Возможна ли «ось» Москва – Анкара – Рим?

00:00 13.09.2010 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Турция исключила Россию из списка стран, представляющих для неё потенциальную угрозу. Ранее в списках врагов Анкары значился Советский Союз (за поддержку курдского сопротивления), затем – Россия. После окончания «холодной войны», находясь в сфере влияния США, Турция не сразу выработала оценку новых геополитических условий однополярного мира, но в последнее время турецкие политики всё чаще смотрят в сторону Москвы.

Исторически Турция – одна из ключевых средиземноморских держав, а Средиземноморье уже многие века служит ареной противостояний в Европе. Средиземное море – важный геостратегический узел, позволяющий контролировать часть побережья трёх континентов – Европы, Азии и Африки. Великобритания, к примеру, надолго закрепилась в Гибралтаре, превратив его в базу НАТО, и, таким образом, оседлав перешеек, соединяющий Средиземное море с Атлантическим океаном. Постоянное присутствие ВМФ США в акватории Средиземноморья и плотная сеть из 11-ти (!) американских военных баз на территории Испании, Португалии Италии, Турции говорят сами за себя.

Вашингтону, естественно, соперники в Средиземноморье не нужны, даже если они числятся в союзниках. Именно так складываются у США отношения с Турцией, которую американцы пытаются контролировать буквально во всём. Главная угроза (в лице СССР) исчезла, но проблем у Анкары не убавилось. Союзник по НАТО (США) продолжает опекать турецких партнёров, лишая Анкару внешнеполитического манёвра. Раньше Турция соглашалась на условия подобного вассалитета ввиду «советской угрозы», американцы с территории Турции могли держать под прицелом весь Юг России, но всё стало меняться с появлением американского проекта «Большого Ближнего Востока»: США приступили к перекройке границ ближневосточных государств, в том числе в непосредственной близости от Турции.

После свержения Саддама Хусейна американцы принялись за «преобразование» богатого нефтью иракского Курдистана, что стало вызывать вполне законные опасения Анкары. Возможность образования в пограничном с Турцией Северном Ираке независимого курдского государства, обсуждаемая американскими политологами, серьёзно угрожает безопасности Турции, где проживает от 18 до 20 млн. курдов, стремящихся к объединению со своими иракскими соплеменниками в количестве 6 миллионов человек.

Сыграло свою роль в изменении отношений Анкары с Вашингтоном и размещение элементов системы ПРО США в Румынии, соперничающей с Турцией в Черноморском бассейне. В Анкаре понимают, что в современных условиях, после ликвидации Советского Союза, сильная Турция Соединённым Штатам не нужна, но по инерции геополитическая игра в сюзерена (Вашингтон) и вассала (Анкара) продолжается, и это уже тяготит турецкую элиту.

Турция обладает всем необходимым для проведения более активной политики в Чёрноморском бассейне и в Средиземноморье. Турецкие вооружённые силы, насчитывающие более 600 000 человек, – самые многочисленные в Европе и вторые по численности (после США) среди стран НАТО. На вооружении турецкой армии 4200 танков, 3200 БТР, 750 боевых самолётов, 16 подводных лодок, большое количество боевых надводных кораблей. Мощь турецкого военно-промышленного комплекса подкрепляется политической волей руководства Турции, которое находит всё меньше смысла не только в следовании в фарватере политики США, но и в присоединении к Европейскому Союзу, ещё недавно столь вожделенному для турецких политиков. В турецком обществе нарастают опасения того, что с присоединением к ЕС светская, но мусульманская Турция потеряет своё культурное лицо: мол, перед турками стоит более тонкая и более сложная задача, а именно - сохранение своей культурной идентичности в условиях глобализации и светского характера турецкого государства.

Америка с её замашками гегемона подвергается критике не только в Турции. Институт изучения геополитики и смежных дисциплин (Италия) предложил официальному Риму пересмотреть свою внешнеполитическую доктрину в Средиземноморье как раз с учётом наметившегося сближения Анкары и Москвы.В Италии тоже подумывают о роли средиземноморского лидера (полагая, что единственным мощным соперником итальянцев могут быть только французы), однако фактический вассалитет Италии по отношению к США (на территории страны расположены 7 американских военных баз!) связывает итальянским политикам руки. Итог – американцы активны и в Северной Африке, и на Ближнем Востоке, и в Европе, в то время как Италия вынуждена поступаться собственными интересами во имя интересов Вашингтона. Самостоятельно высвободиться из-под плотной опеки янки Риму, похоже, не под силу, но с опорой на Турцию это может оказаться возможным. Речь не идёт  о разрыве отношений с Вашингтоном, однако о коррекции своей средиземноморской политики в Риме задумываются, как и в Анкаре.

Когда-то значимость геополитической оси Анкара – Москва осознал Мустафа Кемаль. Кемалистская Турция одним из первых государств мира признала Советскую Россию. Восстановление этой традиции отношений, особенно если к нему будет благосклонна одна из европейских средиземноморских держав, вполне способно изменить нынешний баланс сил в бассейне Средиземного моря.

 

www.fondsk.ru

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати