ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Диалог России и Японии – в ожидании весны

10:40 28.01.2022 • Олег Парамонов, к.и.н., старший научный сотрудник, Центр исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД России

Сергей Лавров во время состоявшейся 14 января пресс-конференции заявил о планах посетить Японию в ближайшие два-три месяца. Глава российского МИДа пояснил при этом, что Москва выступает за более предметный, открытый диалог, нацеленный на продвижение именно российско-японского партнёрства, не делая его заложником отношений Токио с его ближайшими союзниками. Общий настрой российского министра иностранных дел был в целом оптимистичным: «… визит состоится обязательно. Мы сейчас согласовываем план. Я думаю, что в ближайшие пару - тройку месяцев мы такие даты найдём»[1].

Вместе с тем, он отметил, что в Токио до сих пор не признают итогов Второй мировой войны в контексте Курильских островов, делая постоянные демарши из-за посещения российскими военными и официальными лицами островов Южно-Курильской гряды[2].

Первоначально визит был запланировал на конец прошлого года. Приглашение было получено от японской стороны 23 сентября 2021 г. во время встречи на полях Генассамблеи ООН Сергея Лаврова и Тосимицу Мотэги, который возглавлял тогда МИД Японии[3]. Позже стороны согласились перенести визит на более удобное для японской стороны время.

Новый глава японского МИДа Ёсимаса Хаяси, высказываясь по поводу перспектив встречи с российским коллегой, был более сдержан, заявив 18 января, что «касательно программы визита министра Лаврова в Японию никаких решений не принято на данный момент»[4]. При этом главный японский дипломат вновь подтвердил базовую позицию японской стороны, суть которой сводится к стремлению подписать мирный договор после решения так называемого «территориального вопроса»[5]. Вместе с тем, ещё в ходе телефонного разговора между С. Лавровым и Ё. Хаяси, состоявшегося 25 ноября по инициативе Токио, японский министр, согласно сообщениям СМИ, заверил своего коллегу, что японская сторона будет придерживаться всех предыдущих договорённостей[6]. Противоречивость позиции Японии проявляется в том, что в 2018 г. В. Путин и Синдзо Абэ договорились об активизации российско-японских переговоров по мирному договору на основе Декларации 1956 года.

Некоторое время создавалось впечатление, что Токио дистанцируется от активно разогреваемой своими западными партнёрами украинской повестки, сфокусировав усилия дипломатии на Китае, КНДР, Индо-Тихоокеанском проекте в целом[7]. Однако, в ходе виртуального саммита между Джо Байденом и Ф. Кисидой 21 января ситуация вокруг Украины оказалась одной из ключевых тем, и Ф. Кисида ясно дал понять, что Япония будет полностью на стороне США в случае обострения ситуации вокруг Украины[8]. 22 января в социальных сетях российского посольства в Токио была размещена информация о том, что подобные попытки Японии угрожать России в контексте ситуации вокруг Украины являются неприемлемыми, бессмысленными и контрпродуктивными[9].

Тем не менее, 25 января члены комиссии по внешней политике Либерально-демократической партии (далее – ЛДП) высказались за введение экономических санкций против России в случае «начала войны» на Украине. Об этом сообщили японские информационные агентства[10]. В качестве санкционной меры был предложен запрет на импорт природного газа. При этом прозвучало мнение о необходимости консультаций по санкциям с представителями бизнес-кругов. Присутствовавшие на заседании комиссии чиновники из МИДа, в свою очередь, предложили ограничиться тесной координацией с США по данному вопросу[11].

Япония обычно относится к использованию такого инструмента, как экономические санкции, более сдержанно, чем её партнёры по «Группе семи», кроме ситуаций, представляющих, по мнению японского руководства, угрозу для Японии и её граждан. Так, Япония ранее вводила и затем отменяла односторонние санкции против КНДР.

Впрочем, здесь стоит отметить, что именно Ф. Кисида в качестве главы японского МИДа объявлял в 2014 г. о введении первых пакетов санкционных ограничений в отношении России, и делал это с заметной долей энтузиазма.

