лет спустя после Всемирного продовольственного саммита 1996 года было необходимо провести встречу на высшем уровне в 2002 году и привлечь внимание международного сообщества к тому факту, что ресурсы для финансирования сельскохозяйственных программ в развивающихся странах сокращаются. В таких условиях цель сократить вдвое уровень мирового голода не будет достигнута к 2015 году. Более того, реализация этой цели отодвигается к 2150 году.

Продовольственный кризис и трудности, с которыми мы столкнулись, явились результатом недостаточных инвестиций в сельское хозяйство и пренебрежения этой отраслью в течение 20 лет. Помощь сельскому хозяйству сократилась с 17% в 1980 году до 3,8% в 2006 году, и международные и региональные финансовые институты отметили резкое сокращение средств, выделяемых на эти цели.

Тем не менее агропромышленный комплекс кормит 70% бедных людей в мире. На сельское хозяйство приходится около 10% ВВП и более половины от общего числа рабочих мест в развивающихся странах. В тех странах, где более трети населения страдает от голода, на сельское хозяйство приходится 21% от ВВП.

В декабре 2007 года в ответ на быстрое и резкое повышение цен на продовольствие ФАО приступила к осуществлению Инициативы по проблеме резкого повышения цен на продовольствие. Для быстрого увеличения производства продовольствия в пострадавших странах и с целью не допустить дальнейшего ухудшения продовольственной безопасности был разработан ряд мер, которые облегчали доступ мелких фермеров к необходимым ресурсам, таким как семена и удобрения, а также была оказана помощь правительствам в разработке соответствующей политики и мер реагирования.

В рамках этой инициативы ФАО на сегодняшний день собрано 240 млн. долларов, оказана техническая и политическая поддержка 96 государствам, от которых были получены официальные запросы. ФАО очень высоко ценит решение ЕС выделить 1 млрд. евро в рамках инициативы "Продовольственная ссуда" по поддержке мелких фермеров в развивающихся странах.

ФАО провела с 3 по 5 июня 2008 года в Риме Конференцию высокого уровня по вопросам всемирной продовольственной безопасности, на которой обсуждались последствия резкого роста цен на продовольствие и вопросы, связанные с изменением климата и развитием биоэнергетики. В мероприятии приняли участие представители 181 страны, 43 главы государства и правительства и более 100 министров. Декларация, принятая на конференции, подчеркивает необходимость увеличения производства продовольствия, особенно в странах с низким уровнем доходов и дефицитом продовольствия, чтобы простимулировать инвестиции в сельское хозяйство.

В апреле 2008 года Генеральный секретарь ООН учредил Целевую группу высокого уровня по глобальному кризису в области продовольственной безопасности, в которую вошли ООН, бретон-вудские институты и другие международные организации, для того чтобы разработать единый ответ на продовольственный кризис. Я имел честь быть назначенным вице-президентом Целевой группы.

Эта группа подготовила Всеобъемлющую рамочную программу действий (ВРПД), определяющую общую позицию своих членов по мерам, которые должны быть реализованы в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе для разрешения кризиса и повышения продовольственной безопасности на национальном, региональном и глобальном уровнях. ВРПД была представлена Генеральному секретарю ООН в ходе саммита "Большой восьмерки" в Японии и на ГА ООН в сентябре прошлого года.

Глобальный финансовый кризис разрушил уверенность в том, что государства не должны вмешиваться в регулирование международной экономической системы. Для того чтобы изменить мировой финансовый порядок, лидеры государств, входящих в "Большую двадцатку", встречались уже дважды начиная с ноября 2008 года. Следующая встреча намечена на осень этого года.

Продовольственный кризис требует не меньше внимания, учитывая экономические, социальные и этнические факторы. Доказано, что он также является угрозой миру и безопасности.

Мы обязаны обеспечить продовольственную безопасность для миллиарда голодающих, увеличить вдвое производство продуктов питания, чтобы накормить население нашей планеты, численность которого к 2050 году составит 9,2 млрд. человек. При этом надо иметь в виду, что нам придется столкнуться с такими глобальными вызовами, как изменения в области демографии, рациона питания, климата, развитие биоэнергетики, а также увеличение дефицита естественных ресурсов.

Существуют планы, стратегии и программы, как победить голод и недоедание в мире. В частности, ФАО в ходе подготовки конференции на высшем уровне "Как накормить мир в 2050 году", которая состоится в Риме осенью 2009 года, обновила Программу против голода, подготовленную в 2002 году.

Главы государств и международное сообщество должны прийти к общему консенсусу в отношении полного искоренения голода на планете в соответствии с директивой Право на питание. А также предпринять необходимые действия для достижения поставленных целей к 2025 году. Примером может служить Иберо-американский саммит 2006 года и Саммит стран Латинской Америки и Карибского бассейна 2008 года.

Но для того чтобы ликвидировать голод и нехватку продовольствия, необходим прежде всего "новый продовольственный порядок". В последнее время различные форумы, включая Конференцию ФАО на высшем уровне в июне 2008 года, саммит "Большой восьмерки" в июле 2008 года в Японии и специальную сессию Конференции ФАО, состоявшуюся в ноябре прошлого года, призывали укрепить руководство всемирной продовольственной безопасности в целях обеспечения большей связи и координации в деле борьбы с голодом.

Существующая международная сельскохозяйственная система, при которой увеличивается количество голодающих и нищих, должна быть изменена так, чтобы мечты отцов-основателей ФАО о справедливом и внимательном отношении к голодающим воплотились в реальность. Необходимо укрепить Комитет по всемирной продовольственной безопасности, который является универсальной структурой.

Фермеры в развитых и развивающихся странах должны иметь доход, сопоставимый с тем, что получают рабочие во вторичном и третичном секторах экономики своих стран. Соответствующая политика должна развиваться наряду с правилами и механизмами, которые обеспечивают не только свободную, но и справедливую международную торговлю.

Структурное решение проблемы продовольственной нестабильности в мире может быть найдено в увеличении продукции и производительности в странах с низкими доходами и дефицитом продовольствия, имея в виду сложности, связанные с изменением климата. Мы должны правильно распределять финансирование сельского хозяйства в развивающихся странах, инвестируя в деревню, и обеспечить доступ современных взносов для мелких фермерских хозяйств с помощью соответствующих институтов. Но для того, чтобы иметь безопасные и питательные продукты, мы должны гарантировать их безопасность и качество. А также во времена глобального движения людей и товаров необходимо выделить новые угрозы - заболевания растений и животных.

Проблема продовольственной безопасности является политической. Вопрос в том, какие приоритеты выбирают правительства, обсуждая международную повестку дня, сталкиваясь лицом к лицу с наиболее важными нуждами человечества, как они определяют порядок распределения ресурсов в сектора экономики и помощи различным категориям рабочих.

Целый ряд стран плодотворно работает в области сокращения голодающих в Африке, Азии, Латинской Америке. Используя имеющийся опыт, мы можем значительно улучшить ситуацию в мире.

Мы не позволим голоду нас победить. С помощью совместных усилий, политической воли, уверенности и эффективного финансирования, я думаю, что мы достигнем успеха.

А.Оганесянглавный редактор журнала "Международная жизнь": Большое спасибо, доктор Диуф. Первые вопросы (мы воспользуемся этой привилегией) задает журнал "Международная жизнь". Вы сказали, что продовольственный кризис, который начался в 2007 году и развивался вплоть до конца 2008 года, да и сейчас еще последствия этого кризиса ощутимы, существенно усложнил ситуацию. ФАО могла спрогнозировать эту ситуацию?

Ж.Диуф: Как я уже отмечал, мы все знали, что грядет продовольственный кризис. Я указывал на его приближение через пять лет после Всемирного продовольственного саммита в 1996 году. Я уже тогда созывал второй саммит и говорил, что, если мы по-прежнему будем сокращать инвестиции в сельское хозяйство вместо того, чтобы наращивать их, вместо того, чтобы добиться снижения их на половину численности голодающих к 2015 году, мы достигнем эту цель лишь к 2115 году. И ко второму саммиту мы составили программу по борьбе с голодом стоимостью примерно  в 24 млрд. долларов в год, чтобы обратить вспять тенденцию сокращения инвестиций в сельское хозяйство. Однако она не была выполнена - напротив, мы увидели, что доля сельского хозяйства в Официальной помощи в целях развития (ОПР) упала с 17% в 1980 году до 3,8% в 2006 году. Уже в сентябре 2007-го, до кризиса, я встречался со всеми послами и постпредами, писал главам правительств и публицистические статьи, давал интервью. Я предупреждал, что мы движемся к социально-политическому кризису, к  "голодным бунтам". "Голодные бунты" произошли в 22 странах по всему миру и на всех континентах. Таким образом, "система раннего оповещения" работает исправно, но "системы раннего реагирования" просто не существует.

По этой причине мы предлагаем некий механизм "раннего реагирования". С одной стороны, речь идет о создании фонда добровольных взносов для немедленных действий. С другой стороны, что важнее, уже существуют зачатки подобного "механизма реагирования" в виде двусторонних и многосторонних институтов для борьбы с последствиями стихийных бедствий и конфликтов.

Соспетер Магита Мачаге, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Кения в России: Почему в мире столь апатично относятся к тому, чтобы направить ресурсы в развитие сельского хозяйства и сделать продовольствие доступным всем? Почему Африка наиболее страдает от нехватки продовольствия (20 стран), и как протекционизм в торговле влияет на производство продовольствия?

Ж.Диуф: Основная причина апатии заключается в том, что мы жили в мире избыточного производства продовольствия. Однако именно оно подпитывается субсидиями фермерам стран ОЭСР в 365 млрд. долларов. Вполне очевидно, что в тот период фермеры из развивающихся стран не могли конкурировать с ними на мировом рынке, поскольку производство продовольствия снижалось. Проблему голода решали предоставлением помощи - выделением продовольствия из запасов развитых стран, но такая система не работает. И Африка, которая в начале 1970-х годов была чистым экспортером, сейчас стала чистым импортером продовольствия. Южная Азия также сталкивается с серьезной проблемой продовольственной безопасности, включая Центральную Америку и некоторые страны Карибского бассейна и даже Центральной Азии. Почему же Африка подвергается наибольшей угрозе? Во-первых, по тем же общим причинам, что и другие страны, но следует отметить, в частности, что сельское хозяйство в Африке основано на естественном орошении от дождей (лишь 4% возделываемых земель имеют ирригационные системы против 38% в Азии). Это означает, что урожайность 96% земель, обеспечивающих средства к пропитанию 60-80% населения, зависит от дождя, над которым мы не властны. Однако дело вовсе не в нехватке воды: Африка использует лишь 3-4% своих возобновляемых водных ресурсов против 14% в Азии. Следовательно, надо инвестировать в ирригацию и дороги в сельских местностях, в некоторых районах продукты питания приходится сбрасывать с парашютом, поскольку нет дорог. Как в подобных условиях фермеры могут получить современные ресурсы и доставить свою продукцию на рынок? Необходимо заниматься и проблемой хранения: мы теряем от 40 до 60% некоторых видов сельскохозяйственной продукции из-за отсутствия надлежащих мер по консервированию. В результате Африка будет не в состоянии использовать преимущества рынка, пока мы, с одной стороны, не решим глобальную проблему несправедливой практики на мировом рынке, а с другой - инвестиций в инфраструктуру и доступа к современным ресурсам.

А.Попов, Госдума России: Всемирный зерновой форум 6-7 июня в Санкт-Петербурге, по существу, совместно организован ФАО и Россией. Есть ли идеи относительно дальнейших совместных мероприятий? Будет ли обсуждаться в ближайшем будущем регулирование правил игры на рынке продовольствия?

Ж.Диуф: Мы очень рады, что Россия взяла на себя инициативу созвать форум, чтобы обсудить зерновую ситуацию в мире. Основные проблемы кризиса 2007-2008 годов были вызваны несоответствием спроса и предложения зерна. Даже сегодня запасы зерна находятся на нижней за 30 лет отметке - около 426 млн. тонн, а соотношение запасов к реализации составляет 20%. Таким образом, зерновая "составляющая" продовольственной безопасности имеет жизненно важное значение. Идея привлечь к участию в форуме крупнейших игроков как со стороны производителей, так и со стороны потребителей - блестящая идея, которую мы, естественно, полностью поддержали и приняли решение работать вместе с Российской Федерацией над организацией форума. Мы считаем, что стоит проводить подобные форумы и по другим видам сельскохозяйственной продукции, например по молоку, продукции животноводства. Нам также следует обратить внимание на поставки рыбы (несколько лет назад такая конференция проводилась в Киото по вкладу рыбного хозяйства в продовольственную безопасность). Полагаю, что форумы по отдельным видам сельскохозяйственной продукции представляют несомненную пользу. Однако необходимо иметь и всеобъемлющее представление об общем спросе и предложении продовольствия и факторах, влияющих на них как в свете положения на рынке, так и положения с инвестициями (государственными и частными).

Что касается правил игры, то, как я уже сказал, ими следует заниматься. Насколько мы продвинемся, будет зависеть от стран-членов. Наша задача состоит в том, чтобы поднять вопрос и предложить общие направления ее решения.

А.Оганесян: В последнее время много говорится о чрезмерной помощи фермерским хозяйствам, тогда как борьба с голодом требует создания крупных аграрных комплексов. Мы знаем, что фермеры не только вносят свой вклад в производство продуктов питания, но и представляют тот слой, который определяет культуру страны, даже, можно сказать, корневую национальную идеологию. Как в будущем будут развиваться крупные агропромышленные комплексы и фермерские хозяйства?

Ж.Диуф: В мире насчитывается 5 млн. мелких фермерских хозяйств. Во многих странах именно они производят большую часть необходимого миру объема продовольствия. Вопрос заключается не в том, чтобы заменить мелких фермеров, а в том, чтобы проводить дифференцированную политику, поощрить создание крупных хозяйств. Это требует различных инструментов политики. Необходимо стимулировать эффективность и производительность мелких фермерских хозяйств, обеспечить их доступ к рынку. Вместе с тем требуются инвестиции в инфраструктуру, в системы доступа к ресурсам, а также восстановление институтов помощи мелким фермерам, в какой-то степени разрушенных в ходе курса на либерализацию экономики.

Константин Михаил Григорие, Чрезвычайный и Полномочный Посол Румынии в России: Я имел честь присутствовать на Всемирном продовольственном саммите в Риме в 1996 году. В то время я имел непосредственное отношение к работе ФАО и был послом Румынии в Риме. Что вы ожидаете от саммита в этом году по сравнению с саммитом 1996 года?

Ж.Диуф: Прежде всего, ожидаю, что будет извлечен урок из того, что произошло с 1996 года. Тогда мы приняли решения, а предприняли обратное тому, что решили. Последствиями же стали бунты в 22 странах в 2007-2008 годах, люди погибали, правительства стояли на грани падения, одно пало. Мы убедились в том, что продовольственная безопасность - не только экономическая проблема и даже не этическая, а проблема мира и безопасности на планете. Многие страны осознали, что это проблема их собственной национальной безопасности. Полагаю, что это проблема и общественного сознания: тогда считали, что государство ни во что не должно вмешиваться. Ныне же мы видим, что государства принимают пакеты стимулирования экономики на триллионы долларов, чтобы исправить перекосы в деятельности частного сектора в банковской и финансовой сферах, а также помочь отраслям промышленности, включая автомобильную промышленность. Сейчас, думаю, уже никто не будет ставить под сомнение необходимость участия государства в обеспечении основополагающего права человека на пищу, то есть права человека на жизнь, что позволит избежать в будущем угроз международному миру и безопасности. Именно в этой обстановке нам, возможно, удастся принять меры по претворению в жизнь курса, который не был претворен ни после 1996 года, ни после 2002 года, когда я предупреждал мир о том, что мы движемся в неправильном направлении.

А.Горелик, Информационный центр ООН в Москве: Ваше выступление происходит во Всемирный день окружающей среды. Ситуация с окружающей средой все теснее связана с ситуацией с продовольствием в мире. В последние годы на фоне обострения проблемы изменения климата все больше звучит тема иных источников энергии, прежде всего биотоплива. Под этим соусом все возрастающие земельные площади отводились под производство биотоплива. ФАО уже высказывалась критически и скептически по поводу того, что биотопливо может нанести ущерб достижению задачи обеспеченности продовольствием. Недавно ФАО выпустила свой очередной доклад о ситуации с продовольствием в мире. Каковы последние взгляды Организации на довольно сложные переплетения этих двух больших проблем?

Ж.Диуф:  ФАО не была против биотоплива, но против определенных направлений в производстве биотоплива. Мы говорим, что для производства биотоплива странам придется израсходовать 13 млрд. долларов на субсидии вкупе с тарифами для защиты своих рынков. В результате 104 млн. тонн зерна были употреблены не человеком, а машинами, что неправильно, по моему мнению. Если страна в состоянии разрабатывать биотопливо в рамках устойчивого развития, биотопливо конкурентоспособное и в то же время продолжает производить продовольствие и даже экспортирует его, то мы не имеем возражений. Проблема по большей части заключается в направлениях развития и использования биотоплива. Оно не оказывает ожидаемого воздействия на сдерживание глобального потепления, поскольку его процесс промышленного производства по энергетическим затратам отрицательно влияет на изменение климата, особенно в случае производства биодизельного топлива из масличных культур. Таким образом, надо учитывать воздействие на изменение климата энергетических затрат на производство биотоплива, а также учитывать экономические аспекты: рациональность инвестиций наряду с использованием земельных и водных ресурсов. 

Е.Ананьева, политолог: Как, на ваш взгляд, изменение климата будет влиять на условия выращивания сельскохозяйственных культур и, соответственно, на ценообразование, что напрямую связано с продовольственной безопасностью. В каких странах глобальное потепление особенно сильно скажется на продовольственной безопасности? 

Ж.Диуф: Убежден, что проблема глобального потепления напрямую связана с сельскохозяйственным производством. По этой причине я и мои сотрудники участвовали в конференции на о. Бали. На Всемирном продовольственном саммите осенью этого года одна из дискуссий будет касаться климатических изменений и сельскохозяйственного производства. Также вопрос будет обсуждаться и на конференции в Копенгагене в декабре. Мы полагаем, что изменение климата существенным образом повлияет на сельское хозяйство из-за ожидаемого повышения температуры воздуха, особенно в тропиках и районе Сахары, где урожаи снизятся, а также из-за нехватки воды в засушливых районах. В целом же сельское хозяйство играет роль не только в смягчении климатических изменений, но и само вносит вклад в глобальное потепление выбросами углекислого газа за счет обработки земли и метана в животноводстве. С другой стороны, леса поглощают углекислый газ, смягчая глобальное потепление. Следовательно, нам надо усовершенствовать земледелие, особенно в смысле консервации (возвращая органические вещества в почву), неглубокой распашки почвы, а также улучшить методы животноводства, избегать обезлесения.

А.Оганесян: Вопрос генетически модифицированных продуктов весьма актуален. Конкретный пример - сегодня производители ГМ-продуктов оказывают давление на африканские страны, с тем чтобы они преодолели европейское вето на поставки на европейские рынки ГМ-продуктов. Каково ваше отношение к теме, учитывая проблему голода и заявления производителей о том, что генная инженерия чуть ли не единственный метод селекции (хотя это не так), а ГМ-продукты станут панацеей от голода?

Ж.Диуф: Прежде всего, с сожалением должен сказать, что ФАО, будучи организацией ООН, не имеет позиции по данному вопросу, поскольку мы создали Рабочую группу при "Кодекс элементариус", совместном органе Всемирной организации здравоохранения и ФАО, чтобы исследовать вопросы, связанные с продуктами, произведенными из генетически модифицированных организмов (ГМО). Рабочая группа проводила заседания в течение шести лет в Японии и согласовала общие принципы, вопросы оценки рисков, биобезопасности. Однако, когда встал вопрос об экспериментах, аллергенных реакциях, мнения разошлись. В результате ФАО не выработала  единой позиции по данному вопросу. Когда к нам обращаются отдельные суверенные государства, мы помогаем им в обучении кадров в области молекулярной биологии, приобретении оборудования и создании соответствующих центров. Главное - мы оказываем помощь в наращивании развивающимися странами интеллектуального потенциала, чтобы они могли сами разобраться в проблеме и, составив собственное мнение, принять решение в национальных интересах. Однако следует отметить, что во многих странах подавляющая доля продовольствия не производится с помощью биотехнологий. Следует отметить и то, что многие технологии бесплатны, поскольку разработаны на государственных предприятиях.

Версия для печати