Чего не хватает элите?

00:00 23.09.2010 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


Анатолий Чубайс считает, что элите не хватает интеллекта, а Чубайс, как сказал классик политического анекдота 1990-х годов: «Он – умный». Выступая на экономическом форуме в Перми, глава РОСНАНО сетовал на то, что у России нет общей инновационной стратегии, что на сегодняшний день модернизация определяется лишь «разумным набором шагов», а не продуманным системным подходом.

Чубайс дал интересные пояснения к своему выступлению в Перми газете «РБК daily», которая свидетельствует, что «вовсе не от власти Анатолий Чубайс ждет интеллектуальных потрясений», поскольку «власть не может принять решения, если оно до этого не было выработано элитой. Власть может в лучшем случае оформить и взять на себя ответственность за выбор».

Далее рассуждения «ключевого инноватора» страны выглядят вполне инновационно. Политическая власть выбор под названием «модернизация» сделала, но у элиты не хватает интеллекта, чтобы подхватить это знамя и пронести его по стране, сформулировав и разработав не пошаговую концепцию, а инновационную стратегию страны «хотя бы на 10 лет». По мнению Чубайса, от масштабов политического выбора власти элита радикально отстает.

Итак, чтобы построить великую Россию, нужны великие интеллектуальные потрясения. Но вот беда – взять их неоткуда. К сожалению, история вопроса остается неизученной. Впрочем, это скорее история болезни элиты, ведь, чтобы понять, что же произошло с ее интеллектуальным уровнем, нам пришлось бы окунуться в атмосферу тотальной невостребованности интеллекта в эпоху потрясений 1990-х годов, не считая, конечно, небольшого количества системно мыслящих функционеров «шоковой терапии».

Если Чубайс прав, то выхода из ситуации только два: начать срочно выращивать новую отечественную элиту, которая отвечала бы поставленным задачам, но это займет время, а время, как известно, не ждет, либо срочно импортировать и оперативно имплантировать зарубежную в основные направления модернизации.

«Интеллектуальная бедность и скудоумие», с которым, по свидетельству «РБК daily», Анатолий Борисович ежедневно сталкивается в РОСНАНО, конечно, имеет вполне классическое объяснение. Глава РОСНАНО рассматривает элиту в ее отношениях с властью, в то время как мера интеллектуальной мощи элиты не зависит лишь от выбора и заказа свыше, если, конечно, мы не имеем в виду российскую «паркетную» элиту, которая мелькает на приемах и телеэкранах. Изображать национальную элиту в виде дерева, чья корневая система уходит вверх, можно только виртуально, в крайнем случае – в лабораторных условиях, то есть в отдельно взятых корпорациях и учреждениях.

Покойный российский философ Александр Панарин, впрочем, ставил другой диагноз состоянию российской элиты, обвинив ее в «дезертирстве», но под этим он имел в виду совершенно иной вектор ответственности «сливок общества».

Чубайс считает, что элите не хватает интеллекта, а народ – что не хватает совести.

В статье с примечательным названием «Есть вещи пострашнее русского бунта» Александр  Ципко пишет: «Российская оппозиционная интеллигенция начала ХХ века все же любила свой народ, а нынешняя, либеральная, рассматривает его только как горючий материал, дающий ей шанс взлететь до высот утраченной власти». Думаю, следовало бы убрать слово «либеральный», поскольку данная характеристика может иметь отношение и к другим представителям элиты, скрывающим свою «любовь» к народу за патриотической или коммунистической фразой.

Но что же тогда разбудит российскую элиту? Что вдохнет в нее новые силы? Или что выдвинет на авансцену новые лица, новый элитный слой, который не только поверит власти, но главным образом поверит в то, что идею модернизации поддержит и подхватит народ. 
Спросите у любого японца или немца о том, кто обеспечил их послевоенное «экономическое чудо». И тот и другой не задумываясь скажут: народ. И это будет не японская или немецкая правда, а правда историческая и одновременно наиважнейшее системообразующее условие любой модернизации. Именно усилия всех слоев общества подняли Японию и Германию в буквальном смысле с колен. Не вдаваясь в идеологические оценки, необходимо признать, что индустриализация в СССР опиралась на единство власти, элиты и народа.

Надо сказать, что наиболее проницательные аналитики, например директор Института современного развития Игорь Юргенс, прекрасно понимают, что без поддержки населения модернизация неизбежно захлебнется.

Правда, вменять народу в вину его безразличие и инертность нельзя, учитывая опыт последних модернизационных проектов – от перестройки и ускорения до конца реформ 1990-х годов, подвергших энтузиазм масс глубокой заморозке.

Но тогда уже во весь рост встает другая задача – разбудить народ.

По мнению Александра Ципко, «нельзя сохранить в России стабильность и получить активную поддержку населения, если не перестраивать построенный Ельциным капитализм, не придавать ему нормальное, человеческое лицо. По крайней мере, уже сегодня нельзя игнорировать обостряющийся запрос и на справедливость, и на уважение власти, элиты к простому человеку».

В самом деле, но, с другой стороны, с чего мы решили, что элита всегда должна воспроизводить себя: а как же ломоносовы и кулибины, которые так нужны сегодня не только Чубайсу?

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Версия для печати