Возвращаясь к теме визита Сергея Лаврова в Японию, можно предположить, что это событие станет серьёзным испытанием для Ё. Хаяси, назначенного на должность главы МИДа в ноябре 2021 г. Его предшественнику Т. Мотэги, влиятельному политику, проявившему себя на поприще главного японского дипломата, пришлось перейти на «партийную работу», заняв высокую должность генерального секретаря правящей ЛДП, оказавшуюся вакантной при драматичных для этой партии обстоятельствах. Для оценки возможных результатов встречи стоит остановиться на личности Ё. Хаяси. Если он нацелен соответствовать заданной своими предшественниками планке, то должен будет продемонстрировать если не определённые успехи, то, по крайней мере, избежать крупного фиаско. Тем более что вокруг его назначения на этот пост сразу возникла интрига, связанная с тем, что Ф. Кисида рассматривает этого политика и как своего преемника в кресле премьера.

Действительно, Ё. Хаяси, которому 19 января исполнился 61 год, считается «правой рукой» Ф. Кисиды. Обыватели часто обращают внимание на внешний контраст между импозантным премьером, признанным японками «самым обаятельным японским мужчиной в очках», и его довольно корпулентным соратником. Главный японский дипломат, сын ныне покойного министра финансов Японии, является выпускником юридического факультета Токийского университета – кузницы кадров японской бюрократии и политической элиты. К слову, самому премьеру Ф. Кисида пробиться в этот вуз в своё время не удалось. Затем в биографии Ё. Хаяси была учёба в Школе управления им. Джона Кеннеди при Гарвардском университете, при этом он успел пройти стажировку в командах нескольких американских сенаторов. Е. Хаяси занимал должности министра обороны (2008 г.), государственного министра по экономической и фискальной политике (2009 г.), министра образования, культуры, спорта, науки и технологий (2017-2018 гг.). Отдельно стоит упомянуть его не слишком долгую работу во главе очень влиятельного в Японии министерства сельского, лесного и рыбного хозяйства (2015 г.). В 2012 г. Он также участвовал в борьбе за пост лидера ЛДП, находившейся тогда в оппозиции. Тогда победа досталась С. Абэ.

«Товарищи по партии», особенно из её «ястребиного» фланга, критикуют его за «пропекинские» взгляды. В новой должности ему пришлось объявить о намерении оставить пост главы Ассоциации депутатов парламента за дружбу между Японией и Китаем, на котором он пребывал порядка четырёх лет. Что интересно, на рубеже 1990-х и 2000-х гг. делами Ассоциации заведовал его отец. Возглавив МИД, Ё. Хаяси решил несколько дистанцироваться от «японо-китайской дружбы» и начал рассуждать об «универсальных ценностях»[12]. Впрочем, выбор его кандидатуры был связан и с намерением премьера Ф. Кисиды послать примирительный сигнал Пекину, который, по всей видимости, был там считан[13]. В этом году отмечается полувековой юбилей подписания Совместного коммюнике правительства Японии и правительства КНР, которое в обеих странах считают одним из ключевых событий в своей послевоенной истории. 

Завершая краткий обзор политического профиля главного японского дипломата, стоит отметить, что у него есть общее увлечение с российским коллегой – это игра на гитаре. Ё Хаяси выступает в любительском музыкальном коллективе.

Пока ещё рано обсуждать повестку дня возможных переговоров между С. Лавровым и Ё. Хаяси. Но можно с уверенностью утверждать, что помимо региональных проблем, будет обсуждаться ситуация в Афганистане, Центральной Азии. В ходе телефонного разговора С. Лаврова и Ё. Хаяси 25 ноября прошлого года министры обсуждали широкий круг тем, как негативных, так и позитивных. В японских СМИ сообщается, что Ё. Хаяси выразил «серьёзную озабоченность» в связи с совместными военно-морскими учениями и патрулированием стратегической авиации России и Китая[14]. Министры договорились и о продолжении переговоров по вопросу мирного договора, о работе над продвижением российско-японского сотрудничества в экономической и культурной сферах. Была затронута и уже «подостывшая» тема совместного хозяйственного освоения Южных Курил.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Ф. Кисида, занимавший, как отмечалось выше, пост главы МИДа в нескольких кабинетах С. Абэ, активно участвовал в подготовке договорённости В. Путина и С. Абэ о совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах. Серьёзность его намерений добиться тогда значимого прогресса на переговорах могла свидетельствовать о том, что он рассматривал продвижение в этом вопросе как свой личный вклад в японскую политику. Вполне возможно, что Ф. Кисида поручил своему министру прозондировать возможность оживления этого трека.

При этом хочется надеяться, что будущие переговоры дадут новый импульс развитию российско-японских отношений на разных направлениях.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати