Иракский Курдистан и перспективы российского газового бизнеса

00:00 10.09.2010 Эльдар Касаев, специалист по инвестициям в энергетику Ближнего Востока и Африки


Несмотря на то, что центральное правительство Ирака долгое время официально не разрешало Курдистану экспортировать нефть, тем не менее, он активно осуществлял нефтяные поставки за рубеж, основываясь на положениях собственного законодательства.

Соответствующий нормативный акт на федеральном уровне не принят и по сей день, однако за несколько лет Региональное правительство Курдистана (РПК) уже заключило соглашения о разделе продукции с двумя десятками зарубежных компаний, география которых весьма обширна.

«Игроками» на курдском энергетическом поле являются в основном китайские компании («Sinopec» и приобретенная ей в 2009 году швейцарская «Addax Petroleum»), а также норвежская «DNO International ASA», английские «Sterling Energy» и «Heritage Oil - HGO», канадская «Western Oil Sands», турецкая «Genel Energy International». Летом 2009 года последняя начала импортировать 40 тыс. баррелей нефти в Турцию.

Ранее северный район Ирака поставлял лишь «черное золото», однако, сейчас там идет масштабная подготовка к добыче и экспорту газа, залежи которого так же значительны, как и нефтяные. В настоящий момент нефтяные резервы Курдистана оцениваются в 45 млрд. баррелей, однако, намеченное на ближайшие годы бурение 11 новых скважин может, по мнению специалистов, увеличить их объем до 115 млрд. баррелей. Кроме того, в недрах района таится примерно 2,83 трлн. куб. м газа, что составляет порядка 89% всех иракских запасов.

Стоит заметить, что общемировая добыча данного вида топлива в последнее время возрастает довольно высокими темпами со средним ежегодным приростом в 3–4%. Как представляется, эта тенденция будет сохраняться и в будущем, причем наиболее значительного пополнения мирового рынка природного газа следует ожидать за счет роста его добычи и экспорта из региона Ближнего и Среднего Востока, в том числе Иракского Курдистана. На то есть три основные причины.

Во-первых, из-за солидных запасов топлива. Во-вторых, по причине близкого расположения к основным рынкам сбыта. В-третьих, вследствие крайне невысокой себестоимости.

17 мая 2009 года австрийская энергетическая компания «OMV» и венгерская «MOL» подписали соглашения о покупке по 10% акций «Pearl Petroleum Company», которой принадлежат два проекта по разработке курдских месторождений Хор Мор и Чемчемал. По прогнозам, к 2015 году суммарная мощность этих участков составит около 85 млн. куб. м газа в сутки. Несложно догадаться, что часть указанного объема будет обеспечивать потребности самого Курдистана, а остальное сырье пойдет на экспорт.

Куда собирается поставлять «голубое топливо» Северный Ирак? Нуждаясь в развитии газовой отрасли как самостоятельной сферы топливно-энергетического комплекса, курдская сторона могла бы создать для этого отличный задел, наладив бесперебойные поставки сырья в страны Европы. Плюсом является то, что выгодно расположенные на территории Курдистана запасы природного газа вполне могут стать для европейских государств ценным инструментом в их стратегии диверсификации источников поставок энергоносителей.

Совершенно очевидно, что появление такого конкурента вовсе не на руку «Газпрому», экспортирующему три четверти всех объемов зарубежных поставок именно на рынок Старого света. Жизнь российскому газовому монополисту может осложнить строительство газопровода через территорию Ирана, Ирака и Сирии в Европу.

Надо сказать, что проект обладает определенной перспективой. Связано это с тем, что страны Европы смотрят с еще большей заинтересованностью на Курдистан после того, как в начале текущего года между Европейским союзом и Ираком было подписано стратегическое соглашение об энергетическом партнерстве.

Как закреплено в документе, стороны намерены укрепить сотрудничество в ряде областей, включая энергетическую безопасность и разработку месторождений природного газа.

Брюссель ожидает от Ирака (читай Курдистана) того, что эта страна скоро станет важным поставщиком природного газа и энергетическим мостом, соединяющим Средний Восток, Средиземное море и ЕС. В дополнение к этому газовые поставки из Ирака помогут в какой-то степени снизить зависимость Европы от России.

Однако возможный транзит газа через три ближневосточных государства в Европу волнует Россию не так сильно, как может показаться на первый взгляд. С чем же связано это спокойствие? По мнению отечественных специалистов, данный газопровод вряд ли будет построен в ближайшем будущем, так как в Сирии и Ираке добыча газа является малоразвитой отраслью, и обстановка в последнем отнюдь не благоприятствует осуществлению проектов подобного размаха.

Итак, в обозримой перспективе российская сторона не считает данный маршрут конкурентоспособным, чего нельзя сказать о «Набукко». Долгое время Европе не удавалось решить вопрос о наполняемости этого газопровода, однако, сырье удалось найти в Иракском Курдистане, власти которого согласились заполнить трубу в объеме, достаточном для запуска магистрали к 2015 году. По оценкам экспертов, на эти нужды необходимо не менее 15 млрд. куб. м газа.

Как уверяет РПК, на данный момент север Ирака в состоянии поддерживать некоторые из больших стратегических потребностей Европы, испытывающей необходимость диверсифицировать свои источники импорта газа, и поставлять ей природный газ в ближайшие десятилетия, особенно за счет расширения использования газовых турбин комбинированного цикла для выработки электроэнергии.

Сказанное подтверждает и руководство компании «Crescent Petroleum» из ОАЭ, заявляя, что она может качать на территории Курдистана объемы, необходимые для заполнения трубопровода на первом этапе. Однако даже при условии выхода проекта на полную мощность это обеспечит лишь около 5% общих потребностей Европы в природном газе, в то время, как Россия закрывает 26% потребностей региона. 

Трубопровод должен пройти по территории Турции, претендующей на роль не только крупного транзитерано и связующего звена в торговле углеводородами между Европой и Азией.

Став посредником газового экспорта из Ирака, Анкара может усилить позиции в своем стремлении стать членом ЕС. Благодаря выгодному трансзональному географическому положению между Ближним Востоком,  Центральной Азией и Европой, Турция видит свой потенциал в том, чтобы стать стратегическим энергетическим партнером, что является для нее одним из аргументов в пользу присоединения к Европе.

С одной стороны, экспорт газа из Северного Ирака на турецкий рынок может поставить Анкару в энергетическую зависимость от иракских курдов. 
С другой, поможет не только удовлетворить газовые потребности Турции, но и уничтожить потенциальные препятствия для «Набукко».

Таким образом, в перспективе турецкая сторона не прекратит получение углеводородов от иракских курдов, а напротив, станет лишь наращивать объемы импорта, учитывая собственные экономические интересы. Причем этот процесс будет осуществляться независимо от судьбы «Набукко».

 

www.fondsk.ru

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати